Дробовик против магии


Континенталист, 27.07.2017 05:29   –   cont.ws  


Глава одиннадцатая

Дары Белого Дворца

Николай ждал возвращения шести королей с большим нетерпением. Пока они гостили в стране вазгов, он провёл большую подготовительную работу, перечитал все имеющиеся у конституции, уголовные кодексы и даже расписал, каким должен быть Основной закон Олдкайна с учётом его магических реалий, а они очень сильно отличались от земных. Воздушные корабли прилетели ровно в полдень. Николай в это время сидел в просторном круглом зале, в центре которого стоял большой круглый стол столешница которого была магической картой. Вокруг него стояло двадцать одно белое, украшенное золотым декором, резное кресло с высокой спинкой. Неподалёку от него стоял большой и тоже белый с золотом двухтумбовый письменный стол и кресло поменьше, в котором он сидел и читал конституцию Франции, написанную на редкость суконным языком. Этот зал Высшего Совета Белого Дворца ещё и был его рабочим кабинетом.

Не вставая из-за письменного стола, он мог объехать зал по кругу. Он был примечателен тем, что в нём имелась двадцать одна дверь, ведущая в кабину лифта перемещения, а над ними шесть вогнутых магических экранов, показывающих смотровую площадку каждой королевской башни. Если остальные воздушные корабли вылетали из своих ангаров и в них же возвращались, то короли улетали из Белого Дворца с взлётно-посадочной площадки своих башен. Как раз магические экраны и оповестили Ника Авера о том, что короли вернулись. Более того, король Саймон в пять минут поломал все его планы, стоило ему только войти в его кабинет вместе с остальными королями, магами и Кейладом, вид у которых был не просто обалделый, а ошарашенный и даже испуганный. Как только они расселись за столом, он ошарашил ещё и Николая, сказав:

- Парни, сегодня нам всем придётся поработать грузчиками, и на собственных спинах перенести сорок две тонны подводного серебра из главной сокровищницы Белого Дворца в зал его сердца. В этом мы будем участвовать все, семь королей включая Наза, всё-таки наш император Ник Авер, хотя он от этого и отбрыкивается, его правая рука великий канцлер империи Кейлад, а также двенадцать верховных магов Олдкайна.

Маг Авенир слабым голосом простонал:

- Саймон, друг мой, мы всего лишь двенадцать самых мудрых магов Келдервина, но в других частях планеты живут маги поумнее нас. Если мы объявим им о том, что стали верховными магами, разразится грандиозный скандал, если того не хуже.

- Авенир, кроме вас, я больше не вижу здесь, в зале Высшего Совета Белого Дворца, больше ни одного высшего мага. Хуже того, ни один из этих умников так и не удосужился прилететь в Келдервин, хотя все они прекрасно знают, что именно этот город, построенный Древними две с половиной тысячи лет назад, был назван ими центром всего Олдкайна. Знают они и то, что Белый Дворец, наконец, обрёл своего хозяина, будущего императора Олдкайна и великих королей тех шести народов, на которых Древние возложили обязанность беречь мир, созданный ими. Вот и спрашивается теперь, кто, как не вы, то есть те двенадцать магов, которые приняты Белым Дворцом, являются в нашем мире верховными магами? Так что успокойся, старина. Всё то добро, которое три с лишним тысячи лет копили вазги, уже перенеслось в главную сокровищницу дворца, находящуюся под его главным пиршественным залом, а также под магическими кухней и мастерскими. Оно разложено по хранилищам и скоро его можно будет начать из него получать, он только после того, как каждый из нас опустит камеру Сердца дворца свои две тонны магического серебра. Оно было с большим трудом извлечено из камня глубоко под водой, но с лёгкостью растворится в красном граните, после чего Белый Дворец начнёт творить чудеса.

Николай, который подспудно чувствовал, что этот дворец не просто груда белых камней, поинтересовался:

- Что это будут за чудеса, Саймон и как Белый Дворец будет их творить? Он всё-таки не маг, да, и далеко не все высшие маги способны творить настоящие, крутые чудеса. Мне кажется, что ты преувеличиваешь его возможности.

Сосед Линны лукаво улыбнулся:

- Ник, я не знаю, что ты понимаешь под чудесами, тем более крутыми, но скажу тебе так. Даже умелый маг-краснодеревщик и тот способен сотворить чудо, в Белый Дворец это не просто большая крепость с башнями, сложенная из белых камней на горе из красного гранита. Это живое существо, самый великий маг на всём Олдкайне, и, как мне кажется, он является воплощением тех Древних Магов, которые создали наш мир. Вы ведь уже начали чувствовать его своим разумом, душой и чувствами. Кто-то чуть хуже, кто-то чуть лучше, Ник чувствует его ещё лучше, но окончательно почувствует его тогда, когда станет магом и поймёт, что быть императором Олдкайна, это его судьба. Сейчас лучше всех чувствую и понимаю Белый Дворец я, но только потому, что это меня Ник сделал в нём управляющим. Наш Белый Дворец уже сейчас силён и практически неуязвим, но он за минувшие дни отдал много сил и потому испытывает чувство голода и мы уже сегодня накормим его досыта самой мощной из всех магических субстанций, подводным серебром. Мы начнём кормить его ровно в полночь и должны управиться за час. Тогда уже к восходу солнца он вырастет и станет вдвое больше, а вместе с ним обновится и преобразится Келдервин, а всё потому, что магия Древних перенесла с Земли на Олдкайн удивительную девушку, Джейн Спрингфилд, которая стала невестой короля Ненгому. Мне удалось убедить этого парня, что Джейн должна пожить в нашем дворце неделю, чтобы потом вместе с другими магами Келдерии, построить самый красивый город Олдкайна, город Тнтракаптис. Джейн архитектор и она переполнена идеями новых проектов, которые вскоре воплотит в жизнь в столице королевства вазгов. О том, какими чудесами на ещё одарит Белый Дворец, я узнаю завтра утром, а сегодня нам придётся побегать.

Николай усмехнулся:

- Мне бегать не привыкать.

- А мне тем более! - рассмеялся Онгому.

- И долго тебе пришлось бежать за той красавицей, с которой ты вернулся в Белый Дворец? - спросил Ник - Честно говоря, более очаровательной девушки я ещё не видел и думаю, что ради неё ты за несколько часов пересёк бы всю пустыню и затем залез на самую высокую гору без альпинистского снаряжения.

Король Онгому радостно заулыбался и пробасил:

- А если бы мне пришлось сражаться за неё с тобой, Ник, то я вырубил бы тебя первым же ударом.

- Н, вот, кто о чём, а хулиган о драке, - улыбнулся Николай и уже серьёзным тоном поинтересовался, - ты мне лучше расскажи, какой был улов. То, что ты и Ненгому получили с Земли невест сказочной красоты, я уже понял, но меня интересует, какой улов был в целом? Кого на Олдкайн занесло на этот раз?

Вместо Онгому ему ответил король Алодор:

- Улов был прекрасным, Ник. Благодаря магии Древних мы получили пять комплектов магических доспехов с оружием, ещё семнадцать единиц разного оружия, тридцать четыре ноутбука разных размеров, семнадцать больших фотоаппаратов почему-то не тридцать семь, а сорок девять айфонов, а также множество других вещей и катер. Магическое оружие я забрал и сложил в хранилище своего воздушного корабля…

- Ал, всё это барахло меня интересует в самую последнюю очередь. Тем более, что в ноутбуки можно натолкать какого угодно дерьма, но Древние его не пропустят в наш мир. Для меня куда важнее другое, кто они, те люди, которых к нам перенесли.

- Как это кто? - удивился Алодор - Самые обычные вазги из какой-то Америке, но четверо из Германии. Правда, к всех девушек кожа значительно светлее, чем у мужчин.

Николай вздохнул и стал терпеливо объяснять:

- Те вазги, которые прибыли из Америки, это афроамерниканцы, а вазги, прибывшие из Германии, это африканцы, но их предки могут быть родом из самых разных стран. Меня интересует их интеллектуальный уровень и то, какое образование они получили на Земле. Именно это для нас важнее всего.

Король эльфов понимающе кивнул и ответил:

- Не волнуйся, Ник, с этим всё в порядке. У меня даже сложилось такое впечатление, что на Земле только те люди, которые имеют большие знания, в опасные места. Из тридцати семи землян только девять рисковали своей жизнью не по своей воле. Четыре парня из Германии были рыбаками на трёх рыболовных судах и их смыло за борт во время шторма. Правда, даже они учились в каком-то университете, а летом пошли в море, чтобы заработать денег. Пятеро солдат, называющих себя морскими котиками, так и вовсе учёные, доктора наук, а все остальные получили знания или в колледже, или в университете. Я поговорил с каждым из них и был поражен не только их знаниями, но и тем, что все они практически готовые высшие маги…

- Но это вовсе не означает, что им уже больше не нужно учиться, Алодор, - перебил эльфа Авенир, - тем более, что морские котики короля Онгому намерены стать чёрными подводными магами-гномами и магами-кузнецами, и научить этому не только молодых вазгов, но и превратить сухих гномов в мокрых. Думаю, что с этим командер Джон Мак-Дуган справится легко, ведь он и четыре его офицера, действительно уже готовые высшие маги, которых не нужно ничему учить, ведь на Земле все они были докторами наук. Меня удивляет другое, Ник, восемнадцать вазгов сами не понимают, как они попали в наш мир. Одна девушка, профессор колледжа, учившая студентов английской словесности, она доктор философии, вышла из своей квартиры, вошла в лифт, но так и не спустилась в нём на первый этаж. Ещё один молодой парень, дизайнер, попал в какую-то пробку, он спешил на собеседование, вышел из машины прямо под дождь, сделал несколько шагов и тоже был перенесён магией Древних в королевство вазгов. Все остальные также попали к нам вовсе не потому, что этим людям грозила смертельная опасность и им было суждено бесследно исчезнуть. На Земле они просто бесследно исчезли, и я не смог понять, почему так случилось. Правда, надо сказать, что только они согласились войти в свиту короля Онгому и я полагаю, что ему с ними очень повезло.

