Александр Абердин “Игры богов” Эпилог


Континенталист, 1.09.2017 18:39   –   cont.ws  


- Нет, парень, так дело не пойдёт! - решительно хлопнув рукой по колену, заявил Вовчик, которого так уже редко кто называл в силу того обстоятельства, что он имел майорский чин и служил в главном штабе погранвойск - Во-первых, это дело прямо касается офицерской чести, во-вторых, эти мерзавцы земляне, а не космиты, и, в-третьих, Валерка, я не хочу, чтобы ты делал за нас всю грязную работу, а тут как раз нужно будет извозиться в дерьме по самые брови, это я тебе говорю не как штабной работник, а как боевой офицер. Никаких прямых улик ни у ФСБ, ни у ГРУ против генерала Гончаренко и его людей нет, но тревожные симптомы уже многие почувствовали. С ним, явно, что-то нечисто, и если Сэнди говорит, что его людьми нужно заняться вплотную, хотя и не объясняет почему, то я должен идти с тобой. Понимаешь, парень, ты хотя у нас и крутейший маг, а всё же о многих вещах не имеешь никакого понятия. Извини, но когда я учился, то не спал на лекциях с открытыми глазами, да, и повоевать уже успел. Всё-таки у меня за спиной три спецкомандировки в Чечню и семь боевых наград, так что кое-какой опыт, пускай и весьма специфический, я имею и тут дам десять очков фору даже Масяне, ведь что ни говори, а он у нас шпион и диверсант, зато я контрразведчик, да, к тому же дипломированный.

Масашико, ничуть не обидевшись, что его обозвали шпионом, кивнул и подтвердил:

- Да, Валар, тебе без Вовки этих упырей не прокачать. - увидев ироничную улыбку короля Валарестона, одетого в золотистые плавки и сидевшего в полосатом шезлонге с бокалом апельсинового сока в руках, японец рыкнул - И нечего тут лыбиться, чучело венценосное! Ты в некоторые вещи просто не впилишься и пропустишь их мимо ушей, некромант недоделанный! Мы каких только гороскопов не составляли, на чём только не гадали в последнее время, но в конечном итоге смогли выяснить только одно - именно сегодня ты сможешь одним выстрелом убить двух зайцев, отвести опасность от наших агентов на Земле и найдёшь, наконец, какую-то древнюю магическую фиговину, без которой Гарун, твой отец, а вместе с ними его друзья и Голониус, никогда на смогут стать богами. Так что тебе понадобится не только помощь этого чудовища, - Масашико, одетый в чёрные плавки, указал своим бокалом с маргаритой на двухметрового громилу с гипертрофированной мускулатурой, развалившегося в шезлонге, ушедшем глубоко в песок - но и других ребят. Ты нужен только для одного, Валар, освободить узника, который укажет тебе путь куда-то, а потому будь добр, не выпендривайся и работай в команде, как это всегда делал твой отец. К тому же ничто не говорит о том, чтобы ты шел на эту кладбищенскую встречу в одиночку.

Король Валарестон допил свой коктейль и весело сказал:

- Ладно, уговорили, речистые. - поднимаясь из шезлонга, он прибавил, надевая сайринахамп - Тогда давай отправимся туда прямо сейчас, Вовчик. Хотя ты у нас и опытный рейнджер, да, к тому же герой России, мне нужно будет представить тебя одному маленькому, но очень серьезному и опасному лайкваринду, созданному мной на краю одного болота, в котором эти ублюдки устроили своё кладбище. Не знаю уж, кого они там хоронили, но всех этих людей пытали пред смертью самым бесчеловечным образом. Всего там похоронено сто сорок семь человек и среди них есть даже несколько девчушек лет шестнадцати, семнадцати. Первое захоронение сделано где-то в девяносто шестом году и потом какие-то твари почти десять лет каждый год сбрасывали в болото от десяти до двадцати трупов, пользуясь тем, что место это безлюдное и трясина очень глубокая. Даже дорогу туда накатали за это время. Сначала я хотел их всех воскресить, а потом передумал и решил, что лучше всего это будет сделать сегодня, когда встречусь с этими гадами. - увидев, что майор Денисов хочет задать ему вопрос, Валарестон поторопился добавить - Андрея я уже предупредил и он готов принять их в своём таёжном лайкваринде.

Масашико тотчас поинтересовался:

- А не лучше ли будет отправить народ на твой остров? Всё-таки здесь и лес будет покрасивее, и дома получше, да, и холодно у него там, в Красноярском крае, ведь сейчас только конец апреля. Воэну ведь по барабану, где с народом беседовать, а остров Иримиэль весьма располагает к вербовке. Сам понимаешь, аттеаноста не место на Земле. Тем более таким, как эти бедолаги, а со своей роднёй они и потом и сами как-нибудь разберутся, да, и король Воэн им поможет.

Король Валарестон, молча, кивнул, сотворил портал прохода и вошел в него вслед за своим другом. В результате среди редких елей на берегу большого болота прямо из воздуха вышли двое высоких молодых мужчин, один более стройный и худощавый, был одет в чёрный синоби-сёдзоку, но без маски-дзукина и нагабукуро за спиной, второй, повыше ростом, невероятно широкий, в полевую форму камуфляжной расцветки с майорскими погонами на плечах, зелёным беретом с кокардой и орденскими планками на груди. В лесу было прохладно, но снег уже сошел и кое-где зеленела молодая трава. Высокие тёмно-зелёные ели зашевелили ветвями, хотя ветра не было, и ощетинились сучками, но король Валарестон встал на одно колено, положил руки на опавшую хвою, погладил землю и ели быстро успокоились. Владимир, который выйдя из портала сделал всего один шаг и немедленно застыл неподвижно, чтобы не провоцировать чужой боевой лайкваринд, так же опустился на колено вслед за ним, положил свои могучие руки с большими ладонями на землю и что-то тихонько шепнул пару раз.

Как только лайкваринд получил исчерпывающие разъяснения, то быстро успокоился и оживился, что выразилось в том, что как в лесу, так и на болоте сразу же стала быстро расти молодая зелень. Король Валарестон ещё месяц назад стал закачивать в этот мрачный, неуютный лес и это болото потоки энергии и делал это по два, три раза в неделю, но только теперь отдал лайкваринду приказ покрыться весенней зеленью. Для дальнейшей работы ему требовалось много жизненной силы лайкваринда. Оба мага поднялись на ноги и принялись искать для себя место поудобнее. На берегу большого болота, покрытого ярко-зелёными кочками, которые хорошо выделялись на фоне тёмной, рыжеватой воды, имелась просторная поляна и если бы это было озеро, то лучшего места для отдыха у воды здесь не нашлось бы, ведь дальше по берегу ели подходили к болоту вплотную.

В этом месте лес был не такой густой и к поляне на краю болота не доходя метров двадцати, была накатана дорога. Берег был песчаным и довольно сухим. Всего каких-то триста, четыреста лет назад, на месте болота было большое мелководное озеро, покрытое множеством невысоких, почти вровень с водой, небольших островков, но теперь оно превратилось в практически непроходимое болото, называемое Марьиной топью. От Москвы до него было недалеко, всего сто семь километров, а если вычесть то расстояние, которое нужно было преодолеть по лесному просёлку, то и вовсе семьдесят два. Ближайшая деревня была от этого бережка в двадцати шести километрах и поскольку на болоте нормальному человеку делать было абсолютно нечего, его не смог бы преодолеть и лось, то лучшего места для тайного захоронения трупов было не сыскать. О Марьиной топи местные жители поговаривали, что в неё сбрасывали молодых москвичек, ставших жертвами Берии. Так это или нет, установить было невозможно, ведь через болото можно было перебраться только зимой.

Валарестона совершенно не интересовала история Марьиной топи, о которой он узнал чуть более месяца назад из гороскопа составленного Сэнди. В своей жизни он не видел ещё более туманного гороскопа, но он чётко и однозначно говорил о том, что именно сегодня королю Валарестону откроется очень важная информация. Какая именно, гороскоп умалчивал. При желании он мог, конечно, докопаться до истины и сам, но для этого ему потребовалось бы воскресить не менее пяти тысяч покойников по всему миру, причём некоторые из них должны были обязательно быть древними, даже старше, чем египетские фараоны и их жрецы. Чисто теоретически это было бы весьма интересным занятием, вот только ему не хотелось вешать такую обузу на шею короля Воэна, ведь всех их после этого нужно было сделать аттеаноста и отправить в Нуменор, а чем занять такую ораву отставших в своём историческом развитии людей, он не знал и потому решил лишний раз не экспериментировать. Вот когда Альтаколон будет построен, тогда можно будет заняться гробокопательством всерьёз, если, конечно, Андрей подпустит его к этому делу. Вспомнив об этом, Валарестон поинтересовался у друга, который после окончания войны в Серебряном Ожерелье, решил-таки стать сэссе у Воэна:

- Вовчик, как ты и твой королюга отнесётесь к тому, если я буду время от времени посещать Землю и воскрешать покойничков? Для меня, как мага-некроманта, это было бы очень полезно.

Майор, вёл его к двум большим брёвнам лежащим по обе стороны от старого кострища, вокруг которого валялось множество бутылок, упыри, использовавшие болото в качестве тайного кладбища, похоже, устраивали здесь между делом ещё и пикники. Обернулся, он смерил короля взглядом с головы до пят, и огрызнулся:

- Как-как, хреново! Мы и без тебя воскресим кого надо. Тебе же нужны любые трупаки, в том числе и всякая мерзота, а мы хотим воскресить нормальных людей, достойных второй жизни в Нуменоре, а не существования в виде духов, запертых в клетку. Так что придётся тебе искать черепушки у себя в Эльдамире, некромант хренов.

- Жлобы вы с деревянными мордами после этого, что ты, что твой зажравшийся король, а не друзья до гроба. - с притворно горестным вздохом сказал Валарестон и заметил - Можно подумать, что вы у нас не некроманты. А кто тогда уже тайком воскресил почти тридцать две тысячи человек и теперь прячет их в тайге? Я что ли?

Майор Денисов мимоходом сотворил заклинание, которое мигом очистило тот участок поляны, на котором пьянствовали какие-то ублюдки, от пустых бутылок и привёл в порядок брёвна, превратив их в две удобные скамьи, поставив между ними деревянный длинный стол, сел на скамью, и, выложив не неё небольшую чёрную магическую шкатулку размером с портсигар, доходчиво объяснил другу:

- Мы с Андрюхой благородные энтулессоны, Валерка, а ты гнусный некромантюга. Мы сначала колдуем над каждым найденным черепом и выясняем, кем был этот человек и от чего врезал дуба, а тебе этим лень заниматься. Ты сначала его оживляешь, а потом устраиваешь ему допрос с пристрастием и уже после этого решаешь, делать его аттеаноста или отправлять обратно в загробный мир. Нет, я, конечно, согласен, делаешь ты всё мастерски и все, кого ты воскресил, отличные ребята, но мне всё же немного жаль тех уродов, которых ты спровадил обратно. Поверь, это даже для них не сахар.