Широко улыбаясь, король Алодор развёл руками:

- Ник, через два с половиной месяца в Тейсекларон будет перенесено с Земли семьдесят девять эльфов, и снова всего за три недели. Уже сейчас я только и думаю о том, кто они и что принесут в королевства эльфов, ведь я представлю их всем эльфийским владыкам и прикажу выслушать их беспрекословно и со всем вниманием, точно так же, как мы слушаем каждое твоё слово.

- Ой, только вот этого не надо, Алодор! - рассмеялся Николай - Если я, вдруг, начну нести какой-нибудь вздор, как во время своей встречи с мэтром Авениром, владыкой архимагов Олдкайна, то можешь взять дубину и треснуть меня её вдоль хребта, а если не поможет, достань из кармана футляр с Огненной плетью. Относительно переноса эльфов я скажу тебе так, Ал. Если раньше я думал, что это будут выходцы из скандинавских стран, то есть высокие, стройные блондины с серыми или голубыми глазами, то теперь пришел к выводу, что география будет значительно шире потому, что эльф это состояние души. Таких людей на Земле много и в моей стране, в России, но я не буду нисколько удивлён, если эльфом станет афроамериканец, кожа которого темнее, чем у Онгому, а прелестной эльфийкой японка…

Король вазгов, который с короткой причёской сделался настоящим красавчиком, мечтой Голливуда и подиума бодибилдеров, с широкой улыбкой притворно возмутился:

- Ник, у Онгому самая темная кожа… - и со вздохом всё же признался - После коммандера Джона и его парней.

- Не волнуйся, шоколадный заяц, - весело рассмеялся Николай, - на Земле есть такие афроамериканки и африканки, кожа у которых чернее даже печной сажи, но фигурки и лица у них такие, что самая красивая эльфийка позавидует. Они такие же прелестные красавицы, как и твоя невеста. Думаю, что все эльфы тайком пожирали её взглядами, но, вспоминая нашу с тобой драку, лишь печально вздыхали. - короли дружно рассмеялись, а Ник Авер продолжил свои рассуждения - Зато теперь я полностью уверен в том, что дураков и мерзавцев Древние на Олдкайн не пропустят. Земля для них, что открытая книга, и они читают судьбы всех людей. Поэтому, Алодор, те эльфы, которые будут перенесены на Олдкайн магией Древних, будут или искателями приключения и отчаянными авантюристами, или отважными солдатами, имеющими отличную боевую подготовку, которых посылают на выполнение самых опасных и ответственных заданий, или людьми, чьи мечты прекрасны и возвышены. Если первые сами способны найти приключения на свою задницу, то вторых ими обеспечит начальство, а о третьих побеспокоятся Древние. Как только эти клиенты выйдут из дома и окажутся там, где их никто не увидит, как, например, на улице, заполненной автомобилями во время сильного ливня или в кабине лифта, они их тотчас умыкнут и доставят к нам строго по графику.

- То есть, такими, как ты, наш будущий император, - с вежливым поклоном сказал Авенир, - ты ведь тоже в душе искатель приключения, но вместе с тем ещё и мечтатель, а про то, какой ты воин, даже не стоит и говорить лишний раз. Мне только не понятно, почему ты назвал меня мэтром, а моих друзей архимагами? Метр, насколько мне известно, это единица измерения длины или расстояния, равная нашему ярду.

Николай, также с вежливым поклоном, ответил:

- Мэтр Авенир, именно так я буду обращаться теперь к тебе, ведь мэтр это тот же владыка, а архимаг, это высший маг, которого ты удостоил своего внимания за полноту его знаний. То есть, ты маршал армии магии, архимаги твои генералы, высшие маги их офицеры, а все остальные маги просто солдаты. Поэтому и дисциплина в армии магов должна быть соответствующей, мэтр Авенир. Я так понял, что нам всем очень повезло, что древние послали на Олдкайн профессионального архитектора. Честно говоря, хотя Келдервин построен Древними, вид он имеет далеко не самый лучший. Как я понял, после того, как мы заполним топливный главного дизель-генератора Белого Дворца магической серебряной соляркой доверху, то после этого он сможет выработать столько энергии, что её действительно хватит на любые чудеса, и, что самое главное, надолго, а это значит…

- Это значит, когда подводное серебро закончится, подводные чёрные шахтёры добудут его столько, сколько надо, ведь Алеющие Горы тянутся почти до самого экватор, точнее до громадного вулкана Первые Врата. - радостным голосом сказал король Онгому и смущённо заулыбался.

Николай усмехнулся и продолжил:

- А это значит, что нам не следует торопиться, друзья мои. Поверьте, Белый Дворец не настолько проголодался, чтобы стучать ложкой по столу, как маленький Вейрис. Поэтому мы поступим таким образом. Сегодня, сразу после обеда мы спустимся в сокровищницу и перенесём подводное серебро поближе к Сердцу дворца. Это не такой, уж, и огромный круглый зал под сокровищницей, окруженный коридором, в который нам нужно будет спуститься по одной лестнице и подняться в сокровищницу по второй. Затем нам нужно будет войти в первую, западную дверь, сложить серебро вдоль стен и выйти через восточную дверь. Кроме донного серебра мы также спустим вниз по тонне багряного золота и по пятьсот килограммов слоновой кости и сто килограммов магических сапфиров. Сегодня же, ровно в полночь мэтр Авенир обвенчает в Ненгому и Джейн, после чего они поднимутся на самый верхний этаж центральной башни, где находится очень красивый парк с небольшим круглым озером с дном из красного гранита в самом центре, посередине стоит прямо на воде красивый павильон-спальная белого мрамора со всеми удобствами. Я только недавно догадался, для чего он нужен. Это же спальная для новобрачных, так что после венчания Ненгому и Джейн отправятся туда проведут в этом маленьком филиале рая целую неделю. За это время она передаст Белому Дворцу все свои знания архитектора, а я уверен, что она очень талантливый архитектор. Так что после того, как неделю спустя мы передадим нашему дворцу дары четырёх народов из страны Алеющих Гор, Семи Долин, Серебряных Озёр и Пустыни Багряного Золота их дары, нам действительно стоит ждать чудес. Кроме того каждый из нас сможет отдать Белому Дворцу какую-либо самую ценную и нужную для него вещь. Немного позднее, а точнее через неделю, мы сможем получить в своих покоях многие сотни точно таких же вещей, поэтому нам нужно всем хорошо подумать, что это будет. Лично я намерен отдать Белому Дворцу свой ноутбук, который я с огромным трудом вырвал в прокуратуре. Это же новейшая модель с экраном диагональю в семнадцать дюймов. Для любого мага это самая нужная вещь.

Король Намбринг немедленно внёс своё предложение:

- Тогда я отдам Белому Дворцу своё королевское магическое кайло, в которое вставлен кристалл рудознатца.

- А я отдам магический рыбный нож, - поднял руку король Лод-Корранг, - они теперь пригодятся не только гоблинам, но так же вазгам, гномам и всем водным народам. Зато таким образом, мы сможем снизить поголовье каменных рыб и не только их одних, а то скоро в воду будет страшно войти, так их много стало.

Король Алодор задумчиво сказал:

- Государи, я думаю, что ни один садовод или лесник не откажется от магической эльфийской лопатки, ведь с её помощью можно посадить любое дерево даже на камне и оно будет расти многие сотни лет, почти не нуждаясь в уходе.

- Да, это отличная вещь, Ал, - согласился с эльфом король Олдаш, - тогда я отдам Белому Дворцу своё самое большое богатство, магический жезл скотовода. Такого нет даже у Коздара, которому недолго осталось быть вождём Чёрных Волков.

Обхватив подбородок рукой, король Онгому принялся громко рассуждать вслух:

- Моя магическая дубина мне самому не нужна, шкура льва, хотя она после того, как побывала в руках Моурнада, стала магической, тоже, хотя только на ней можно так приготовить вяленое мясо, что тейны за ним даже в пустыне выберутся из воды на берег. Их у нас и так хватает. Разве что отдать Белому Дворцу золотой магический нож? - улыбнувшись, он пояснил - Им я могу отрубить слону бивень и через год у него вырастет новый точно такой же длины. Ещё я могу этим ножом вырезать у любого животного с копытами кусок мяса не повредив шкуру и если не стану брать слишком много, то оно за неделю снова нарастет. Мы ведь никогда не забиваем на мясо ни слонов, ни антилоп, а только просим их поделиться с нами мясом и потом вешаем на шею амулет, чтобы на них не нападали ни волки, ни львы.

- Онгу, отдай золотой нож Белому Дворцу сам, это очень нужная вещь для всех народов, ради которой я отдал ему всё багряное золото, - строго сказал Олдаш, - а амулет вручи мэтру Авениру, чтобы его передал ему кому-либо из архимагов. Вы же понимаете, господа маги, насколько он ценен? Честно говоря, хотя я не раз и не два встречался с вазгами, а однажды даже подрался с одним из них, но ни о чём подобном никогда не слышал.

Владыка магов слегка кивнул и успокоил его:

- Не волнуйся, король Олдаш, этот амулет будет обязательно передан Белому Дворцу. Ваши дары, государи, бесценны, но и мы, архимаги, тоже имеем немало таких магических амулетов, которые мечтает иметь каждый обитатель Олдкайна, и они тоже пригодятся всем, а не только магам.

Кейлад достал из-за пазухи простенький на вид молоточек:

- Ник, это самая ценная вещь, которая есть у меня. Её мне передал на хранение отец Линны, чтобы я передал его Вейнису, когда он вырастет. Кузнечной магии я учу его по ночам уже сейчас, но в магическую кузницу отца, стоящую в западной половине покоев, которые ты разделил со мной по-братски, он войдёт только тогда, когда ему исполнится пятнадцать лет.

Король Намбринг вскочил со своего кресла, подбежал к Кейладу, молитвенно сложил руки и воскликнул:

- Кей, но это же он, магический молот Гефеста! Имея такой молот, любой бездельник станет великим магом-кузнецом. Позволь мне взять эту святыню всех гномов в руки, чтобы поцеловать. Я просто не могу поверить своим глазам!

Кейлад с улыбкой протянул небольшой железный молоточек с простенькой рукояткой королю гномов, и тот в его руках сначала превратился в самый большой молот, который гном облобызал со всех сторон, затем вернул его защитнику Линны и другу Николая, после чего со слезами на глазах сел на место. Николай понял, что, судя по всему, это действительно очень ценный магический артефакт, почесал макушку и спросил:

- Онгу, что ты знаешь о Первых Вратах? О том, что это один из входов в Подземный мир я и так знаю, но понятия не имею, как пройти через них, а ведь придётся. Как только у Белого Дворца вырастут ещё тридцать башен, мне и Кейладу нужно будет отправиться в гости к демонам, чтобы найти родителей Линны.

- Я полечу с тобой! - воскликнул король Онгому.

Отрицательно помотав головой, Ник Авер вздохнул:

- Не выйдет, парень. Туда я отправлюсь вместе с Кейладом и ещё одним парнем, но не знаю, с кем именно.

Онгому с печальным вздохом сказал:

- Жаль, мне очень хочется померяться силами хоть с одним демоном, ну, да, ладно, я обязательно придумаю, как вытащить хотя бы одного. На самом деле, Ник, Шестые Врата это даже не вулкан, таких больших вулканов не бывает, а просто первый из шести входов в Нижний мир, из которого вылетают демоны и потом как-то летят по небу почти до Седьмой долины. Назад им приходится возвращаться другим путём. Любой житель верхнего мира тоже могут воспользоваться Первыми Вратами, но только в том случае, если он поднимется высоко в небо на летающем корабле, найдёт летающий остров и договорится с каким-либо орлом, чтобы тот влетел в Первые или любые другие Врата Демонов и спустил тебя через них в Подземный мир.

- Понятно, - кивнул Николай, - с орлами нам всё равно придётся познакомиться, чтобы украсить их гнёздами все шесть королевских башен. Раз так, парни, тогда самое время пообедать и отправляться вниз. Нам придётся сегодня вкалывать от всей души, не на страх, а на совесть и без перекуров.

- Ник, не знаю, как ты, а мы, эльфы, привыкли заниматься тяжелым трудом натощак. - хитро прищурившись, сказал Алодор и прибавил - Тогда я сначала отправлюсь в свои покои, предупрежу жену, что сегодня в полночь состоится венчание короля Ненгому и королевы Джейн. Пусть приготовятся, на венчании должны присутствовать не только мы, но и самые близкие родственники и друзья жениха и невесты. Заодно я прихвачу двадцать одну фляжку с эльфийским напитком силы и тогда мы сможем перенести все дары к Сердцу Белого Дворца раза в три быстрее, а ты Онгому, отправишься в свои покои и предупредишь брата и её, пусть готовятся. Заодно скажи им вот что, парень, если в эту ночь они зачнут мальчика, то тогда через девять месяцев у всех мужчин вазгов кожа станет точно такого же цвета, как и у неё. Я ведь прекрасно помню, как все твои вазги шептались, что нет ничего красивее, чем кожа этой очаровательной красавицы, по сравнению с которой они похожи на головёшки в очаге. Думаю, Ненгому будет только рад этому.

- Перебьётся! - сердито рыкнул молодой вазг - Они зачнут девочку, а мы с Синтией зачнём на этом ложе парня.

Олдаш поднял палец вверх и весело сказал:

- Я всё думал, как бы мне спихнуть с трона без большого скандала Коздара, и ты Ал, подсказал мне прекрасную идею. Мы ведь третьи в очереди на приём орков с Земли, а раз так, то Древние обязательно пошлют Донзору, такую невесту, которая станет матерью орков. Орчанкам не привыкать рожать двойню.

- Пожалуй, ты прав, друг мой, - задумчиво промолвил великий король эльфов, - это прекрасный повод заставить моего горячо любимого дядю Эделора, уступить трон владыки эльфов Тейсекларон своему младшему сыну Теолану, так как характер у его старшего брата ещё хуже, чем у папаши.

Король Намбринг усмехнулся:

- А ведь Олдаш прав, Лод, таким образом и мы с тобой сможем навести порядок в наших королевствах, благо наши традиции престолонаследия позволяют это сделать. В таким случае давайте как можно быстрее предупредим жен о грядущем венчании, чтобы они отобрали только тех свидетелей, которым стоит показать Сердце Белого Дворца, и за работу.

Вставая, Николай сказал:

- В таком случае, государи мои, каждый из свидетелей, а на ступенях зала Сердца дворца сможет поместиться не менее трёх с половиной тысяч человек, сможет принести ему в дар какую-то свою любимую и нужную всем вещь.

Через полчаса в главной сокровищнице, а это было большое и высокое, ярко освещённое помещение с множеством хранилищ, размещённых по кругу, лишь крохотная часть которых была слегка заполнена, началась беготня. Даже король эльфов Алодор, комплекция которого была далека от атлетической, легко забрасывал за спину понягу, явно изготовленную самим Белым Дворцом из одной только магии, на которую тот уложил добрых сто пятьдесят килограммов серебряных слитков. Онгому и Николай брали на спину вес раза в два с половиной больше. Однако, все грузчики ахнули, когда шесть магов подняли на ремнях серебряную ванну короля Луарниса, доверху наполненную слитками, и снесли её вниз, после чего выбрались наверх живыми. После того, как серебро было спущено вниз и сложено рядышком, наступила очередь золота, но его было вдвое меньше, а затем слоновой кости и серебряных ларцов с сапфирами, на них были выложены самые ценные и нужные вещи. С Земли они были перенесены на Олдкайн не с пустыми руками и им было что подарить.

Только потом в зал Сердца Белого дворца, а это был по своей сути цирк, только без кресел на ступенях, вошли сначала счастливый жених с невестой, а затем свидетели их бракосочетания. Ненгому и Джейн сначала прошли вдоль даров четырёх народов, затем поло положили на подставку свои дары, это были цифровой фотоаппарат «Никон» с большим объективом и львиная шкура, и спустились вниз к толпе королей и магов. Вслед за ними в зал вошли родители и ближайшие родственники жениха и невесты. Джейн была в традиционном свадебном платье, а Ненгому в белоснежном фраке с гастуком-бабочкой. Затем в зал вошли друзья и подруги невесты с Земли, каждый со своим подарком, и вот туп произошло нечто неожиданное, один из парней, финансовый брокер с Уолт-Стрит, Брайан Редклиф, положил на подставку хромированный револьвер «Freedom Arms .454 Casull» с рукояткой слоновой кости. Поскольку тот не исчез немедленно, то Николай лишь развёл руками, подумав, что эта здоровенная пушка, стреляющая пулями диаметром почти одиннадцать с половиной миллиметров, вполне может пригодиться королям.

Потом вошла Линна с детьми и положила рядом с револьвером свой серебряный серп магессы-травницы, Вейрис большой блокнот, на обложке которого красовались Чип и Дейл с фломастерами, а Дайна сбереженную для какого-либо праздника упаковку с солдатским сухим пайком. Вот это была очень нужная вещь для представителя любого народа. Через два с половиной часа все свидетели бракосочетания вошли в зал Сердца Белого Дворца, а ещё через полчаса мэтр Авенир объявил Ненгому и Джейн мужем и женой. Свадебный пир заменили коротким фуршетом и все разошлись по своим покоям зная, что это было только венчание в зале Сердца Белого Дворца, после которого в городе четырёх народов Тетракаптисе состоится главное венчание, а вслед за этим свадьба. Правда, это произойдёт уже в королевском дворце и в совершенно иной обстановке.

Вся следующая неделя прошла в ожидании, причём в очень радостном, так как вазгианы уже поутру увидели, что их кожа стала чуть светлее и обрела лёгкий золотистый оттенок. Зато для всех высших магов, живущих в Белом Дворце, и в первую очередь для их владыки начались суровые трудовые будни. Воздушные корабли полетели во все края, чтобы собрать в Келдервине самых лучших магов-строителей, а также самых мудрых высших магов. Первые откликнулись на приглашение очень охотно, так как они редко получали заказы на строительство, а точнее самое настоящее выращивание домов из камня и других материалов. Зато вторые фактически объявили бойкот всей Келдерии с её Белым дворцом, хотя прекрасно понимали всю его бесполезность и бессмысленность. Поскольку у фактического хозяина главного магического центра Олдкайна имелась Чёрная крепость с её магической чудо-картой, а в ней хранилось множество Огненных плетей, то Нику Аверу и Верховному архимагу Келдерии ничего не стоило разогнать армию любой численности силами одних только духов, для которых Белый Дворец сделался самым притягательным местом на всём Олдкайне.