Теперь настала очередь Валарестона объяснять другу свою некромантскую политику. Глядя, как Владимир выставляет на стол замороженные блюда, чтобы хорошенько пообедать и заодно раздавить пол литра водки, он сказал насмешливым голосом:

- Что бы ты в этом понимал, энтулессон недобитый. К твоему сведению, оживляя всяческих негодяев и давая им взглянуть на свет божий, мне удаётся вселить в их души надежду на то, что им будут прощены их грехи, а это дорогого стоит. Они после этого из узилища злобных духов переселяются в обитель покоя, а это, между прочим, почти что рай в земном понимании смысла этого слова. Зато испытывая людей при энтулессе, я получаю такие знания, о которых вы все никакого представления не имеете. Есть тут и ещё одна заморочка, Вовчик, некоторые мои клиенты обладали при жизни настолько парадоксальным мышлением, что даже боги не могли понять, кто они такие, отъявленные негодяи или праведники. Зато в разговоре со мной они полностью открываются и всё сразу встаёт на свои места. Что, скажешь тот француз, Эварист Галуа, дерьмо? Отличный ведь парень оказался, хотя его и вывели в расход по высшему повелению. Нет, я ничего не имею против такого решения, останься он в живых и атомная бомба появилась бы уже перед первой мировой войной, но сейчас-то он уже не опасен. Зато благодаря ему я смог дать Гаруну такие знания, что он уже три года назад был готов лететь в Серебряное Ожерелье и гарантирует, что и с имеющимся оборудованием сможет спаять между собой все небесные арбузные корки.

Майор, разливая водку по гранёным стопкам, кивнул и сказал, соглашаясь со своим оппонентом:

- Тут я с тобой согласен, Валерка, допрос скелетов действительно очень пользительная штука, если ты, конечно, парень не робкого десятка и умеешь держать себя в руках. - увидев удивление в глазах короля, он засмеялся и воскликнул - Ты, что же, в самом деле думаешь, что мы с Андрюхой полные идиоты? Нет, старик, у нас хватило ума понять всё именно так, как надо, только мы при этом тщательно отбираем клиентов для допроса и никогда не переступаем черту.

Король Валарестон чокнулся с другом, выпил залпом ледяную водку и впился зубами в горячее мясо. Шашлык хотя и был заморожен, не потерял своих вкусовых качеств, ведь это был магический холод, а не жидкий азот, а уж шашлыки его друг жарить умел, хотя и пускал на них свинину, а не баранину. Ещё он отметил, что Владимир упомянул опасную черту, которую он сам провёл при первом же допросе поднятого из могилы скелета во время магической церемонии энтулессе. Ещё семь лет назад, когда король Валарестон перешел от теории к практике, он сразу же понял, что дело обстоит гораздо сложнее, чем он себе это представлял. Тогда, проводя свой самый первый энтулессе-ет-нойре, чтобы воскресить девушку, сестру одного из нуменорцев, которую сбил пьяный урод на «Мерседесе», он выяснил, что даже в этом, самом простом некромантском магическом заклятье таится некая опасность, своего рода ловушка, чёрная трясина, замаскированная под сказочно сладкий плод, которая может быстро затянуть мага и мигом искалечить его мозги. Достаточно одного неверного шага и некромант станет рабом некроса, а не его владыкой, хотя на первых порах этого никто не заметит.

Поэтому даже Голониус, который стремился сделать некромантом каждого мага, был чрезвычайно предусмотрителен и самым основательным образом вколачивал в головы своих учеников жуткий страх перед этой зловещей чертой, ведь ему нужны были преданные воины, владеющие некромантскими техниками, а не рабы некроса, которых он безжалостно истреблял задолго до того момента, когда они входили в полную силу, да, ещё и подвергал пыткам всем остальным своим ученикам в назидание. Только после того, как Валарестон тщательно исследовал то, что лежит за чертой, он стал относиться к старому некроманту с уважением и перестал называть его трупоедом даже в шутку. Этот маг провёл столько сложнейших энтулессе самого различного вида, что теперь было трудно найти мага способного превзойти его по объему знаний. Нет, конечно в Серебряном Ожерелье были маги, которые ни в чём ему не уступали и даже превосходили, но как некромант, он был выше всех, чтобы по этому поводу не говорили некоторые заносчивые типы. Впрочем, Голониус был вдобавок ко всему ещё и большой мастер прибедняться. Он никогда и никому не показывал своей истинной силы. Услышав о том, что его друг, который всё-таки последовал совету и стал первым помощником короля Воэна, занимался воскрешениями с полным знанием дела и со всеми необходимыми предосторожностями, Валарестон поднял вторую стопку и шутливым голосом громко сказал:

- Ну, тогда за некромантию. - Владимир охотно чокнулся, они лихо опрокинули стопки и король Валарестон прибавил - Раз так, ребята, то я за вас спокоен. Если некромант способен общаться со скелетозиной, то как магу ему просто цены не будет. Кстати, вы, как собираете костяк, лопатой шуруете или всё же магию применяете?

- Некромант с лопатой, это примерно то же самое, что неандерталец, сидящий за компьютером, Валера. - ответил майор отправляя в рот большой кусок свинины, зажаренной на углях до хрусткой корочки - Нет, мастер Валарестон, мы подходим к делу основательно, сначала вынюхиваем под землёй одну косточку, достаём её, после этого проводим поиск и определяем зону рассеивания костных останков и составляем гороскоп на клиента. Ну, а когда становится ясно, кого мы нашли, то начинаем не спеша, буквально по каждой молекуле воссоздавать скелет и, заодно, вытаскиваем из земли то, что было когда-то его тушкой, но базарим только со скелетом покойничка, а поскольку мы с Андрюхой и Серёгой и сами далеко не ангелы, то нас в первую очередь интересует, что дали нашему клиенту годы небытия, как он относится к тому, чтобы прожить ещё одну жизнь и не забываем взять с него клятву, что он после воскрешения не начнёт ставить пальцы веером и борзеть по полной программе. Таким образом лично я обзавёлся уже почти тремя тысячами отличных рыцарей.

За разговорами о некромантии, а также вообще о жизни, друзья хотя и жили оба в Москве, виделись не так уж и часто, прошло часа три и разговор закончился только тогда, когда птицы небольшого лайкваринда не известили их о том, что к Марьиной топи едут три больших, чёрных джипа. Владимир быстро создал маскирующий морок, перемахнул через стол и сел на лавку рядом с Валарестоном лицом к бережку и лесному просёлку. Ему было очень любопытно посмотреть на то, что предпримет король в отношении одиннадцати здоровенных мордоворотов, больше половины которых были одеты в офицерские мундиры, а трое, не смотря на дорогие, но совершенно одинаковые тёмно-серые, двубортные костюмы, имели ярко выраженную бандитскую наружность и лишь последний мужчина, одетый в синий однотонный костюм и голубую рубашку с тёмным галстуком, худощавый и к тому же почти седой, походил на клерка, только выглядел он очень уж настороженно, если не затравленно. Зато вся остальная не очень приятная на вид холёная, сытая, хорошо раскормленная братия громко горланила и чему-то очень радовалась.

Когда джипы остановились и шобла высыпала из них, сразу же стало ясно, чему они так радовались. Бандиты в тёмных дорогих костюмах открыли заднюю дверцу одного джипа и вытащили из него двух молодых связанных женщин, рты которых были заклеены скотчем, а заплаканные глаза излучали волны ужаса и непреодолимого страха. Точнее молодой женщиной была только одна из их пленниц, а вторая была совсем ещё девчонкой не старше пятнадцати, шестнадцати лет. Женщина была одета в красный костюм с белой блузкой и не по сезону лёгкие туфли, а девушка в джинсы, серый свитер и кроссовки. Судя по всему их похитили прямо из дома. Офицеры в чинах, четыре полковника и три майора, принялись выгружать из джипов коробки и сумки со спиртным и едой, большую кастрюлю с мясом для шашлыков, упаковки с пивом, две молочные фляги с водой и даже скатанный ковёр, глядя на который Владимиру всё сразу стало ясно и он негромко, но строго сказал:

- Валера, с бандюками делай, что хочешь, а с этими сраными вояками я сам разберусь. Двоих из них я знаю, встречался с ними в Чечне, штабные крысы. Трусливые, гнусные и жадные, но там у меня были дела поважнее, чем с ними разбираться, хотя, как мне теперь кажется, зря я их не разобрал тогда по косточкам, но, видно, именно так было суждено всему случится.

Король Валарестон спокойным голосом откликнулся:

- Да, ты можешь и бандитами заняться, Вовчик. Мне же не четырнадцать лет, чтобы драться с ними. Кстати, видишь вон того полковничка со шрамом на лбу? Моя работа. Это он тогда, летом девяносто четвёртого, Вику хотел изнасиловать и убить. Так с тех пор и не сделался лучше, ублюдок, а ведь уже далеко не юноша. Видно моё учение не пошло этому козлу впрок. Ну, ничего, зато теперь ему за всё воздастся сторицей уже только потому, что для нас помиловать таких негодяев, означает ничто иное, как оскорбить богов.

Майор, который тащил под мышкой помимо коробки с водкой и спортивной сумки с едой скатанный ковер, сбросил его и отпихнул ногой. Он поднёс коробку и сумку на траву, как ему казалось, рядом с бревном, после чего достал из сумки складную металлическую вешалку, снял с себя китель и фуражку, было три часа пополудни и денёк выдался довольно тёплый, после чего подошел к ели и повесил свою амуницию на ветвь. Повернувшись майор хотел было направиться к бивуаку, но ель беззвучно шевельнула своими колючими лапами и ухватила его за руки, плотно залепив рот, а корни быстро заплели ноги. Майор встал, как вкопанный, не в силах ни сдвинуться с места, ни вскрикнуть. Бандиты, притащившие молодую, красивую женщину и, судя по всему, её дочь, быстро раскатали ковёр, швырнули их на него. Клерк в синем костюме, которому было лет сорок пять на вид, остановился рядом и, глядя на болото, негромко сказал:

- Ирина, мне отчего-то кажется, что сейчас эти господа тебе подробно и очень доходчиво объяснят, куда делся твой муж и почему. Не была бы ты дурой, сидела тихо, всё и обошлось бы, а раз ты меня не послушалась, то вскорости расскажешь им, куда ходила и на чьё имя письма писала. Даже думать не хочу о том, что с вами теперь будет, но мне кажется, что ляжете вы обе в этом болоте, а вскорости присоединиться к вам ваш муж и отец. Не исключено, что и мне не поздоровится, ведь я, получается, не выполнил их поручения. Предупреждал же я тебя, забудь обо всём и уезжай из Москвы поскорее.

Мужчина подошел к скамье, на которой сидел Владимир, почти вплотную, а женщина, будучи не в силах обнять свою дочь, придвинулась к ней поближе и прижалась к голове девушке-подростку щекой. Их мучители тем временем сгрузили на землю свою поклажу и только тут один из полковников заметил, что майор стоит возле ели с зелёным кляпом во рту и весёлым голосом крикнул:

- Никита, ты чего ёлку грызёшь, иди лучше водочки накатим и бутербродиком с икоркой загрызём. Это повкуснее будет, чем хвоя.

Владимир, который управлял лайквариндом, встал со скамьи, вышел из-под прикрытия морока и громко сказал:

- Не полезет тебе в глотку ни водка, ни икорка, гнида паскудная.

Полковник, у которого в кармане брюк лежал наградной пистолет с золотой инкрустацией, немедленно выхватил свой «Макаров» и пять раз выстрелил в грудь и лицо майора-пограничника. Лайкваринд, получив приказ, тотчас заплёл ему и все остальным офицерам и бандитам корнями не только ноги, но и руки. Пистолет выпал из ослабевшей руки полковника на траву, а майор в зелёном берете отряхнул со своей полевой гимнастёрки четыре расплющенные пули, выплюнул изо рта пятую, и, покрутив головой, громко рассмеялся. Полковник застучал зубами от страха и нервно воскликнул:

- Ты кто?

Владимир усмехнулся и ответил:

- Я твой самый страшный кошмар, урод, и сейчас ты вместе со своими ублюдками в этом убедишься.

Корни, зазмеившись в сторону матери и дочери, застывших от ужаса, разорвали капроновые шнуры, которыми были связаны их руки и ноги. После этого они, словно ласковые руки, бережно сняли скотч с их губ и немедленно принялись мягко и нежно массировать им занемевшие конечности. При этом те корни, которые спутали и разоружили офицеров-оборотней и бандитов, пришли в движение. Они перенесли коробки, кастрюлю с мясом и сумки с едой за спину Валарестона, а всю подлую братию быстро подтащили к длинной скамье и поставили перед ней на колени, выстроив в ряд. Те от этого мигом впали в ступор и хотя теперь рот был открыт даже у первого захваченного лайквариндом майора, не могли не то что вопить, а даже вскрикнуть, так сильно на них подействовали эти чудеса. Зато мать и дочь, как это ни странно, быстро пришли в себя и когда к ним подошли король Эльдамира и канцлер Нуменора, даже нашли в себе силы улыбнуться и шепнуть благодарственные слова.

Валарестон усадил их за стол лицом к пленённым негодяям, стоящим на коленях с бледными рожами, и сел слева, а Владимир справа, после чего деловито достал из своей магической шкатулки большой графин с нуменорским красным вином, золотые кубки и вазу с самыми вкусными пирожными и печеньем, которые он только смог найти на всей Земле, то есть позаимствовал их на кухне у бабушки Валарестона, своей любимой тётушки Вилваринэ. Он налил всем по кубку вина и ласковым голосом сказал:

- Милые леди, выпейте этого волшебного вина, оно поможет вам быстро прийти в себя и успокоиться. Поверьте, после него вам будет куда легче поверить в то, о чём мы вам сейчас расскажем, а рассказать нам нужно будет о многом и в первую очередь о том, что представляют из себя эти типы. Вместе с тем я заранее обещаю, что мы поможем вам всем, чем только сможем, ну, а поскольку ничего невозможного для нас не существует, то и помощь наша будет безгранична, вплоть до возвращения с того света ваших самых любимых и близких вам людей, строительства хрустальных замков по спецзаказу и любых других чудес, которые вы только пожелаете.

Кивнув, Валарестон пригубил вино первым. Как только мать и дочь с жадностью выпили вино, оба их спасителя встали и их сайринахампы моментально изменили свой внешний вид, превратившись у одного в долгополый эльфийский наряд золотисто-зеленоватых тонов, а у другого в чёрный наряд испанского гранда семнадцатого века. После чего Владимир вежливо поклонился и представил друга:

- Леди, позвольте мне представить вам короля Валарестона, повелителя Эльдамира, огромного королевства эльфов находящегося так далеко от Земли, что его не увидеть ни в один телескоп.

- А это, милые леди, канцлер Нуменора Владимир. - представил испанского гранда-блондина Валарестон - Это королевство находится неподалёку от Эльдамира, но все нуменорцы пока что живут на Земле и только готовятся к тому, чтобы создать своё королевство. А теперь, если вы соблаговолите, мы хотели бы узнать ваши имена.

Мать судорожно сглотнула и торопливо заговорила:

- Меня зовут Ирина, Ирина Дмитриевна Костина, а это моя дочь Нина. Мой муж, полковник Николай Костин, вернулся три месяца назад из длительной командировки и чуть больше месяца был арестован людьми, представившимися сотрудниками ФСБ, и с тех пор бесследно исчез. - она чуть запнулась, перевела взгляд с Валарестона на Владимира и затем решительным голосом продолжила - Мой муж кадровый сотрудник ГРУ, он служит в военной разведке уже двадцать три года и в числе людей, арестовавших его, был вот этот, он представился, как полковник Игнатенко, но мне кажется, что это не его настоящая фамилия. В московском УФСБ не служит полковник с таким именем. Мне об этом сказал начальник Николая. Мне кажется, что я уже встречала его раньше. Он очень похож на одного офицера, с которым мой муж воевал вместе в Афганистане, в восемьдесят пятом, когда был ещё старшим лейтенантом. Мне кажется, что это тот самый Павел Свиридов. Когда-то он был старшим лейтенантом, десантником и это именно ему мой Коля спас однажды жизнь. Закрыл его своим телом, когда их обстреляли на рынке в Кабуле душманы. Мой муж был в бронежилете, но его всё равно тогда сильно ранило. Правда, я всё же не уверена в этом. На той фотографии, где они сняты вдвоём, у Пашки Свиридова доброе лицо, а это просто какой-то злобный зверь. Он хотя и говорил мне тогда возле кинотеатра, что это скорее всего ошибка и улыбался, улыбка у него была зловещая, да, и Коля его не узнал, а ведь должен был обязательно узнать. Они же почти два с половиной года вместе воевали в Афганистане. Пашкин взвод тогда прикрывал Колину разведгруппу. А может быть он просто сделал вид, что не узнал его, хотел тем самым защитить нас.

Женщина умолкла и опустила голову. От взгляда Владимира не ускользнуло, что полковник, которого его друг когда-то приложил мордой к асфальту в Измайловском парке, чуть заметно поморщился. Оба мага вежливо поклонились и сели на скамью. Валарестон сделал рукой жест в сторону Владимира и тот сказал:

- Спасибо, Ирина, что немного просветили нас. Мы обязательно найдём вашего мужа и уже сегодня вы будете вместе, вот только вам придётся сделать после этого выбор, забыть обо всём, что произошло с вашей семьёй, или присоединиться к нам, нуменорцам. Но об этом мы поговорим позднее, а сейчас мне нужно разобраться с этими типами и потому мне хотелось бы, чтобы вы посидели пару часов в машине. Видите ли, леди, как вы уже успели это заметить, мы оба не обычные люди, а маги, причём маги весьма специфической квалификации и потому всё, что вы здесь увидите может повергнуть вас в шок. Это будет допрос с пристрастием и допрос весьма жесткий.

Вот тут-то Ирина Дмитриевна не выдержала и громко крикнула:

- А видеть, как твоего мужа хватают на улицу и заталкивают в машину, как какую-то пьянь, это не шок? Больше месяца впустую обивать пороги кабинетов это не шок? Быть похищенной из собственной квартиры вместе с дочерью, это что, тоже не шок? Да, я сама буду жечь этого зверя железом, чтобы он сказал, куда они увезли моего мужа! А если они его убили, то сама их застрелю.

Девочка, судя по упрямо сжатым губам, тоже была настроена решительно и не собиралась оставлять мать одну. Более того, она тотчас крепко обхватила её руками, а та положила руку ей на плечо. Глаза девушки просто горели от ненависти, отчего кое-кто из задержанных стоявших на коленях в нескольких метрах, вжали головы в плечи и Валарестон, кивнув, сказал спокойным голосом:

- Ну, что же, тогда всё произойдёт на ваших глазах, отважные леди, только тогда вам точно придётся стать подданными короля Воэна. Он нуждается в смелых, благородных рыцарях, каким является ваш муж и отец, а вы сами будете подлинным украшением Нуменора. Ну, что же, Володя, давай, начинай допрос. Советую тебе сначала потрясти полковника по кличке Майор. - наклонившись вперёд, он насмешливым голосом спросил - Эй, ты, падаль, помнишь меня? Это ведь я избил тебя и твоих бандитов в Измайловском парке, когда вы хотели изнасиловать ту школьницу, которую ты чуть не сбил. Тогда я хотя и был мальчишкой, ублюдок, всё равно представлял из себя для тебя и твоей сволоты самого опасного врага, но сегодня всё складывается куда серьёзнее и ты сейчас нам всё расскажешь.

Полковник по кличке Майор, наконец, понял, что он действительно влип самым основательным образом, а потому изрядно струхнул, но всё же нашел в себе силы и показал характер. Он хрипло рассмеялся и громким голосом выкрикнул:

- Да, ни хрена вы от меня не узнаете, придурки, не смотря на весь этот ваш гипноз со связыванием рук! Начнёте пытать меня и моих ребят, тем более. Мы закодированы от любых пыток и допросов, так что если кто-нибудь попытается ответить даже на такой вопрос, какого цвета трусы у его бабы, то он тут же копыта откинет. Обширный инфаркт и всё, кранты, а от этих клоунов, - полковник мотнул головой в сторону бандита стоявшего слева от него - вы вообще ничего не узнаете. Они так, шестёрки на побегушках и даже не знают, на кого работали все эти годы. Так что плевать я хотел на тебя.

Испанский гранд, которому совсем не шла короткая стрижка, ухмыльнулся и снова сменил обмундирование. Теперь на чёрный с серебром строгий некромантский мундир генерала армии Голониуса. Владимир извлёк из внутреннего кармана длинный посох, изготовленный из очень белой кости в виде человеческого позвоночного столба с довольно большим серебряным черепом с рубиновыми глазами и с вальяжным поклоном принялся объяснять:

- Миледи, юная леди, спешу предупредить вас, что я действительно не простой маг, а некромант, но это не должно вас пугать. Вы, главное, не нервничайте и поймите меня правильно, перед вами стоит на коленях такая мразь, что я не нахожу слов. В этом болоте - он указал на Марьину топь посохом - Эти скоты устроили кладбище и в нём упокоилось без малого полторы сотни человек. Для начала я воскрешу этих людей и отправлю их на прекрасный тропический остров, где ими немедленно займутся нуменорцы. Жизни их всех лишили насильственным способом эти негодяи, так что они уже только поэтому достойны начать жить заново, правда, уже очень скоро мы все покинем Землю. Но сначала мне нужно будет кое-что сделать. Вполне могло случиться и так, что они казнили кого-то из своих и сбросили их трупы в это болото, а мне такая публика в Нуменоре даже с очень большой доплатой не нужна.

Владимир сделал паузу и ею немедленно воспользовался король Валарестон, который спросил его ворчливым тоном:

- Вовчик, может быть для начала ты расскажешь мне, когда ты успел вырастить на своём костяном дрючке такую здоровенную черепушку? - подавшись вперёд и внимательно рассматривая серебряный череп, в глазницах которого рубиновые кабошоны-глаза глядели на мир вполне осмысленно, Валарестон сердито рыкнул - Только не надо мне заливать, что это произошло из-за каких-то трёх тысяч, как ты мне как-то раз сказал, энтулессе. А ещё мне очень хотелось бы знать, в каких лесах теперь обитают все эти дивизии аттеаноста?