Там их ждали с огромной радостью и к тому же главный пиршественный зал был открыт для них с утра и до поздней ночи. Жители окрестных деревень едва ли не первыми узнали о том, что если пригнать в Белый Дворец телегу с любыми продуктами, то громадная лестница моментально всосёт её в себя вместе с конями. Сами же они поднимутся по ней наверх, где предупредительные распорядители немедленно проводят их лифту перемещения и тот отправит всё семейство фермера в роскошные покои. При этом лестница ещё переоденет гостей Белого Дворца, после чего они смогут забрать с собой ещё два комплекта одежды, нужно только войти во дворец до полудня, чтобы провести у в гостях у шести королей целые сутки. Зато наутро они получали обновленную телегу или фургон, а также пару или четвёрку лошадей, помолодевших и сделавшихся ещё сильнее.

Главные магические чудеса начались через неделю, когда ровно в полночь в самом центре появилось большое круглое отверстие и мужчины, присутствовавшие на церемонии венчания, смогли загрузить в него все дары и подношения. На это у них ушел всего какой-то час, после чего им было строго приказано лечь в постель и уснуть. Впрочем, в эту ночь уснули все жители Келдервина, а когда проснулись, то не узнали своего города. Во-первых, он стал почти вдвое больше и никто при этом даже не проснулся. Во-вторых, если раньше это был хотя и красивый, но всё же несколько мрачноватый город, построенный в типичном романском архитектурном стиле, то теперь стиль изменился и превратился в яркое и праздничное барокко, причём изменились даже интерьеры в домах, а вместе с ними вся обстановка, включая занавески на окнах, кухонную утварь и одежду в шкафах. Да, и количество нарядов тоже увеличилось, а все магические мастерские обновились. Преобразилась в том числе и Степная улица с её двумя широкими лентами садов.

Однако, самые большие изменения произошли с самим Белым Дворцом, так как он увеличился в два с половиной раза и теперь его высота была шестьсот пятьдесят метров от красного основания. Высота Красной Горы стала двести пятьдесят метров, но ведь при этом в два с половиной раза увеличилось число этажей, а также количество покоев, но и они сделались на треть больше. В остальном всё осталось точно таким же, вот только справа от лестницы, ведущей в Башню вазгов появилось глубокое озеро выгнутое шириной немного менее километра и протяженностью почти в четыре километра. Справа от Башни Вазгов выросла ещё и такого же размера, какой она имела раньше, Башня Тейнов, а слева Башня Барнов и Башня Лайтанов.

Также самым радикальным образом изменились и наряды королей, которые сделались более современными и элегантными. Их стало больше и они имели сходство как с тронными нарядами короля Великобритании, так и с тронными нарядами императора Николая Второго. Они были как с кителями, так и с фраками военного образца, то есть с эполетами, причём их было несколько цветов, начиная с белых и заканчивая чёрными, но все с муаровыми лентами разных цветов. Да, и брюки у них тоже были разными, но все тёмные, как навыпуск с элегантными туфлями, так и галифе с кавалерийскими сапожками, что особенно понравилось Адолору и Саймону. Зато Онгому и Ненгому наутро взвыли благим матом, так как бёдра у них сделались такими же, как и у Ника Авера, в гардеробе которого появилось множество точно таких же нарядов, плюс наряды по моде конца девятнадцатого века, но его земная одежда никуда не делась.

На следующий день король Саймон приказал всем магам открыть двери их новых магических спален-классов и начать учить всех желающих магии по-новому, а если точнее, то по старому, по методике демонов. Правда, она тоже изменилась, причём весьма существенно. Учителями могли стать только высшие маги, которые брали в ученики тех, кто имел к магии способности или обычных магов. Ученики входили в спальную комнату, в которой стояло вместо кроватей тридцать шесть удобных, мягких велюровых кресел-лежанок. Рядом на подставке стоял серебряный кубок с уже готовым напитком познания.

Маг-педагог с наступлением вечера ложился в такое же кресло и первым выпивал свой напиток передачи знаний, после чего это делали его ученики. Дальше включалась магия Белого Дворца, ведь как только ученики выпивали напиток познания, то сразу же прижимали кубок к груди, а затем то же самое делал маг, которому предстояло не произнеся вслух ни слова, передать кубку все свои знания. Обучение длилось ровно двенадцать дней и за это время все те тридцать шесть учеников, которые до этого не были маги, становились ими, а маги обретали знания высших магов. Магов на Олдкайне насчитывалось не более трёх процентов, а они были очень нужны. Высших магов было в десять раз меньше, а архимагов также ещё раз в десять меньше. Верховный маг Авенир прекрасно отдавал себе отчёт в том, что число магов всех ступеней нужно увеличить не менее, чем десять раз.

Архимаг его уровня, а их было всего двенадцать человек и все в прошлом прибыли с Земли, мог передать свои знания только шести своим ученикам. Поэтому в их число в первую очередь вошли шесть королей и Кейлад, затем тридцать девять человек, перенесённых с Земли на Олдкайн, а вместе с ними ещё двадцать восемь учеников из числа самых лучших и преданных королям друзей. При этом ни короли, ни их друзья не имели права говорить, что они архимаги. Просто маги и всё. Зато все остальные земляне стало архимагами потому, что Олдкайну были нужны в первую очередь их научные знания любого уровня. В любом случае самым главным стало то, что коммандер Джон Мак-Дуган и четыре его друга могли теперь подготовить два первых отряда чёрных безбородых гномов и гномов бородатых.

Пока архимаги и высшие маги осваивали новые педагогические методы, которые вовсе не были сопряжены с какими-либо трудностями, перед всем остальными магами король Саймон следующую задачу. Им предстояло ближайшие два месяца облететь все города и более или менее крупные поселения и стойбища людей, эльфов, гномов, орков, гоблинов и вазгов Келдерии, а также всего остального Олдкайна, чтобы чуть ли не насильно «затаскивать» в Белый Дворец народ. Всем гостям они должны были обещать, что те проведут в магическом замке ровно сутки и улетят домой со сказочно богатыми и роскошными подарками. Из них были сразу же исключены револьверы, ноутбуки и большая часть магических амулетов и артефактов, кроме главных даров двух королей - золотых ножей вазгов и их амулетов охраны скота от хищников, лопаток гномов, а также миниатюрных, размером в с пудреницу, зеркал связи.

Гости должны были войти в Белый Дворец не позднее полудня, чтобы на следующий день ровно в полдень улететь из него с подарками. В дар они получали по дюжине комплектов очень красивой одежды для подростков и взрослых, ткани и магические швейные принадлежности с альбомами-самоучителями. Дальше шли более существенные подарки, мебель в дом и домашний скарб, причём всё, что они видели во дворце, наутро упаковывалось в не столь, уж, и большие коробки в уменьшенном виде, но стоило достать двуспальную кровать, диван, шкаф, буфет, кресла и всё прочее, как они быстро увеличивались в размерах. Все дары были очень красивыми, добротными, прочными и нарядными, да, к тому же вполне привычными для представителей всех шести народов. Николай даже поразился такой щедрости Белого Дворца, ведь она была просто немыслимой.

Воздушный флот грузопассажирских летающих кораблей насчитывал семьсот пятьдесят единиц, а каждая башня могла принять на постой не менее двухсот пятидесяти тысяч гостей, но их прилетало под триста тысяч через день. Таким образом за два месяца Белый Дворец мог принять не менее пятидесяти миллионов человек, а это не более полутора процентов всех, в общем-то людей, Олдкайна. Правда, большинство зажиточных и богатых господ категорически отказывалось лететь в Келдервин, считавшийся в этом мире жуткой дырой, лишенной милостей Древних. В Белый Дворец они отказывались верить наотрез, как и в то, что Олдкайн, наконец, обрёл королей шести самых многочисленных народов и императора, в появление которых практически никто не верил. Тем не менее, Огненных плетей все боялись просто панически, но связывали их с тёмными эльфами.

Вместе с этой мощнейшей пиар акцией, маги строители планомерно облетали всех тех магов, которые поставляли им все те материалы, без которых было невозможно построить нормального дома. Каменное основание Зелёного плато это хорошо, даже просто замечательно, но из одного только камня дом не вырастишь. Тем более, когда речь идёт о тех домах, которые Джейн спроектировала вместе с Белым Дворцом, а также со всеми пришельцами с Земли, включая Ника Авера. Город им предстояло построить невероятно красивы, причём не один, а фактически два, причём как можно быстрее.

С поставщиками маги-строители расплачивались исключительно магическим серебром и золотом, но это было не подводное серебро и не багряное золото. Однако, не смотря на это оно имело огромную цену и потому им не приходилось переплачивать за стройматериалы и магические изделия. Поэтому все закупки были произведены менее, чем через месяц и вскоре на Зелёном плато началось строительство Тетракаптиса. Однако, ещё до его начала из королевства Четырёх Народов, то есть Тетракаптии, стали перебираться в три новые башни самые старые и пожилые жители гор, озёр и пустыне. Они нашли в них именно тот комфорт, о котором всегда мечтали, а ведь эти народы поставили вместе с вазгами перед собой важнейшую задачу, построить точно такие же города, только гораздо меньшего размера, в горах, по берегам озёр, а также в пустыне.