- Ну, батенька, всё тебе возьми и расскажи. - насмешливо откликнулся Владимир, но потом всё же пояснил - Валар, мы с Андреем и Серёгой немного поработали в Сибири в тех местах, где когда-то были сталинские лагеря, а народ мы отправили в джунгли Бразилии, в верховья Амазонки. Там есть места даже более безлюдные, чем у нас в Красноярском крае и к тому же печки топить не нужно. Вырастили там несколько лайквариндов и заселили в них народ, маскировка железная, даже из космоса никто не увидит их городов. Ладно, не мешай мне делом заниматься. Дай спокойно создать поисковое заклинание. Трупы здесь довольно свежие и хорошо сохранившиеся, так что оно сразу определит, кто тут есть ху.

Из тёмно-красных рубинов-глаз черепа стал вытекать синеватый дым, который устремился к болоту. Владимир встал, подошел к болоту поближе и минут через пять приступил к энтулессе-эт-нойре, от чего по нему немедленно пошла крупная рябь. Король Валарестон поторопился сотворить над этой частью болота синеватое облачко-морок, чтобы скрыть всё происходящее от всевидящих спутников-шпионов. Примерно через полчаса вода в болоте стала вспучиваться горбами, а лайкваринд произвёл перестановку пленных и выстроил их вдоль берега, чтобы они увидели, как из своей братской могилы поднимаются убитые ими мужчины и женщины, многие из которых были обнажены. Пограничник-некромант здорово набил руку в Сибири и зомби у него получались на диво ладные, все хорошо упитанные, розовощёкие, без каких-либо физических изъянов. Лёгким жестом левой руки Владимир открыл портал прохода на остров Иримиэль. Портал он открыл большой и через него все увидели замок, построенный в японском стиле, красовавшийся на фоне огромных цветущих магнолий.

Перед замком на большой поляне стояло несколько сотен людей, половина из которых были одеты в яркие, нарядные кимоно, а вторая половина предпочитала им роскошные дворянские наряды века эдак шестнадцатого. Все мужчины были вооружены исключительно холодным оружием, японским и европейским, а в руках у дам сверкали золотые кубки. Возле круглого стола стоял с большим золотым черпаком король Нуменора Воэн, облачённый, как всегда, в свою любимый тяжеленный чёрный с золотом панцирь и разливал по кубкам вино из большой золотой братины. Земляничный запах этого вина был таким сильным и столь манящим для зомби, что те моментально оживились. Владимир взмахнул рукой и они стали входить в портал по очереди. На острове Иримиэль король Воэн со своими приближенными немедленно поил их вином, чтобы превратить в нормальных аттеаноста.

Владимир творил энтулессе-эт-нойре столь основательно, что благодаря этому все зомби сразу же узнавали своих убийц и не только выкрикивали им в лицо глухими голосами проклятья, но даже плевали в их морды своей синеватой, жгучей, как кислота, слюной и как им не хотелась сотворить нечто большее, ничего другого сделать не могли. От палачей их отделял магический барьер. Зато они могли вдыхать полной грудью аромат красного, земляничного нуменорского вина, которое сулило им возвращение к полноценной жизни. Последними из болота вышли семеро девушек, одетых в скромные наряды сороковых годов, которые прошли мимо одиннадцати ублюдков совершенно безмолвно. Их мучители давно сдохли и потому им не на кого было излить свой гнев, а потому они больше других торопились пройти через портал на остров Иримиэль, чтобы окончательно вернуться в мир живых. Когда всё закончилось, Владимир вернулся на своё место и сказал с грустью и болью в голосе:

- Ты знаешь, Валар, а ведь Берия и в правду сбрасывал в Марьину топь с самолёта девушек. Надо бы мне найти как-нибудь его трупик, а также трупики его подручных и отправить их в настоящий ад, а не в тот санаторий для всяких злобных тварей, который сотворил для них Создатель. Да, кстати, эти уроды действительно сунули в болото пятерых своих дружков, но я их там и оставил, потому, что они тоже редкостной марки мрази. - после этого он повернулся к задержанным негодяем, которые корчились от боли, но кричать не могли из-за магических кляпов и монотонным, нудным голосом принялся читать им лекцию - Объясняю для самых тупых. Мимо вас сейчас промаршировал целый отряд прекрасно выделанных зомби, но это были мирные зомби. От обычных людей зомбаки отличаются тем, что их очень сложно убить, они ничего не боятся, весьма умны, хитры и изобретательны, втрое сильнее обычных спортсменов-олимпийцев, а прикосновение их рук и таких выделений, как знаменитая зомби-слюна, очень мучительны. Можно сказать, непереносимо мучительны. Я это на своей собственной шкуре проверял. Впрочем, вас мне убеждать в этом уже незачем. Теперь перейдём ко второй части доклада о некромантии. Зомбаки бывают двух видов - улкафирины, то есть сотворённые силой магии из невинно убиенных людей, трупы которых подняты из могил, и тевиквалины, сотворённые из казнённых преступников и всяческих негодяев. Отличаются одни от других вот чем. Улкафирины ничего не чувствуют, ни тепла, ни холода, ни боли, ни ласки, зато тевиквалины ощущают жуткую, совершенно непереносимую, чудовищную боль и чем сильнее были те муки, которые они перенесли при казни, тем сильнее будет боль, которую они станут испытывать после воскрешения. Объединяет и тех, и других зомби только одно, они мечтают о том, чтобы их кто-нибудь похоронил и прочитал над ними молитву, а потому ими очень легко управлять и они готовы дать клятву каждому, кто им это пообещает. Те зомби, которых вы только что видели, господа негодяи, устремились в портал прохода и не стали приставать ко мне со всякими глупостями по поводу погребения только потому, что учуяли сладостный аромат лимпе’лехтиа-эт-нойре - вина освобождения из могилы, а это, поверьте, очень мощное средство воздействия на зомби и все они уже стали людьми, только несколько иными. Их мозги соображают теперь намного лучше, они обладают вдвое большей силой, чем даже зомбаки и отличаются просто потрясающей живучестью. Жизнь зомбака довольно коротка. С первых же минут своей трудовой деятельности, а жизнью существование зомбака даже у меня назвать язык не поворачивается, он начинает потихоньку гнить и примерно через пять лет, если некромант не будет регулярно приводить его в порядок, превращается в куинаквелет, живой труп, очень вонючее, скажу я вам, существо, а потом и вовсе в лейяахорона, то есть в ходячий и даже говорящий скелет, правда, говорить он может только с помощью мага. А теперь, господа негодяи и мерзавцы, я открою вам секрет самого главного могущества даже самого паршивого некромантишки, а не таких крутых магов, как король Валарестон или я, серебряные черепа на посохе которых, успели вырасти до размера крупного грейпфрута. - Валарестон, злорадно ухмыльнувшись, также облачился в мундир некроманта, но уже маршальский и достал свой посох, череп на котором был такого же размера, как и на посохе Владимира. Его глаза обрели не просто осознанное выражение, а были живыми, глянув на который, Владимир прорычал от возмущения - Ох, ты и жулик, Валера, у самого черепушка того и гляди анекдоты начнёт рассказывать и эполеты до пояса свисают, а ты мне тут мораль вздумал читать. Ну, ничего, я с тобой ещё поговорю на эту тему. - вновь повернувшись к трясущимся от дикого, хорошо осознанного и прочувствованного ужаса преступникам, он продолжил свою лекцию - Так вот я о чём хочу ещё сказать вам, придурки, зомби полностью подчинены воле создавшего их некроманта и поскольку мозги у них работают на зависть всем живым людям, то вы мне сейчас быстренько всё расскажете обо всём, что только знаете, а чего не знаете, то сразу же вычислите. Я так же спешу предупредить вас вот о чём, поскольку вы все станете тевиквалинами, то по мере деградации мучения ваши станут только усиливаться, но своего максимума они достигнут тогда, когда ваши кости обратятся в прах в каком-либо каменном сыром подземелье и станут грязью, вот тогда вам будет гарантированно не менее трёх тысяч лет таких мук, что вам, а превратитесь вы в конечном итоге в бесплотных духов, и ад со всеми его чертями и сковородками покажется после этого раем. Ну, а теперь пару слов о том, как я вас всех грохну. Марать руки мне неохота и бить вас, а тем более устраивать тут кумите, я не стану. В первую очередь потому, что любого из вас я прихлопну, как муху, да, к тому же на фига мне сдалось штопать потом ваши тушки. Поэтому умрёте вы самой мучительной смертью и вдобавок ко всему ещё и довольно медленной от того, что в вашем теле начиная от кончиков пальцев закипит кровь. Этот магический удар называется у магов нашей квалификации, то есть супермагов, нарэ-ми-иар, так кстати, эльфы ещё называют один редкий сорт вина, но вас я им угощать не стану. Максимум, что я предложу вам, так это выкурить перед смертью сигарету и выпить стакан водки, хотя вы своим жертвам и этого скорее всего не давали, а просто пытали и мучили их до тех пор, пока те не умирали. - Владимир постучал указательным пальцем по темечку серебряного черепа и сказал - Тевикар моего посоха уже всё рассказал мне о их муках и потому лёгкой смерти вы от меня даже и не ждите, равно как и никакой пощады. - пристально посмотрев на девочку и её мать, которые чувствовали себя уже не так комфортно и не были настроены столь решительно, он сказал - Милые леди, давайте-ка я всё-таки отведу вас в один чудесный домик на острове и вы там немного поспите, так дальнейшее зрелище будет не из приятных. Вы тогда точно месяца два без снотворного не сможете уснуть. А через несколько часов к вам присоединится ваш папка и вы будете жить так долго, как живут одни только боги, и так же счастливо, в самом замечательном королевстве, которое мы все вместе построим. Я, мои милые, солдат, как и ваш папка, и хотя служу сейчас в штабе погранвойск, свои награды получил на войне, и поэтому охранять ваш мирный сон это моя святая обязанность. К тому же на том острове вы увидите, что все зомби уже стали людьми и теперь, наверное, решают, как им жить дальше. Ну, что вы мне на это скажете?

Девочка откликнулась первой:

- Мам, давай уйдём отсюда, мне что-то страшно стало и тревожно. Вдруг я и правда не смогу потом спать.

Мать согласилась:

- Да, Ниночка, пойдём. Подождём папу на том острове.

Владимир прошел поближе к болоту и сотворил такой большой портал прохода на остров Иримиэль, словно он собирался отправить туда разом штук пять карьерных самосвалов. Через него гостьям острова открылся прекрасный морской пейзаж, который лежал прямо за большой, залитой яркими лучами солнца площадкой, морщённой желтовато-белым мрамором. На мраморной балюстраде лежал свесив вниз одну лапу и хвост громадный леопард, шерсть которого ярко сияла на солнце. Справа и слева от него сидело с дюжины полторы крупных, холёных, довольных собой, важных мартышек и разноцветных попугаев. Несколько детёнышей мартышек беспечно сидели на спине леопарда, который моментально повернул голову к порталу и приоткрыл рот в кошачьей улыбке. С полдюжины мартышек спрыгнуло с балюстрады на мраморные плиты и подбежали к порталу, из которого в подмосковный лес пахнуло теплом, запахами моря и ароматами цветущих джунглей. Владимир поманил к себе мать с дочерью и сказал:

- Леди, познакомьтесь с лесным хозяином острова Иримиэль, его главным рейнджером Маугли.

Леопард немедленно спрыгнул вниз и вместе с мартышатами на спине приблизился к нему, взглянул на Ирину и Нину и громко замурлыкал, словно был самым обычным котом.

Когда Владимир вернулся к Марьиной топи, а это произошло через час, то он не заметил никаких перемен и первым делом сказал:

- Всё, сдал я девчонок Вилваринэ, но сначала показал им посёлок наших ниндзя и замок принцессы Иримиэль. Извини, что немного задержался. Поговорил полчаса с жертвами этих упырей. Валера, они ведь не просто бандиты, а самые настоящие чудовища. Фашисты из Освенцима рядом с ними так, шпана косопузая. Господи, сколько же на них крови. - слегка стукнув посохом о землю, он промолвил зловещим голосом - Ну, а теперь я хочу послушать вас, скоты. Вам дается последнее слово.

Тот мужчина, коривший Ирину Костину, которому достался всего один плевок зомби, да, и тот рикошетом, сразу же завопил:

- Мужики, раз уж я оказался в этой компании, то грохните меня, да, сбросьте в болото, только не казните так люто. Поверьте, я всего лишь адвокат и виноват только в том, что время от времени помогал этим уродам юридическими консультациями. Да, не стану скрывать, меня посылали к Ирине, чтобы я отговорил её разыскивать мужа, но мне никто и ничего не говорил об этом деле, а расспрашивать кого-либо о том, чем именно занимается генерал Гончаренко и его особый отдел, слуга покорный. Лучше уж самому повеситься. Единственное, что я знаю, так это то, что они занимаются какими-то тайными операциями против международных террористов и не более того. Ещё я знаю, что у генерала Гончаренко есть офис в Сокольниках, только я там не разу не был. Зато это знает полковник Свиридов, ведь он в особой чести у генерала Гончаренко. Или просто цену себе набивал, говоря так. Меня они забрали с собой прямо из офиса моей адвокатской конторы и я только в машине узнал от полковника Свиридова, что он собирается поговорить с женой полковника Костина. Вот, собственно, и всё, что я о них знаю.

Владимир кивнул и сказал с усмешкой:

- Хорошо, вставай и садись за стол. Будешь, так сказать, свидетелем, только рассказывать этого тебе никому не придётся. Если ты действительно невиновен, то тогда мы сделаем всё так, словно эти придурки тебя просто довезли до МКАДа и высадили ни с того, ни с его. В общем, подшутили они над тобой. Сам понимаешь, нам лишние свидетели ни к чему, но мы не собираемся никого убивать только потому, что тот оказался не там, где нужно.

Корни выпустили адвоката и он с кряхтеньем поднялся на ноги, обошел вокруг стола и сел чуть поодаль от Валарестона. Щёку ему по прежнему нестерпимо жгла слюна зомби и на ней уже образовался кровавый волдырь. Сердобольный король-некромант чуть качнул своим посохом, из строгих красных глаз серебряного черепа вырвались зелёные лучи и все боли и хвори немедленно отпустили адвоката, но тот, кажется, этого даже не заметил и тогда Валарестон налил ему полный кубок нуменорского красного. Мужчина выпил его жадными глотками до дна, после чего окончательно пришел в себя и вздохнул. Все остальные пленники боялись издать хотя бы один единственный звук. И ведь им всем было от чего паниковать. Владимир обернулся назад, достал и поставил на стол литровую бутылку водки, большие стаканы закалённого стекла и блок сигарет. Вскрыв его, слегка качнув вперёд посохом, он освободил руки полковника Свиридова и одна сигарета полетела к нему в рот, а с бутылки слетела крышка. Водка сама полилась в стакан и он также отправился по воздуху в левую руку преступника-фээсбэшника. Сигарета в его рту тоже вспыхнула сама собой, он жадно затянулся, а Владимир сказал равнодушным, ничего не выражающим голосом:

- Можешь высказаться по этому поводу, Паша.

Полковник сделал ещё несколько жадных затяжек, щелчком отправил сигарету в лицо своему палачу, но она вспыхнула и сгорела даже не долетев до края стола, после чего, выпив залпом водку, дерзким тоном громко выкрикнул:

- Да, пошел ты на хер! Я-то в своей жизни хоть попировал, а ты как был сраным майоришкой и жил на съёмной квартире, так и выйдешь на пенсию полканом с лысиной и без гроша в кармане, гипнотизёр хренов, а больше я тебе ничего не скажу.

Валарестон освободил руки остальным пленным и отправил им пару бутылок водки и несколько стаканов. Кто-то стал пить водку, кто-то закурил, а некоторые стали вытирать носовыми платками, смоченными в водке, свои рожи от зомби-слюны, что принесло им хоть какое-то облегчение. Они не сразу заметили, что некая сила, исходящая из некромантского посоха, подняла тело полковника Свиридова в воздух и заставила его распрямиться. Они вздрогнули только тогда, когда тот, вдруг, хрипло зарычал, а потом заревел, словно бык на бойне, и принялся судорожно биться в конвульсиях. Глаза полковника налились кровью так, что уже было невозможно различить ни белков, ни зрачков, лицо и руки побагровели, толстые пальцы начали дымиться, а ногти почернели. Длилась эта страшная казнь минут пятнадцать и рёв Паши Свиридова становился всё громче, пока не перешел на истошный визг и внезапно не оборвался на самой мучительной ноте. Его тело с почерневшим, лаково блестящим лицом и выгоревшими дотла глазами упало перед ними на зёлёную траву и немедленно стало преображаться в обратном порядке. За каких-то три, четыре минуты оно вернулось в свой первоначальный вид, зашевелилось и медленно поднялось на ноги. Владимир безучастно сказал:

- Встань здесь и повернись лицом к лесу.

- Да, хозяин. - ответил бывший полковник невозмутимым тоном и встал справа от мага-некроманта.

Последовал первый вопрос Владимира:

- Что ты сейчас ощущаешь?

Всё так же невозмутимо полковник-зомби ответил:

- Сильную боль хозяин.

Владимир немедленно потребовал уточнить:

- Какая это боль и насколько она сильнее той боли, которая заставила тебя так вопить, что я чуть было не оглох?

Зомби ответил:

- Эта боль сжигает меня изнутри адским огнём. Болит каждая клеточка моего тела. У меня болят даже волосы и ногти. Эта боль намного сильнее той, когда в моём теле закипела кровь. Я не могу её терпеть. Она сводит меня с ума.

- Почему ты не кричишь сейчас? - спросил Владимир и зомби немедленно ответил:

- Я боюсь твоего гнева, хозяин. Если ты разгневаешься на меня, боль станет ещё мучительнее.

- Правильно. Так оно и будет. - сказал маг-некромант и поинтересовался - О чём ты сейчас мечтаешь?

Зомби простодушно ответил:

- Я мечтаю о том, чтобы ты приказал меня похоронить и прочитать над моей могилой молитву.

- Ты достоин этого? - последовал громкий вопрос, на который зомби ответил так же громко:

- Нет, я совершил столько преступлений, что мне никогда не искупить хотя бы малую их часть.

Вот тут-то коллег полковника Свиридова проняло по настоящему и они завыли от ужаса ничуть не слабее его самого во время казни, но магические кляпы быстро заткнули им рты, а Владимир потребовал:

- Сейчас ты коротко, но чтобы мне всё было ясно, расскажешь о своей жизни начиная с того момента, когда ты встал на преступный путь, а так же о всех своих преступлениях и расскажешь всё, что ты знаешь, о генерале Гончаренко и о всех своих подельниках.

И вот тут-то полковник Свиридов к ужасу своих коллег начал рассказывать. Он говорил громко, отчетливо, лаконично, но в то же время очень ёмко и только по существу. История его падения началась в восемьдесят пятом, после того, как старший лейтенант Костин, командир особой разведгруппы состоящей всего из трёх офицеров, смуглого, темноволосого москвича, татарина Ильдара Рахимова и узбека Мирзо Усманова, угодил из-за самонадеянности Пашки Свиридова, отправившегося вместе с Пуштуном на рынок, под выстрелы двух душманов, устроивших засаду на шурави в лавке торговца восточными сладостями. Не смотря на серьёзное ранение, Пуштун завалил одного и тяжело ранил второго талиба. Пока он лежал в госпитале с переломами рёбер, голодный до баба верзила решил вместе со своим приятелем-прапорщиком навестить одну вдову, жившую неподалёку от того места, где был расквартирован его полк. Там его и прапора повязали душманы, вместе с которыми был американский майор Джеральд Спенсер, кадровый сотрудник ЦРУ.

Цэрэушник сходу завербовал здоровенного мордоворота Пашу, причём сделал это самым циничным и жестоким образом, в стиле фашистов, предложив ему в обмен на жизнь застрелить друга. Прапорщик Ревко от такого предложения отказался и даже заехал американцу ногой в бок, хотя и не был крепким парнем, зато Паша Свиридов согласился и из чужого оружия застрелил сослуживца. После этого уже из собственного табельного оружия он застрелил несчастную вдову и старика и всё это он проделал под прицелом видеокамеры. Майор Спенсер приказал душманам вложить оружие в руки убитых, объяснил своему агенту где он с ним встретится через три дня и тотчас откланялся. Через три дня старший лейтенант Свиридов, получив инструкции от Джерри Спенсера, приступил к сбору разведданных, а ещё через две недели он подвёл под вербовку капитана-особиста Гончаренко, которого цэрэушник также повязал кровью двух пленных солдат, привезённых в Кабул откуда-то из провинции.

Потом майор Спенсер сдал особисту Гончаренко несколько немногочисленных, плохо вооруженных и потому и не очень-то опасных банд, которые разгромил взвод старшего лейтенанта Свиридова, за что оба были повышены в звании и получили боевые награды, затем был вывод войск из Афганистана и перевод Паши в Москву. Ему было предложено продолжить службу в органах госбезопасности. Так начала складываться банда генерала Гончаренко. Майор Спенсер приказал им обоим сначала закрепиться в ФСК, а затем продолжить свою службу в ФСБ и при этом делал всё, чтобы оба его агента продвигались по служебной лестнице. Параллельно им было приказано подмять под себя несколько преступных группировок, чтобы использовать их для физического устранения тех лиц, на которых им укажет теперь уже полковник Спенсер, настоящие имя и фамилия которого были Ричард Малкович, чем они и занялись с большим энтузиазмом.

Затем началась война в Чечне, и Дик Малкович поставил перед ними задачу, превратить операцию по наведению конституционного порядка в жестокую и кровавую бойню. Сдавая группе подполковника Гончаренко, в которую был включён майор Свиридов, всякую мелочь и в то же время поставляя чеченцам ценные разведданные и оружие, полковник Малкович добился успеха. Жестокость по отношению к чеченцам проявляли многие российские военные, но и она меркла перед тем, что творили люди полковника Гончаренко, который после Чечни получил чин генерал-майора и возглавил специальный группу по борьбе с международным терроризмом. На тот момент она практически полностью состояла из агентов ЦРУ и фактически представляла собой крупную международную банду, имевшую тесные контакты с главарями организованной преступности. А ещё это была самая настоящая финансово-промышленная корпорация. В Москве насчитывалось тридцать восемь членов этой банды, в которой Паша Свиридов командовал отрядом ликвидаторов-палачей, таких же жестоких садистов и насильников, каким был он сам.