Поэтому чёрные гномы, число которых постоянно увеличивалось, вытурили тейнов с больших глубин в реки и принялись разрабатывать на редкость богатое месторождение подводного серебра, да, так интенсивно, что вода бурлила. Тейны переключились на добычу багряного золота, а лайтаны, оседлав быстроногих вилорогих антилоп ростом с монгольскую лошадь, отправились в пустыню за грибами-алхан. От магического снадобья долголетия, их прадеды и прапрадеды уже стали молодеть, а деды даже и не думали считать себя стариками. Только начиная с того момента, когда Белый Дворец поставил на поток производство магического напитка долголетия с омолаживающим эффектом, для ему нужен был только кварц, обитатели Олдкайна стали понимать, что в Келдервине действительно всё изменилось. Старики ведь имели в этом мире довольно большое влияние.

Глава двенадцатая

Первые крупные неприятности

Наконец-то в Тетракаптисе была сыграна свадьба короля Ненгому и королевы Джейн с повторным венчанием и коронацией. Новый город, построенный на Зелёном плато, поразил Николая до полного изумления уже тем, что он был построен в удивительно красивом триедином архитектурном стиле. Точнее это было три города Центральный, Западный и Нижний. Центральный город был сосем не такой, как Келдервин с его особняками высотой пять, семь и даже более этажей, П-образными в плане, с их садами и мастерскими, прячущимися за тремя фасадами, да ещё и как бы соединёнными красивыми кованными и литыми оградами. Каждой паре таких домов с цокольными полуподвальными этажами, жило до сотни семей, но квартиры в них были роскошные, часто трёхуровневые, да, и в семьях насчитывалось до двух дюжин человек. Хватало в этом городе и трёхэтажных особняков, но также появилось множество новых домов, в которые вселились эльфы, орки, гоблины, для них Белый Дворец построил два ряда домов с пристанями вдоль реки. Даже гномы, в основном маги-кузнецы и торговцы поселились в Келдервине.

Особенно красивыми стали дома на Степной улице, ведь все они превратились в роскошные виллы, которые принадлежали придворным короля Саймона и стояли они теперь на участках вдвое большего размера, но там также поселились эльфы, орки и вазги. Правда, все они тоже были придворными, но уже трёх других королей. Большинство гоблинов Северной и Южной Речных улиц тоже были придворными, но у всех вполне хватало родни, которая жила там почти постоянно. С того момента жизнь в городе заметно изменилась, сделалась веселее и в него потянулся народ, главным образом мастеровой люд, среди которых было немало магов самоучек, на которых «дипломированные» маги, то есть маги имевшие учителей, смотрели с высока. Теперь они могли всего за двенадцать дней не только стать магами начального, базового уровня, но получить прекрасные дома на окраине, но без садов, зато это были особняки с участками в пятьдесят соток.

Пока что вторая волна строительства не имела массового характера, но всё равно каждый день строилось до дюжины новых двух и трёхэтажных довольно больших коттеджей. Что ни говори, но из-за стародавней попытки силой открыть Белый Дворец, жизнь во всей Келдерии пришла в упадок, но что самое главное к людям из этого региона относились если не враждебно, то с неприязнью. И это не смотря на, что виновата была банда магов-разбойников с Востока, из Остгарвона, в которой не было ни одного мага, прибывшего на Олдкайн с Земли. Они захватили в плен нескольких эльфов, орков, гномов, вазгов и гоблинов, чтобы убить их на пяти лестницах, и даже успели пустить рано утром кровь нескольким, но келдервинцы им помешали. Командир одного из отрядов городской стражи бросился в атаку и его отважные парни освободили пленных и повязали магов. В этом бою погибло семнадцать келдервинцев и их командир Албер Райн.

То, что произошло потом, Николай и вовсе назвал нечистоплотной конкурентной борьбой. В реку не пролилось ни капли крови, но, тем не менее, примчавшиеся вслед за бандитами из Остгарвона высшие маги-главари, обрушили все мосты и нории, чем фактически лишили город воды. Кроме того они лишили Келдерию и Келдервин официально признанного всеми правителя, но не смогли уничтожить город. Остгарвон в итоге так и не возвысился, зато Келдервин выстоял не смотря на отсутствие воды, но зато рядом с Белым Дворцом напротив Западного Входа появилась площадь Героев с монументом посвящённым отряду городской стражи, а также ещё семнадцать площадей с памятником каждому погибшему воину. Так Белый Дворец почтил их память. Николай прекрасно понимал, что отношение к келдерийцам не изменится в одночасье, а потому занял в отношении них откровенно патерналистскую позицию и не стеснялся говорить, о том, что Древние знали, где надо построить Белый Дворец.

Да, Келдервин, в котором появилось множество лип на его улицах, ставших шире, фонтанов на перекрёстках, мраморного декора и позолоченных скульптур на домах, похожий одновременно на Вену, Париж, Санкт-Петербург и Петергоф, стал самым красивым и величественным городом Олдкайна. Однако, после того, как Николай посетил Тетракаптис, он сразу понял, что этот город одновременно прекрасен и что самое главное, самый комфортабельный. Это был огромный по площади город, построенный магами для счастливой жизни четырёх народов и он сразу понял, что был бы не прочь поселиться в нём, но Древние повелели ему жить в Белом Дворце ради их счастья.

Зелёное плато протянулось вдоль рукотворного горного озера Ланк с востока на запад на пятьдесят шесть километров, а юга на север на семьдесят два. На востоке плато заканчивалось крутым обрывом высотой в порядка трёхсот метров, под которым протянулось, постепенно понижаясь, с запада на восток на четыреста двадцать километров второе холмистое Плато Слонов. Под Синей Стеной оно имело в ширину восемьдесят три километра, но перед пустыней расширялось до пятисот шестидесяти. По нему стекало вниз триста семнадцать весьма полноводных горных речек с множеством водопадов, число которых в нижней части увеличивалось до семисот сорока трёх небольших речушек. Кроме того перед каждым водопадом образовалось множество небольших озёр, так что воды на плато хватало, трава росла почти в рост человека, но это было весьма жаркое место.

На юге плато круто спускалось вниз к реке Ланк, её ширина была от трёхсот сорока до восьмисот семидесяти метров, при глубине от восемнадцати до ста тридцати метров в самых узких местах. Начало реке давал двухсотпятидесятиметровый пологий водосток огромной плотины, построив которую, тейны создали озеро Ланк, а потому вода в ней не была ледяной. Над рекой в самых узких местах было установлено семнадцать подвесных мостов, ведь там среди холмов Южного плато, тоже водилось множество слонов, жирафов, антилоп, львов, волков и прочей живности. Подвесные мосты, изготовленные магами-гномами, были настолько широкими и прочными, что иногда по ним переходили с берега на берег слоны и в такие дни вазгам приходилось вставать вдоль слоновьих троп, чтобы те не разоряли сады. Львов они не интересовали, а они шли целыми прайдами позади слонов.

Северный берег реки поднимался над водой на полсотни метров и имел в ширину от четырёх до семи километров. На нём вазги построили из камня множество домов, но больших поселений на нём не было. В самых слабых местах они укрепили берег реки камнями, добытыми на склонах плато. Выше располагалось множество длинных террас шириной в пятьдесят, шестьдесят метров, построенных ещё две с лишним тысячи лет назад, одновременно с акведуком длиной в двести пятьдесят километров. Скотоводством вазги почти не занимались, но всё же покупали у орков дойных коров ради навоза и молока, и держали кур ради помёта и яиц. Мясом их обеспечивали слоны и антилопы. На севере плато было ограничено ещё более полноводной рекой Ваз, но озеро в её верхней трети было немного меньше. Королевство четырёх народов имело большие размеры, а владения вазгов в нём состояли из восьми больших плато и семи долин меж ними.

Долина Ланк была четвёртой, то есть находилась точно посередине, а Зелёное плато, несомненно, было его жемчужиной, до которой у вазгов всё никак не доходили руки. Тейны жили в семи озёрах, соединённых между собой, и реках, спуститься в которые было легко, зато подниматься наверх приходилось по ночам, сидя в больших кожаных рюкзаках за спиной добродушных великанов вазгов. Лайтаны жили по всей пустыне и на самом краю плато, и реки для них не были преградой не смотря на крокодилов и бегемотов. Их одомашненные быстроногие антилопы прекрасно плавали, а крокодилы с бегемотами сами боялись лайтанов потому, что были их любимой едой и главными поставщиками кож. Тейны их тоже не боялись. На первый взгляд самая тяжелая жизнь была у барнов, ведь их горы, на взгляд Николая, который уже в детстве носился по горам, словно архар, больше всего походили на широченную пасть крокодила, состоящую их одних только острых зубов. Именно таким был пейзаж высокогорья.

Не смотря на это, морозоустойчивые мужчины и женщины народа барнов умудрялись подниматься по каменному лабиринту до ледников, где температура воздуха круглый год не поднималась выше тридцати градусов мороза. Правда, даже они старались держаться поближе к руслам Великих рек среднегорью, но вниз спускались неохотно, там было слишком жарко, а они опасались снимать свои замшевые куртки, подбитые плотным пушистым мехом горных белок даже на Зелёном плато с его удивительно приятным климатом. Вдруг погода испортится.