Адвоката Николаева они прихватили с собой только с одной единственной целью, убить и похоронить в болоте, чтобы больше никто не узнал о том, что в лапы генерала Гончаренко попал полковник Костин. Полковника похитили по приказу Дика Малковича и держали в личной тюрьме генерала в Сокольниках, в нескольких километрах от его штаб-квартиры. Полковник Малкович направил туда из Штатов особенных специалистов по допросам с пристрастием и Паше Свиридову было известно только одно, этот разведчик, недавно вернувшийся из Афганистана, обладает ценной информацией касавшейся входа в некий храм Силы. Ещё полковник Свиридов, которому Владимир вовремя задал несколько уточняющих вопросов, рассказал о том, что генерал Гончаренко и цэрэушник, выбившийся в высокие чины, довольно часто вели между собой разговоры о магах, посещавших Землю и даже построивших себе убежище не небольшом островке на озере в Штатах, вблизи Канады. Говорили они и о Шамбале, путь в которую, якобы, был открыт в шестидесятые годы прошлого века, и о том, что к этому причастны японские ниндзя из клана Яри, связываться с которыми они не очень-то хотели, так как подозревали, что все они являются могущественными магами.

Полковника Малковича очень интересовала вся эта фантастика и особенно вход в храм Силы, в котором, как он говорил, можно было обрести не только вечную молодость, но и магические знания, способные дать избранным людям власть над миром. Паша в это не верил, как не верил он и в то, что люди Дика Малковича могли закодировать их каким-то сверхсекретным способом и тем самым предотвратить, что они, вдруг, расколются на допросах. Теперь же, рассказав магу-некроманту о том, что именно и в какой последовательности с ними делали американцы в особняке, стоящем в самой гуще Сокольнического парка, он и сам был вынужден признаться, что всё это была правда. Смеркалось, когда полковник Свиридов закончил давать показания. С его слов, а верить зомби можно было полностью, все десять ликвидаторов были самыми отъявленными негодяями, которые достойны самой жуткой казни без какого-либо снисхождения, он вкратце рассказал, кого и как они избивали, насиловали, заставляли совершать самоубийства и казнили на этом месте, но Владимир всё же поинтересовался их собственным мнением на этот счёт и спросил:

- Что вы скажете на это, господа мерзавцы? Есть хотя бы какое-то объяснение всем вашим зверствам?

Когда он освободил пленников от кляпов, те завопили. Кто-то божился, что он ни в чём не виноват, кто-то обрушился на обоих магов с проклятьями, а кто и с угрозами. Послушав их несколько минут с каменным лицом, Владимир снова заткнул им рты и поджарил всех разом и пока они корчились, Валарестон, посмотрев на бледного, как полотно адвоката, спросил:

- Ну, а что вы думаете по этому поводу?

- Н-н-не знаю, что и сказать. - запинаясь промолвил тот - Но всё это так мерзко. Господи, да, их всех за это… Впрочем, что об этом говорить, вы ведь и так уже казнили их самым жестоким образом. Понимаете, я ведь тоже воевал в Афганистане, был четыре месяца в плену, бежал, почти целый месяц скитался по горам, пока наконец совершенно случайно не вышел к своим. Меня хотели отправить на вертушке в Кабул, в госпиталь, но я, не смотря на ранение, повёл наших к тому кишлаку, где скрывалась банда Хайруло, там оставалось ещё пятеро пленных и среди них два офицера. Меня даже наградили медалью «За отвагу», а затем комиссовали из армии. Знаете, мужики, нас ведь тоже пытались завербовать, но никто на это не пошел, а этот, эти… Нет, мужики, мне нечего вас сказать кроме того, что вам нужно найти этого гада, их главаря, генерала Гончаренко. Если дадите мне оружие, то я пойду с вами, хотя давно уже не мальчик, чтобы играть в войну.

Владимир улыбнулся и сказал:

- Извини, Виктор, но взять с собой на операцию я не могу. Для этого нужна особая подготовка, но зато в моих силах пригласить тебя к нам в Нуменор. У тебя есть семья, дети?

Мужчина горестно усмехнулся и ответил вопросом на вопрос:

- Какая семья может быть у солдата, кого кастрировали душманы? Потому-то я тогда и повёл отряд капитана Шорникова в горы, чтобы иметь возможность перерезать глотку Хайруло. К счастью мне удалось это сделать и теперь, когда становится особенно тошно, меня хоть это немного утешает. Иначе я вообще давно бы уже сошел с ума. Из близких у меня есть только больная старуха-мать.

Маг-пограничник широко улыбнулся и воскликнул:

- Ну, так тебе тогда и в самом деле остаётся только одно, прибиваться к нам, парень. Твоё мужское хозяйство мы тебе быстро восстановим, а всё остальное ты уже и сам сделаешь. Наверняка у тебя есть женщина, которая тебя любит не смотря ни на что. Сейчас мы отправим тебя на остров Иримиэль, там есть люди, которые уже знают, кто ты такой, и они немедленно тобой займутся. - зомби, поднявшимся на ноги, он строго приказал - Быстро одеться, почиститься, проверить оружие и по машинам. Свиридов, придумай, что ты скажешь Гончаренко, чтобы он собрал всю банду у себя в офисе. Сейчас я отправлю вас вместе с машинами в Сокольники, есть там одна тёмная аллейка, и вы поедете к Гончаренко и убьёте там всех, кроме генерала, он нужен мне живым. Не стрелять, действовать аккуратно, передушите их там всех, как котят. Можете их хорошенько отметелить, переломать все кости перед смертью, только аккуратно. Если же в офисе, вдруг, есть посторонние, которые ничего не знают о делах Гончаренко, всех выпроводить, но вежливо, без грубости. Как только мы освободим полковника Костина, сразу же отправимся туда. Надеюсь вы всё поняли или мне нужно объяснить вам это по другому?

Зомби хором испуганно ответили:

- Да, хозяин! Мы всё сделаем, как ты приказал.

Адвокат заёрзал на скамье и растерянно воскликнул:

- Извините, но я не могу отправляться на ваш остров! Меня ждет дома больная мама. Мне нужно срочно ехать к ней.

Владимир, который снова переоделся, но теперь уже в чёрный синоби-сёдзоку, сотворил портал прохода прямо под носом у адвоката Николаева и командирским голосом весело скомандовал:

- Отставить разговоры! Шагом марш на остров. - уже в спину мужчине он добродушно сказал - Ничего страшного с твоей матерью не случится, парень, через полчаса ты сам её и заберёшь на остров Иримиэль. Нуменорцам не привыкать объяснять родне, что и почём. Поверь, это будет далеко не первая вербовка. Тем более, что тут особенно-то и стараться не нужно. Узнав, что она сможет наконец понянчить внуков, твоя мать не станет особо долго раздумывать.

Виктор, открыв рот от удивления, обернулся, но сказать ничего не успел. В открывшемся рядом с замком принцессы Иримиэль портале появились король Воэн и королева Виктория, которые буквально выдернули из портала адвоката и повели к замку. Владимир быстро закрыл эту дверь в мир сказки и вместе с Валарестоном направился к джипам. Тот уже успел убрать на берегу болота все следы пребывания на нём людей и даже отдал приказ лайкваринду превратиться пусть и не во вполне обычный, но всё же довольно мирные и безопасные для людей лес и болото. Он мог, конечно, повелеть лайкваринду расти и превратить болото в озеро, но в том не было никакого смысла. Зачем менять то, что природа создала по своему собственному разумению? Вносить коррективы магам следовало в то, что сотворили люди, а в данном случае речь шла только о полном искоренении банды Малковича-Гончаренко и тех, кто стоял за ними. Хотя полковник Свиридов не сказал об этом ни единого слова, Владимиру было уже ясно, что цэрэушник был слишком незначительной фигурой, чтобы кодировать таким образом какую-то босоту с преступными наклонностями, пусть и носящую офицерские погоны.

Первым делом Владимир открыл в Сокольники небольшой портал прохода и сотворил сложное и объемистое по содержанию заклинание поиска. Запустив в него пару дюжин фиолетовых, едва видимых шаров размером в баскетбольный мяч, оба мага немного подождали и только тогда, когда стала ясна диспозиция основных сил врага, маг-пограничник расширил портал прохода и через четверть часа после того, как началась эта фаза операции, оба мага, одетые в чёрные наряды ниндзя, первыми вошли на алею парка, на которой разом погасли все фонари. Вслед за ними на аллею выехали джипы и полковник Свиридов связался по телефону с генералом Гончаренко и сообщил ему, что Ирина Костина раскололась и выложила всё, что узнала от мужа о магах, прибывших на Землю из королевства Эльдамир, находящегося на Серебряном Ожерелье далеко во Вселенной. Ещё он сказал генералу, что группа магов находится в настоящее время в Москве и это сопляки. Генерал Гончаренко сурово прикрикнул на своего палача, чтобы тот не болтал о таких вещах по телефону и сказал, что будет через час в офисе и ждёт их всех там с подробным докладом. О судьбе Ирины Костиной и её дочери он даже не поинтересовался, но по тону его голоса было ясно, что он очень доволен услышанным и даже поблагодарил своего палача.

Зомби поехали к офису, расположенному неподалёку, в Сокольническом переулке, это был трёхэтажный особняк, чтобы подготовить генералу и его сопровождающим достойную встречу, а маги под прикрытием маскировочного морока тёмными тенями двинулись вглубь парка, где в отдалении стоял неприметный двухэтажный, старинный, ещё дореволюционной постройки, особняк с большим подвалом, огороженный глухим, высоким забором, выкрашенным в зелёный цвет, и железными воротами с красными звёздами. Домик был необычным и помимо того, что выглядел нарядным после капитального ремонта, являл собой весьма основательно укреплённую базу. По всему периметру участка размещалось несколько эшелонов очень серьёзной сигнализации и помимо этого самое настоящее минное поле, перекрывавшее даже двор, мощённый тротуарной плиткой. Минное поле было не простым, а управляемым и тут даже магу нужно было потрудиться, чтобы преодолеть те полтораста метров, которые отделяли особняк от железных ворот. Генерал Гончаренко сделал всё, чтобы в его тюрьму не смог сунуться посторонний, но это только развеселило обоих магов, Масашико учил их брать штурмом и не такие крепости.

Штурмовать особняк никто не собирался, оба мага хотели проникнуть внутрь тихо и незаметно. Поэтому, тщательно просканировав особняк и окружающую его территорию с помощью магии, маги-ниндзя бесшумно забрались на самое высокое дерево, растущее метрах в ста от особняка и уселись на толстых ветвях почти на самой вершине, словно два громадных, чёрных филина. Маскировочные мороки делали их совершенно невидимыми и теперь, пока несколько магических, совершенно прозрачных шаров тщательно обследовали особняк от чердака до подвала, принялись гадать, как им перебраться с вершины громадного дуба внутрь тюрьмы. Король Валарестон, полностью передавший бразды правления своему другу, спросил:

- Что будем делать, Вовчик? Спустимся к дверям по тросику или у тебя на этот счёт имеются иные планы?

- Не, к дверям мы не пойдём, там у них сигнализации понатыкано, пароли всякие, и, вообще, внутрь пускают только по особому приглашению. - с тихим смешком ответил Вовчик - Поэтому, Валерка, мы войдём в эту тюрягу, как все приличные ниндзя, через чердак, а стало быть просто перелетим с дерева на крышу. Ты, как предпочитаешь лететь, с помощью заклинаний левитации или?

Или означало полёт на некромантских посохах, обладавших массой полезных качеств, как на метле. Правда, посох мга-некроманта, достигшего достаточно высокого уровня, был куда более надёжным магическим летательным аппаратом, нежели даже метла модели «Нимбус-2000». Валарестон, обрадовавшись, что его друг решил не уродоваться с весьма сложными заклинаниями левитации, тотчас достал из внутреннего кармана синоби-сёдзоку свой посох, имевший в сложенном виде размер чуть больше ключа для сейфовой двери и тот быстро не только увеличился в размерах, но и тотчас выпустил из себя шесть рёбер, образовавших удобное сиденье для зада, как только, король, сидевший на корточках, просунул его под себя. Взлетев в воздух, он сделал несколько кругов над деревом, после чего насмешливым голосом сказал:

- Ну, стало быть полетим на чумалётах, что в очередной раз доказывает, Вовка, что ты жулик. Мог бы и признаться мне, что ты разбираешься в некромантии ничуть не хуже Миравера, а то и вовсе самого Голониуса. Эх, а ещё друг называется.

Маг-пограничник взлетел и усмехнувшись ответил:

- Кто бы об этом говорил, Валерка, только не ты. Впрочем, что об этом сейчас толковать, работать надо, но так, для сведения, скажу, если бы ты хоть изредка вылезал из своей лаборатории, то у нас было бы с тобой время поговорить в том числе и о некромантии.

Оба мага сделали пару кругов над особняком и осторожно совершили посадку на крыше перед окном, тоже перекрытым сигнализацией. На чердаке была устроена небольшая мансарда из трёх комнат, которые использовали в качестве склада для всякой мелочёвки. Внутрь они пробрались самым примитивным образом, убрав препятствие со своего пути, то есть окно, с помощью магии, для чего маг-пограничник всего лишь осветил его своим посохом тусклым, сиреневым лучом. После этого его посох стал изливать красноватый свет, который нейтрализовал остальные сигнальные системы в мансарде и они бесшумно спустились этажом ниже. На втором этаже, где располагалось шесть комнат, никого не было. Зато на первом находилось трое охранников. Двое были бандиты, одетые в тёмно-серые костюмы, подручные полковника Свиридова, они сидели с автоматами в руках на стульях справа и слева от входной двери, а третий, майор ФСБ, доверенное лицо генерала, с удобством устроился напротив неё перед пультом с двумя дюжинами экранов. О всех троих Паша отозвался весьма нелестно, но в группе генерала Гордеева вообще не было ни одного нормального человека, одно только матёрое зверьё.

Ещё в двух комнатах находилось пятеро охранников, двое бандитов и трое военных, два полковника и майор весьма странного вида. Генерал Гончаренко любил одаривать своих приспешников погонами с солидными звёздочками. Бандиты, сняв пиджаки, дрыхли на топчанах, а офицерьё этого подлого воинства, ужинало. Продвигаясь к холлу, Владимир сначала наложил магическое заклятье на ужинающих, подчинив их своей воле, а потом разбудил обоих бандитов, это были мужики за сорок лет возрастом, и также заставил их выйти из комнаты отдыха. Вход в подвальную тюрьму находился в холле и туда нужно было спускаться на большом лифте, оборудованном электронными системами так, словно он находился в Белом доме и возил президента США. Охранники тюрьмы так и не успели сообразить, с чего это их коллеги припёрлись в холл. Как только верхние этажи тюрьмы были взяты под контроль, Владимир не торопясь, но самым основательным образом не спеша поджарил их всех, кроме рыжего, субтильного майора с водянистыми глазами, после чего превратил бандитов в зомби. В таком виде от них было куда больше пользы, не говоря уже о том, что подчинялись его приказам они полностью и безоговорочно, как и надлежало делать всем зомби. Майора, Алауди Кокова по прозвищу Зубодёр, балкарца по национальности, ваххабита по вере, садиста по призванию и жуткого труса по характеру, который был к тому же одним из подручных Хоттаба, он оставил напоследок.

Один из полковников, который был начальником караула, быстро доложил, что американцы вот уже третий час ведут в подвале допрос захваченного по приказу генерала Гончаренко разведчика. Их собственные усилия не дали никакого результата и потому Босс, так они именовали полковника Малковича, отправил в Москву самых лучших своих специалистов, майора Сандру Либерти по прозвищу Вайпер из ЦРУ и капитана Дугласа Донахью - Бульдога Диди из спецподразделения морской пехоты. Это произошло после того, как полковник Костин сказал Зубодёру, что ему недолго осталось с ним мучиться и что двадцать первого апреля всё закончится и закончится совсем не так, как он об этом думает. Полковник Малкович, который частенько наблюдал за пытками по телевизору, немедленно направил в Москву специалистов классом повыше, чем палач из банды Хоттаба, и приказал своему помощнику, Уильяму Бенксу, работающему в Москве под крышей посольства США, взять всё под личный контроль. Сегодня было уже девятнадцатое апреля, но американские специалисты, которые прибыли в Сокольники вместе со своим шефом, сказали, что к десяти часам ночи они расколют упрямого русского разведчика.

Начальник караула, получив приказ, не долго думая отключил систему сигнализации и первым вошел в лифт. Владимир с Валарестоном, прихватив с собой ваххабита, ставшего благодаря генералу Гончаренко сотрудником ФСБ, но превратившегося теперь в марионетку с мечущимися от ужаса мозгами, спустились в подвал. Вход в подземную тюрьму в которой в настоящий момент находился всего один заключённый, был закрыт бронированной тяжеленной дверью и оснащён такими запорами, словно за ней находились все сокровища Алмазного фонда. Майор-некромант осветил дверь сиреневым лучом и на пять минут она просто исчезла. Они уже знали, что все американцы имели дипломатические паспорта и, соответственно, дипломатическую неприкосновенность, но это нисколько не смутило Владимира. Скорее наоборот, это, несомненно, была большая удача, не нужно было брать штурмом американское посольство, так как те, кто им были нужны, уже находились в подвале. К двум палачам, что пытали Николая и к помощнику Дика Малковича, Владимир испытывал очень большие чувства уже хотя бы потому, что они пытали не просто россиянина, а русского разведчика. То, что этот парень являлся к тому же ключом к храму Силы Земли, было сейчас не в счёт.

В герметически закрытом подвале имелось шесть камер и большая камера пыток, облицованная белым кафелем, с массивным никелированным креслом, одновременно похожим на стоматологическое и гинекологическое, кушеткой, двумя белыми медицинскими шкафами и письменным столом, отчего походила на кабинет врача, вот только в нём стояла ещё и стойка с электронными приборами и компьютером. Через эту комнату прошли все люди генерала Гончаренко, которых подвергли сложной процедуре психического кодирования, связанной с гипнотическим воздействием. Владимиру было интересно знать, был от этого толк, но немного подумав, он махнул на всё рукой и решил не заниматься глупостями. Да, и не был он сторонником примитивных пыток, хотя ему и хотелось подвергнуть Зубодёра и его американских коллег точно таким же мучениям, которыми они истязали свои жертвы. На это у него просто не было времени. Зомби уже захватили офис генерала и теперь дожидались его приезда, а ему хотелось ещё до полуночи доставить пленника на остров Иримиэль, как он это и обещал. Было уже начало десятого и потому следовало поторапливаться.

Когда Владимир и Валарестон вошли в пыточную, им открылась весьма неприглядная картина. Николай Костин, одетый в одни только серые трусы, был крепко пристёгнут к пыточному креслу широкими стальными кандалами. Он был крепким, высоким мужчиной немного старше пятидесяти, с хорошо развитой мускулатурой. Месячное пребывание в застенке не превратило полковника в ходячий скелет, но выглядел он просто ужасно. Всё его тело было покрыто синяками и ссадинами, ногти на руках и ногах вырваны, большинство зубов также вырвано или выбито, губы распухли от побоев, под глазами залегли чёрные круги, но верхняя часть лица почти не пострадала и потому глаза полковника Костина горели яростью. Американские палачи хорошо поработали над его шеей и верхней частью торса и кровь залила не только его грудь и живот, но даже трусы и бёдра. Было похоже, однако, что его не столько избивали, сколько просто терзали тело окровавленными хромированными инструментами, далёкими от медицины. Это были специальные клещи для пыток, разработанные в секретных научных лабораториях ЦРУ, с помощью которых можно было проникнуть глубоко в тело человека, чтобы воздействовать на нервные узлы электрическими разрядами и всякой химической гадостью.

Рядом с пыточным креслом стояли две капельницы, одна с землисто-зелёной, а другая с ярко-синей жидкостью. Оба пластиковых сосуда ёмкостью где-то на триста кубиков, были пусты на две трети. Два палача в белых пластиковых докторских комбинезонах, изрядно забрызганных кровью, - средних лет высокая, худая женщина в золочёных очёчках с желчным лицом и крашенными пергидролем волосами, и негр лет тридцати пяти с широченными плечами и вывернутыми, как у гориллы, ноздрями, перезаряжали свои клещи, давая своему подопечному немного передохнуть. Полковника Костина била крупная дрожь, он громко не столько стонал, сколько издавал рычащие, звериные звуки, полные ненависти к своим мучителям, но они совершенно не трогали его палачей. Негр первым перезарядил свои орудия пыток и спокойно ждал, когда его напарница приведёт в состояние боевой готовности пыточные клещи, явно, изготовленные точно по её руке. На лице этой мегеры блуждала странная улыбка и к тому же она была весьма словоохотлива в минуты перерыва. Не отрываясь от своего основного занятия Гадюка сказала:

- Знаешь, Диди, мне просто чертовски интересно знать, на сколько хватит нашего русского пациента. Этот пастух поработал над ним не только весьма основательно, но и умело. Тело практически не пострадало, хотя боли он причинил полковнику Костину столько, что любой другой уже либо заговорил бы, либо сошел с ума. Впрочем, не удивительно, у него были хорошие учителя. Хоттаб не зря оплатил его обучение сначала в Пакистане, а затем в Турции. Говорят, что этот Зубодёр хорошо поработал в Гуантанамо?

Американцы, похоже, специально разговаривали по-русски, надеясь таким образом оказать на полковника Костина психологическое давление. Негр широко улыбнулся, блеснув золотыми коронками, и радостным голосом ответил даме:

- О, да, Сэнди, этот малый хорош и, что самое главное, у него прекрасный слух. Он отлично умеет определять по крикам своих подопечных, что ему нужно делать в следующую минуту. Кстати, Сэнди, мне кажется, что русские преуспели в защите своих агентов куда больше, чем мы. Мы закачали в него уже целый литр химии, а он до сих пор так и не раскололся. К счастью для нас, у него прекрасно тренированный организм и крепкое сердце, так что я полагаю, что на втором литре, когда мы погрузим его в гипнотический транс, он будет наш и запоёт, как курский соловей.