Излюбленным местом обитания барнов был горный массив Кедровых Гор над Зелёным плато, где ледники перемежались частоколом высоких мощных скал, поросших стройными горными кедрами и елями, с узкими зелёными долинами. Кедровые Горы начинались от вертикального обрыва Алая Стена, имевшего высоту три с половиной километра. Николай побывал здесь до начала строительства и поразился красоте этих мест. Сначала они летели над огромной, бескрайней пустыней, испещрённой затейливыми желтыми и полосами, по которым петляла, становясь всё шире, бирюзовая лента реки Ланк. Потом они полетели над пологими зелёными холмами, испещрёнными узкими синими лентами рек с белыми штрихами водопадов и тёмно-синими пятнами озёр. На холмистом плато росли баобабы с куда более прочной древесиной, чем на Земле, но с плодами, которые давали одновременно и муку, и растительное масло, причём масло нужно было просто вытапливать из семян. Они были вкусными и в сыром виде.

На плато паслись большие стада слонов, жирафов и огромные стада антилоп самого разного вида. Было на нём также немало округлых, тёмных красновато-рыжих гранитных скал и буквально каждую облюбовал львиный прайд. Зато на плато не было обезьян, их вообще не было на Олдкайне, но в тропических лесах обитали лемуры, причём некоторые были очень крупными. Слева от холмов, становившихся всё выше, плавно извиваясь, несла свои изумрудные воды в пустыню величественная горная река. Затем холмистое плато упиралось в удивительно ровную, практически отвесную Синюю Стену, полностью сложенную из удивительной красоты жемчужно-синего, искристого гранита. По ней стекало вниз множество бело-голубых водопадов.

Между Синей и Великой Алой стеной лежало огромное Зелёное плато, ровное, как стол и слегка наклонное, по которому стекало на Слоновье плато триста семнадцать речек. Это было царство трав, а также зайцев, небольших антилоп и лис, крупных травоядных животных и хищников здесь не водилось и это, явно, была работа Древних, как и вся эта страна, без сомнения, являющаяся одним из главных украшений не только Келдерии, но и всей Людэльфиона в целом. Над Зелёным плато возвышалась гофрированная, слегка вогнутая стена из кремово-розового гранита, которая рано утром, на восходе солнца делалась ярко-алой, как и снежные вершины гор на западе. Водопады проточили в более мягком, чем синий, граните широкие лотки и стекали по ним вниз белыми пенистыми, довольно широкими столбами, не разбиваясь на мельчайшие брызги, что делало розовую стену, на которой, как и на синей, не было растительности, очень красивой.

Плотина, подпирающая озеро Ланк, тоже была сложена из коренной породы, гранита синего цвета, но более тёмного, с изумрудным отливом. Такими же были берега и дно реки. От зеркала озера Ланк до Зелёного плато было всего тридцать метров. Вот эту природную красоту королева вазгов Джейн и положил в основу своего самого главного творения. Едва взглянув на архитектурный проект города, все сразу поняли, что Тетракаптис станет самым красивым городом всего Олдкайна. Тем более, что Белый Дворец не пожалел для его строительства обычного золота, серебра и брусков искусственной слоновой кости, которые он изготавливал чуть ли не в промышленных количествах наряду с другими отделочными материалами, которые маги превращали в смальту и использовали вместо краски. Они имели цвета и рисунок разных видов яшмы, малахита, лазурита и других видов поделочного камня, причём эта смальта ценилась даже выше, чем натуральные породы камня, так как не имела износа.

Самым величественным был Западный город, «выращенный» магами строителями на вертикальной плоскости в архитектурном стиле пламенеющей готики. Это были типично готические дома высотой от пятидесяти до ста пятидесяти метров, они насчитывали три, пять и семь нефов с точно таким же количеством больших балконов. Ширина каждого такого нефа, равная ширине комнаты была семь с половиной метров при такой же высоте потолков, а длина пятнадцать. Крайний неф-комната отходил от стены на пятнадцать метров, но при этом в за ней имелась «тёмная» комната. Следующий неф отходил от первого на двадцать метров и имел не только окна с фасада, но и в боковой стене, так что во второй его комнате тоже хватало света.

Каждый неф опирался на мощные аркбутаны. Все здания, выступающие из вертикальной стены, были расположены на ней просторно, в красивом композиционном ритме и соединялись понизу между самыми выступающими вперёд нефами, ниже уровня террас, окружавших здание, позолоченными стальными крытыми и остеклёнными галереями. Однако, кроме этого у стены за широкой дорогой, проходившей в самом низу, имелось множество магических лифтов перемещения, которые позволяли не только подняться на любой этаж, но и отправиться в Кедровые Горы на охоту и не только. В горах тоже было установлено в самых безопасных долинах множество охотничьих домиков с магическими лифтами перемещения. Они были изготовлены Белым Дворцом в достаточно больших количества и установлены в том числе и на берегу, под плотиной. Основной цвет зданий в этом удивительном городе на стене был кремово-розовый, но весь каменный декор был жемчужно-синим, тёмно-синим и белого мрамора, а всё бронзовое литьё сверкало позолотой. Цветные витражи огромных окон придавали городу невероятно красивый вид как и то, всего остального камня стены не коснулась рука мага. Интерьеры внутри и вовсе были потрясающей красоты.

Барны жили большими кланами, но ютились в небольших каменных хижинах, которые легче согреть. Теперь все кланы въехали в огромные здания с очень высокими потолками и у каждой семейной пары имелась огромная комната со всеми удобствами. Они привыкли, чтобы в хижине у них всё было на виду, но быстро согласились с тем, что в одной части тёмного помещения позади огромной светлой комнаты находится магический туалет, в другой умывальник, в третьей ванная комната, в четвёртой прачечная, а кухня и вовсе находится рядом со столовой и у каждого члена семьи есть своё личное пространство. Поскольку в самом малом доме имелось четыре жилых этажа и ещё кладовые и мастерские на чердаках, то пространства хватало каждому.

Совсем иным был главный город, привольно раскинувшийся на огромном пространстве. Точнее, это был один огромный сад с причудливо извивающимися аллеями, мощёными светло-синим гранитом, инкрустированным тёмно-синим и розовым гранитом. Семьи у вазгов были большими, а семейные узы крепкими, вот только начиная с четырнадцати лет, а то и раньше каждый юный вазг перебирался из большого семейного дома в отдельную каменную хижину и приходил домой только для того, чтобы позавтракать и поужинать. Обедом юноше служила лепёшка, кусок вяленого мяса и фрукты. Девушки имели свои комнаты в родительском доме и покидали его, только выйдя замуж. У каждой семьи имелся свой сад, огород, и поле, засаженное кукурузой, зерно которой шло на корм курам, а стебли и листья шли на корм коровам вместе отходами овощей и фруктом.

На плечи женщин была возложена работа по дому, кормление коров и птицы, а также уход за садом, огородом и полем, но переноска урожая была делом мужским, как и заготовка сена для коровы, сбор спелых плодов баобаба, добыча мяса, львиных шкур и слоновьих бивней. Ещё мужчины постоянно следили за исправностью оросительной системы, которая была верхом совершенства. Свободного времени у вазгов было бы, хоть отбавляй, но им приходилось постоянно преодолевать большие расстояния на своих двоих, а потому ноги у них были мощными. В новом городе уклад жизни изменился самым радикальным образом. В нём, посреди большого сада, был построен главный дом, точнее трёхэтажная вилла, а вокруг него полтора десятка небольших уютных коттеджей со всеми удобствами. Они были построены в трёх основных архитектурных стилях - барокко, ампир и модерн. В самом центре города был построен огромный круглый в плане дворец, но не королевский. Это Дворец Совета Старейшин.

Правда, вокруг Дворца Совета, к которому с четырёх сторон вели прямые шоссе, были разбиты сады придворных короля Ненгому, а в них стояли точно такие же виллы и коттеджи, как и все остальные. Найти среди них королевскую виллу было не просто, зато любому вазгу было хорошо известно, что вокруг королевского сада поселились старейшины, которые и решали все вопросы, а если того требовали обстоятельства, то связывались с помощью магического зеркала с королём, из которого, порой, доносился дикий рёв короля, который советовал старейшине послать просителя в задницу, так как такие пустяковые вопросы он и сам в состоянии решить. Город был огромен и занимал половину плато, остальная часть которого стала заповедником, вот только зайцам и косулям больше нравилось жить в садах. Зато в жизнь вазгов, наконец, вошло новое изобретение мага-кузнеца Джошуа Лоретто, в прошлом лейтенант-коммандера, байкера и прекрасного автомеханика - магический трайк двухместный с вместительным багажником, серебристые колёса которого было невозможно пробить даже пулей из револьвера «Freedom Arms .454 Casull». За неимением резины, они были изготовлены по той же методике, что и доспехи гоблинов, но были более эластичными.

В восточной части города вазгов, вокруг которого было построено широкое шоссе, маги возвели двенадцать мостов, по которым можно было спуститься на Слоновье плато, а также добраться до террасных садов, огородов и кукурузных полей. Все старые круглые каменные дома с соломенными крышами были превращены в удобные и красивые загородные коттеджи с надворными постройками, то есть сеновалами, хранилищами кормов с магическими установками для их производства, магическими хранилищами продуктов, а также коровниками с выгулами и курятниками. Трайки у вазгов были двух типов, для поездок в свои загородные коттеджи и для поездок на террасы и в савану. Лайтары пересели с антилоп на двухместные квадроциклы, только у тех были колёса более широкие, большего диаметра и низкого давления с вместительными багажниками. На них они не только могли ездить по пустыне не уродуя её, но и форсировать любые водные преграды. Белый Дворец изготовил уже больше десяти миллионов единиц магической мототехники.

К строительству вилл и коттеджей в пустыне лайтары отнеслись пока что скептически, но уже стали присматриваться к домам тейнов в Нижнем городе. Он был построен в мавританском стиле с элементами стиля модерн не только вдоль всего берега озера, но даже захватил треть плотины. Город тейнов имел в ширину всего километр с четвертью, зато в длину протянулся на сто тридцать километров. Каждому клану этого народа, насчитывающему от полутора до трёх с половиной тысяч ихтиандров, был выделен участок земли размером пятьсот на тысячу двести пятьдесят метров. Квадратные в плане дома с большими патио стояли в шахматном порядке и планировка была только двух видов. Или от узкой набережной сначала шел квадратный в плане тенистый и более длинный сад через который проходило одна прямая и две извилистых, глубоких водных дорожки, а затем стоял трёх, четырёх или пятиэтажный дворец, или сначала стоял дворец, а сад располагался за ним, перед пологим зелёным откосом с лестницей, ведущей наверх. За пределами Зелёного плато дома стояли на каменных полках, шириной уже в полтора километра, опирающихся мощные быки, сооруженные, начавшими светлеть, подводными магами-вазгами.

Сады с низкорослым инжиром, имеющим мощную горизонтальную крону, заплетённые к тому же виноградом, насадили эльфа, причём они пересадили уже плодоносящие деревья и виноградную лозу. При этом они так изменили виноград и инжир, что те теперь будут давать самые любимые тейнами плоды круглый год не смотря на то что температура воздуха в саду, благодаря охладителям, не будет превышать двадцати двух градусов. Все дворцы были снаружи практически одинаковыми, так попросили тейны. Четыре слегка выступающие квадратные башни по углам, ещё две круглые башни спереди, две сзади и крестовый купол из покрытой серебром стали и зеленовато-голубого хрусталя над большим патио с бассейном посередине. По всему внутреннему периметру с первого по последний этаж шли открытые галереи с ажурными арками, заплетённые виноградом, опирающиеся на колонны самого разного вида. Внутри дворцов, в которые переселились все тейны озера Ланк, было не найти ни одного одинакового интерьера или роскошного прохладного патио.

Город у воды привёл всех тейнов в неописуемый восторг, а поскольку озёр у них имелось в наличие семь и в них обитало почти шесть миллионов подводных трудяг, то все мужчины отправились за багряным золотом в реки пустыни. Его там хватало с избытком. Между тем лайтаны, побывавшие в дворцах тейнов, всерьёз задумались над тем, а не построить ли себе на берегах рек и рядом с оазисами такие же дворцы, только побольше, ведь их бродило по пустыне под сорок миллионов весёлых душ. Да, магические квадроциклы имели пока что немногие, но их каждый день привозили пятьсот штук. Барны, которым было видно с высоты всё, тоже стали массово записываться в высокогорные гномы и требовать себе магическое кайло с кристаллом рудознатца, ведь только они знали, где в их горах есть жилы с магическими сапфирами. Мясом их могли с лихвой обеспечить вазги, а им тоже были нужны большие города, ведь Зелёное плато было хотя и самым большим, но не единственным. Маги-строители, которым сам Ник Авер намекнул, чтобы они не торопились домой, потирали руки в предвкушении очередных великих строек. Правда, в их сторону уже пристально поглядывали орки и гоблины.

Полюбовавшись на красоты Тетракаптиса, Николай вернулся в Белый Дворец, но по прилёту попросил высадить его рядом с лестницей, ведущей в Башню Людей. К площади Героев Келдервина, объезжая величественный памятник, как раз подъехала на нескольких десятках внушительного размера орочьих повозках большая группа людей, выглядевших, как самые настоящие беженцы. Головная повозка приблизилась к нескончаемой очереди людей, стремившихся попасть на приём к менеджерам короля, и остановилась. Ник поманил пожилого возницу к себе рукой, повернулся лицом к очереди и властным голосом сказал:

- Остановитесь, пропустите этих людей, они явно прибыли в Келдервин издалека и снялись с обжитых мест не по своей воле.

Его тотчас узнали и люди встали, как вкопанные, а он широко заулыбался и поманил беженцев ещё раз. Возница, сидевший на первой повозке, встряхнул вожжами и пара крупных, но уже довольно старых коней послушно шагнула вперёд. Взяв под уздцы саврасого мерина, Николай повёл его прямо к центру лестничного марша. Возница испуганно воскликнул:

- Добрый господин, но нам нужно найти в Келдервине орков и отдать им повозки лошадей, прежде чем броситься в ноги к королю Саймону Доброму и молить его смилостивиться над нами.

- Уважаемый, я тебе никакой не господин, - ответил Николай с улыбкой, - зови меня просто Ник, а про то, чтобы броситься в ноги к королю Саймону, забудь сразу. Во-первых, он всегда занят, во-вторых, для того, чтобы помогать людям у него есть множество помощников, а, в-третьих, он мигом вылетит из королевской Башни Людей, как только позволит людям валяться у него в ногах. Что же касается орков, то они только потому дали вам повозки и старых, но ещё крепких меринов, что прекрасно знают, повозки им вернут новенькими, да, ещё доверху нагруженными ответными дарами, а меринов молодыми жеребцами. Надеюсь, что еды в дорогу они вам тоже дали?

Мужчина лет шестидесяти на вид, но скорее гораздо старше, энергично закивал и поторопился сказать в ответ:

- Да, Ник, орки отнеслись к нам по-доброму, их маг исцелил всех раненых, они накормили нас досыта и даже дали кое-какую одежду. Нас же болотники чуть ли не голыми из деревни прогнали, обобрали до нитки и хорошо ещё, что никого не убили. Зато орки, считай, спасли нас, прогнали болотников, которых за ними послали. Они и повозки нам дали, и лошадей, и еды в дорогу, и полные бурдюки сладкого орочьего молока для детей, а потом ещё послали с ними отряд из пятидесяти воинов. Орки из племени Степных Орлов провели нас через земли племени Чёрных Волков самой короткой дорогой и вывели на магическую дорогу, ведущую прямо в Келдервин.

Николай, посмотрев на повозку, в которой сидело человек тридцать мужчин, женщин, детей и стариков и скомандовал:

- Спускайтесь с повозок, дорогие гости Белого Дворца, ваш путь окончен, а вместе с ним все ваши мучения. Сейчас красная лестница впустит во дворец лошадей и заберёт в него орочьи повозки, а завтра вечером орки племени Степного Орла, они очень отважные ребята, получат их назад с очень богатыми дарами. После этого красная лестница поднимет вас в королевскую Башню Людей и по пути наверх оденет. А вы пока становитесь передо мной и ни о чём не беспокойтесь, теперь я буду беспокоиться о том, как вы устроитесь в Белом Дворце и чем король Саймон должен будет помочь вам, да, я над этим тоже подумаю. А ты, уважаемый, подойди поближе и расскажи мне обо всём.

Кто-то громко крикнул из терпеливо ожидавшей очереди:

- Не бойтесь, люди, вам неслыханно повезло, ведь вас встретил сегодня на площади Героев Келдервина сам Ник Авер, император Олдкайна, и не смотрите, что он одет так просто.

Вконец оробевший возница быстро слез с козел, приблизился и взволнованным голосом сказал:

- Ваше величество, меня зовут Лавенар Гриден, я староста деревни Привольные Луга, что на самом краю Келдерии рядом с долиной Тысячи озёр, к северу от которой находятся Великие болота гоблинов, но это на самом деле такие же озёра.

Николай кивнул:

- Знаю эти места, хотя и не бывал там никогда. Те озёра питают собой семь великих рек юга, которые впадают в Море орков, а уже из него вытекает река Вентала. Как я понял, болотные гоблины напали на вас и согнали с обжитых мест. Хотелось бы мне знать, отчего это они так расхрабрились? Вроде бы они боятся людей куда больше, чем орков и даже эльфов, в чьих лесах имеют обыкновения часто браконьерствовать.

Лавенар со вздохом ответил:

- Ваше величество…

Николай перебил его строгим голосом:

- Старик, давай обойдёмся без величеств, просто Ник, кроме высокого роста во мне нет ничего величественного.

Сделав попытку улыбнуться, Лавенар, закивав, продолжил:

- На этот раз всё гораздо хуже, Ник. Гоблина ворвались в нашу деревню ещё затемно огромным отрядом, высадившись со своих лодок. Хотя наша деревня и зовётся Привольные Луга, их там отроду не было, мы жители леса и лесом, да, ещё рыбной ловлей, живём. Рядом с нашей деревней находится одно из самых больших и глубоких озёр нашего края, Венталийское море, на дне которого стоит столица венталов, это такой водный народ.

- Мирный и очень добродушный, похожий на тейнов, но у венталов зеленоватая кожа и тёмно-голубые волосы, - словно утоняя, сказал себе под нос Николай, - а живёт он тем, что выращивает огромных плоских перловиц с очень толстым зелёным перламутром, имеющим огромную цену у тех же болотных гоблинов и особенно эльфов, ваших западных соседей.

Старик сразу же оживился и воскликнул:

- В том-то всё и дело, Ник! Мы с венталами старинные друзья, и им без нас, ну, никак не обойтись. Сами они в наши дремучие леса, которые и эльфы обходят стороной, ни ногой, а им без смолы кровоточащего красного дуба под водой очень худо придётся. Только она и спасает их от камень-рыбы, этого жуткого подводного чудовища. Гоблины камень-рыбы не боятся, у них есть против неё какая-то своя защита, а вот венталам нечем, кроме кровавой смолы защититься от них. Те гоблины, которые на нас напали, так и сказали, что как только они нас изгонят и у венталов закончатся запасы кровавой смолы, они тут же и уплывут из долины Тысячи озёр, которая всегда им принадлежала, в Море Орков, но это всё враньё. Болотные орки пришли в наши края недавно, всего лет пятьсот назад с востока. Им просто завидно, что венталы владеют таким богатством, за которое купцы из Остгарвона готовы платить любые деньги, да, болотные гоблины их и близко к берегам Венталийского моря. Венталы в нём, как в тюрьме заперты камень-рыбами, и сдаётся мне, что болотники их повсюду отлавливают, откармливают, а потом в их владениях выпускают. Таких деревень, в которых люди занимаются сбором кровавой смолы в лесах, ещё пять, но гоблины не только их жителей, но и всех людей с западного берега Венталийского моря сгонят, а ведь эти леса для нас родные, мы в них больше двух тысяч лет живём и это мы выращиваем красные дубы, хотя их смола что для гоблинов, что для орков и особенно для эльфов, чуть ли не самый сильный яд. Зато древесина красного дерева у эльфов в большом почёте, но старые дубы мы давно срубили, а молодые ещё не выросли, но без нас они точно захиреют.

Проследив за тем, как лошади чуть ли не галопом втащили в красный гранит последнюю повозку, Николай сказал:

- Что же, Лавенар, теперь мне стало понятно, почему те маги-строители, которых мы наняли, не смогли купить ни одного килограмма зелёного перламутра и ни единой доски красного дуба. - повернувшись, он громко крикнул - Дружно шагаем на лестницу, а дальше она сама понесёт вас вверх. Сейчас я поселю вас в покоях королевской башни, но уже очень скоро вы вернётесь домой, но уже магами и мы построим для вас на берегу Венталийского моря самые настоящие замки. Всех камень-рыб мы выловим, зажарим на сковородке. Шучу, мы давно уже нашли применение этим монстрам. Что же касается болотных гоблинов, то мы дадим им укорот, и они навсегда забудут дорогу и в Венталийское море, и в эльфийские леса. - входя под своды громадного коридора, Николай сдал деревенских магов подбежавшим менеджерам с рук на руки и велел разместить их по-королевски, а старику громко сказал - Лавенар, ты пойдёшь со мной, твоё присутствие на большом королевском совете необходимо. Хотя мне уже всё понятно, я хочу получить от тебя более подробную информацию. Большой отряд духов с Огненными плетьми наперевес вылетит в ваши края уже очень скоро и наведёт там порядок.

Уже войдя в зал Совета, старик уверенным голосом сказал:

- Этого не стоит делать, Ник, я не уверен в том, что болотные гоблины не боятся Огненных плетей, но зато точно знаю, что духи могут не просто пострадать, а погибнуть.

- Что может убить духа? - громко воскликнул, выходя из кабины лифта перемещения король Наз - Мы даже в материальном теле бессмертны, мой юный друг. Через порог жизни мы переступили много тысяч лет назад, но лишь стали жить по-иному.

Рядом с креслом Николая появилось ещё одно и он усадил Лавенара, которого Белый дворец переодел в красивый мундир изумрудного цвета с золотыми эполетами, аксельбантом и пуговицами, да, ещё и подпоясал поясом свитым из золотой канители и украсил его золотым галуном. Всех остальных его односельчан дворец тоже переодел подобным образом. Саймон, окинув его оценивающим взглядом, громко сказал:

- Государи, позвольте мне представить вам короля наземной Венталии, а это весьма большое королевство, в которое вторглись болотные гоблины. С её подводным королём мы познакомимся позднее, когда найдём способ, как изгнать их из неё.

Король Наз напряженным голосом сказал:

- Сай, меня сейчас меньше всего интересуют твои монархические игрища, хотя я согласен с тобой, наши общие владения от этого значительно увеличатся. Сейчас меня куда больше интересует то, что может убить меня и других духов.

- Согласен, - сказал Николай, - король Лавенар, поделись с нами своей информацией.

- Но я же никакой не король! - взвыл старик - Я просто старый деревенский маг из леса.

Король Саймон одёрнул его:

- Хватит прибедняться, Лавенар, я тоже когда-то был простым магом-краснодеревщиком, а теперь стал не только королём всех людей Олдкайна, но ещё и голосом Белого Дворца. Так что давай, соберись с мыслями и расскажи всё, о чём ты знаешь.

Новопризванный король развёл руками и сказал:

- Когда на нашу деревню напали гоблины, я схватил со стены рогатину и бросился на них. Они сначала рассмеялись, но когда я проткнул одному из них плечо, то им стало не до смеха и они навалились на меня всей толпой и треснули чем-то по голове так, что я потерял сознание, но вскоре очнулся. Гоблины к тому времени сломили наше сопротивление и грабили деревню. Один из них, как мне кажется командир отряда, сказал, чтобы они никого не убивали, побоялся, что об этом узнают в Белом Дворце и тогда огромный демон с Земли придёт мстить. Все гоблины сразу забеспокоились и заговорили о твоем страшном оружии, против которого не могут устоять даже доспехи демонов, а из-за твоего зловонного дыма владыка демонов был вынужден на два с лишним месяца покинуть свой дворец в Деновианне. Гоблины заохали, а их командир рассмеялся и сказал, что пусть и не на всех солдат демона с Земли, но хотя бы на духов у них есть управа, ядовитый зелёный газ, который их убивает очень быстро и надёжно. Кто-то из гоблинов вспомнил об Огненных плетях и тогда их командир сказал, что если смешать жир каменной рыбы с земляным маслом и натереть им кожу, то они будут им не страшны. Вот и всё, что я услышал в то утро от гоблинов.

Николай покивал и мрачным голосом сказал:

- Так, лично мне всё ясно, государи мои. Зелёный ядовитый газ это хлор, но он не так, уж, и страшен для духов. Хлор тяжелее воздухе, а потому увидев зёлёный туман, Наз, вам просто нужно взлететь повыше. Достаточно магу вызвать дождь и хлор растворится в воде. В природе много соединений хлора, но ещё ни одно из них не убило дух. Поэтому, Наз, вам нужно просто держаться от гоблинов подальше. Теперь об Огненных плетях и жире каменной рыбы, это явления одного и того же порядка, так как Огненная плеть изготавливается в магическом тигле из костей камень-рыбы и я не вижу ничего удивительного в том, что её жир в смеси с нефтью может представлять собой защиту от этого нелетального оружия. Правда, я не представляю себе, какую нужно иметь шкуру, чтобы стерпеть жжение от жира каменной рыбы, хотя может быть в смеси с нефтью оно будет ею купировано. Надо будет обязательно попробовать. А теперь самое главное, друзья мои. Насколько это известно, болотные гоблины появились в наших краях примерно в то же время, как маги-разбойники попытались провернуть свою аферу с окроплением кровью ступеней красной лестницы Белого Дворца. Сдаётся мне, что они диверсанты демонов, причём одичалые, про которых те вспомнили после моего с ними скандала. То, что они решили устроить геноцид венталам и даже более того, давно приступили к его осуществлению, это военное преступление, а раз так, то мне предстоит дать ему оценку, а она такова, их надо гнать из Верхнего мира в Нижний самым суровым образом. Лод-Корранг, что ты можешь о них сказать? В Нижнем мире тоже ведь живут гоблины, но там они вполне мирные рыбаки, к которым нет никаких нареканий. Во всяком случае не было раньше, когда Древние создали магию перемещения, а вместе с ней магию посвящения, а это было очень давно, больше двух с половиной тысяч лет назад.

Король Лод-Корранг покрутил голой и ответил:

- Ник, о болотных гоблинах нам мало что известно кроме того, что они ненавидят эльфов, но всё же их боятся, хотя и постоянно совершают исподтишка набеги на их священные леса. То оленя убьют и разбросают его кишки по лесу, то ещё какую-нибудь пакость устроят. Для эльфов они сложный противник.

Эльфийский король со вздохом признался:

- Да, тут ты прав, Лод, при первом же нашем шаге в их сторону, они мгновенно прячутся в свои озёра, а нам только и остаётся делать, что переминаться с ноги на ногу, стоя на берегу. Мы, конечно, можем пустить в ход магию, но тогда в озере вся рыба подохнет, но им всё равно ничего не будет. Их доспехи из кожи камень, конечно, хуже ваших, но тоже очень прочные и надёжные, но особенно хорошо противостоят боевой магии. Поэтому, Ник, я просто склонен считать их бандитами, которым вздумалось просто постоянно трепать нам нервы. Мы неоднократно совершали рейды на их территорию на летающих ладьях, но никогда не видели, во-первых, их поселений, во-вторых, их женщин, и, в-третьих, их детей, но зато часто видели болотных гоблинов издалека и они всегда были в доспехах лягушачьей расцветки.

Николай мрачным тоном сказал, почесав затылок:

- Понятно, отважные партизаны-хохлы времён Великой отечественной войны, причём очень толстые, из глубины леса. Ну, а если точнее, то они просто диверсанты-тихушники демонов, перед которыми поставлена задача ни в коем случае не попасть в плен к воинам из Верхнего мира. Ладно, я займусь ими в самое ближайшее время самым основательным образом.

Сегодня в СМИ