Американка громко рассмеялась и воскликнула:

- Как кто?

- У русских есть город Курск. - улыбаясь ещё шире пояснил коллеге чернокожий палач - Его именем называется не только утонувшие подводная лодка, но и особая порода соловьёв, которая отличается самым сладкоголосым пением. Тебе нравится пение соловьёв, Сэнди?

Та ответила, неприязненно дёрнув плечом:

- Диди, я родилась в Нью-Йорке, на Манхеттене, а потому никогда не сталкивалась ни с какими певчими пташками, кроме тех, которые водятся на Бродвее. С той поры, как я стала работать в Лэнгли, мне было уже не до сельских забав.

Владимир, видя, что палачи были готовы вновь приступить к работе, снял маскирующий морок. Неподалёку от пыточного, сидел в куда более удобном, чёрном кожаном офисном кресле средних лет коренастый мужчина в тёмно-синем военном мундире с множеством орденских планок, помощник военного атташе, контр-адмирал военно-морского флота США Уильям Бенкс. Увидев в нескольких шагах от себя майора Кокова и рядом с ним двух ниндзя очень высокого роста, один из которых был к тому же очень похож то ли на шкаф, то ли на Кинг-Конга, он презрительно скривился и крикнул:

- Болваны! Я же приказал вам, чтобы нам никто не мешал. Ну, что за клоуны! Надо же, вырядились, как ниндзя. Вы что, маскарад решили устроить здесь, идиоты? Быстро выметайтесь отсюда, если не хотите с дежурства отправиться прямиком в ваше чёртово болото.

Американец говорил по-русски почти без акцента, как и оба его палача, которые также принялись громко возмущаться. Владимир и Валарестон молча преобразили свои сайринахампы в некромантские мундиры, отчего чёрная физиономия негра с клещами в руках почему-то сразу же сделалась нейтрально-серой, да, ещё с фиолетовым отливом. Клещи упали на пол и палач схватился за сердце, капитан побледнел так, что его физиономия могла поспорить с кафелем, а дамочка истерично взвизгнула. По всем троим было похоже, что они восприняли такое стремительное переодевание именно так, как того давно уже ожидали, то есть отнесли все эти трансформации, в отличие от полковника Свиридова, на счёт магии, о которой были уже наслышаны, а не банального гипноза. Некромант из штаба погранвойск, слегка взмахнув посохом, обездвижил всех троих, заставил их взлететь в воздух, присоединил к ним Зубодёра, построил всех четверых напротив полковника Костина и спросил военного атташе притворно ласковым рокочущим бархатным голосом:

- Билли, дружок, так ты в самом деле вместе с Диком Малковичем и генералом Гончаренко разыскивал по всему миру магов из Эльдамира? Мы пришли, старина, но тебя вряд ли это обрадует, ведь мы не добрые маги с волшебными палочками, а очень страшные, злобные маги-некроманты, с которыми связываться, себя не любить и совершенно не жалеть. - повернувшись к полкомнику-зомби, он распорядился - Эй, ты, мертвяк, быстро сорви с этих ублюдков одежду, а потом накачай их той химией, которую они с собой притащили, только делай это не спеша, аккуратно. После этого слегка помассируй их, а дамочку можешь даже трахнуть. Правда, после этого ты наживёшь себе смертельного врага на всю твою оставшуюся жизнь, но зато её мучения в том аду, куда она отправится, будут совершенно неописуемыми, ведь вся ваша банда будет трахать её до тех пор, пока она не превратится в скелет, но поскольку благодаря этому она переживёт вас в виде зомбака на несколько сотен лет, вам всем потом тоже не поздоровится, но именно этого я и добиваюсь, сделать ваше посмертное существование совершенно невыносимым. - широко заулыбавшись, он прибавил - Ребята, неужели вы и в самом деле считали, что являетесь лучшими мастерами по части причинения боли людям? Сейчас я очень быстро докажу вам, что некроманты в этом деле выше вас на несколько порядков и мне в этом поможет мой старательный ассистент полковник Астапчук. Он, кстати, живой мертвец, зомби, и вы все также довольно скоро станете зомбаками, после чего мы отправим вас всех в ад на очень долгие времена. Попутно я докажу вам, что все эти ваши трюки с кодированием от пыток ничего не стоят. Вы все запоёте у меня даже получше, чем курские соловьи, и начнёте просто взахлёб рассказывать о всём, что только знаете, но это вам не поможет продлить жизнь хотя бы на пару часов. Видите ли, зомби способны предоставить мне куда более полный и точный отчёт о всём содеянном, но я, тем не менее, приму грех на душу, позлобствую немного, чтобы вы хорошенько осознали, что вас ждёт в самом ближайшем будущем.

Полковник Астапчук ещё не успел сделать к ним и шага, как контр-адмирал Бенкс возмущённо завопил:

- Вы не имеете права! Мы американские дипломаты! У нас дипломатическая неприкосновенность. Кем бы вы не были, это не сойдёт вам с рук так просто. Вас будут преследовать по всему миру.

Владимир отмахнулся от него, как от назойливой мухи и сказал:

- А мне насрать на это, как и на твою Америку. Скажи лучше спасибо, что с нами нет твоих сограждан, мразь, таких же некромантов, как и мы с королём Валарестоном. Уж они-то точно уделили тебе куда больше времени, чем мы, так что считай, что тебе в какой-то мере повезло. - после чего подошел к полковнику, освободил его руки и ноги, перенёс с помощью посоха в то самое кресло, в котором недавно сидел американский дипломат и спросил весёлым голосом - Ты, как, Николай, живой? Они тебя не сильно покалечили?

Полковник слабым голосом прохрипел:

- Вроде бы живой, вот только ходить не могу. Этот скот меня постоянно какой-то гадостью колол, а потом ковырял. Мне бы сейчас не помешал укол морфия или ещё чего-нибудь такого. Всё остальное это уже мелочи жизни, как-нибудь смогу пережить.

- Ну, это мы сейчас быстро поправим, парень. - успокоил полковника Владимир и быстро направил на него мощный луч осязаемо плотного зелёного света - Пока этот зомбак будет заниматься своим делом, я полностью поставлю тебя на ноги. Твоя Ирина и дочь Ниночка у нас, ждут тебя в милом домике на нашем острове, Николай, и скоро мы туда отправимся, я ведь обещал ей, что уже сегодня они тебя увидят живым и здоровым. Правда, нам нужно будет сначала ещё повязать генерала Гончаренко, но он уже с минуты на минуту попадёт в лапы моих зомбаков. Ты, как, парень, не будешь против, если я не стану выключать звук? Понимаешь, мне нужно обработать эту дамочку по полной программе, чтобы она потом устроила всем этим скотам весёлую жизнь, а для этого зомбак должен слышать все её проклятья своими собственными ушами, а не в записи. Магия, понимаешь ли. Мне уже кое-что известно об этой твари, а потому я не намерен прощать её. Это же просто целая дивизия СС, а не баба.

Магия надёжно удерживала всех четверых негодяев в невидимых путах, но при этом давала им возможность орать сколько угодно, что они и начали делать немедленно, как только ледяные руки зомби стали срывать с них одежду. Первым полковник стал сдирать её с контр-адмирала и тот, истошно воя, принялся извиваться в магических оковах. Полковник Костин, с тела которого исчезла кровь и теперь быстро сходили синяки и ссадины, неприязненно поморщился, после чего слегка кивнул и ответил:

- Ничего, раз это на пользу дела, то я потерплю, хотя и не сторонник жестких мер. У меня совсем другие методы работы и все разведданные я привык добывать мирными путями. Кстати, парень, ты-то сам откуда будешь. Лицо твоё мне вроде знакомо. Ты случайно не был двадцать второго февраля на собрании во Дворце Офицеров?

- Был, но не случайно. - ответил Владимир и представился сам и представил своего друга - Я майор Денисов, из штаба погранвойск, а это мой друг, Валерка Королёв. Старик, мы, представь себе, действительно оба маги, а Валерка у нас ещё и король. Настоящее его имя Валарестон и он не человек, а самый что ни на есть настоящий эльф. У него даже уши, как у немецкой овчарки.

Король Валарестон рассмеялся, быстро привёл свои уши в нормальное для эльфа состояние и воскликнул весёлым голосом:

- Сам ты собака дикая, Вовка! А у меня, кстати, уши имеют классическую, королевскую форму.

- Валарестон, Валарестон Эльдамирион… - пробормотал полковник и сказал с улыбкой - Мне знакомо это имя, именно его называл мне тот хранитель тропы, которого я встретил в Афгане. Правда, я, поначалу, подумал, что тот парень совсем спятил в своём бункере, но после того, как он всего за каких-то шесть-семь часов поставил меня на ноги и малость добавил силёнок, поверил в то, что он вместе со своим племенем ждёт прихода великого короля магов из далёкого Эльдамира. Похоже, что ты и есть тот самый король, который откроет доступ в Тайную долину ещё одному королю и тот поднимет всех людей, умерших в ней, и введёт их в рай. Во всяком случае, маг-воин Элеан сказал мне, что двадцать первого апреля я снова с ним встречусь и что приведу к ним истинного короля. Он сначала долго изучал мои ладони, а потом ещё и составил гороскоп, в котором предсказал мне и этот весёлый месяц и то, что со мной и моей семьёй ничего плохого не случится. Так и сказал, что король Валарестон Эльдамирион давно находится на Земле и что ему, то есть тебе, уже известно место и день встречи с моей женой и дочерью. Честно говоря, если бы не этот маг Элеан и его напиток, я бы этих пыток точно не выдержал, а так на мне буквально за ночь всё заживало, как на собаке. Было, конечно, больно, когда меня пытали и избивали, но ничего, терпеть было можно. - в это время сверху спустились все остальные зомби, за которыми Владимир послал созданного им одним единственным жестом воздушного голема и пришли на помощь полковнику, уже добравшемуся до мисс Вайпер, отчего все четверо завопили во всю глотку. Полковник Костин скривился и спросил - Послушай, майор, это что, действительно так больно, или они просто придуриваются? Хотя, насколько мне это известно, садюги очень трусливы и терпеть не могут, когда избивают и мучают их самих.

Владимир обернулся. Семеро зомбаков, повинуясь приказу своего уже не живого карнача, как раз принялись тщательно массировать и оглаживать руками обнаженные тела пленённых палачей и их американского шефа. При каждом прикосновении их ледяных рук к телам пока что ещё живых людей раздавался не очень громкий электрический треск и хотя кожа лишь слегка краснела, вопили они так, словно угодили в аду на самую горячую сковородку. Некромант скептически цыкнул зубом и сказал:

- Ну, не то чтобы они придуриваются, Николай, терпеть это всё же можно, я частенько ради тренировки создаю себе зомбаков для спарринга. Зомбаки ведь жутко сильные, не то что люди, а уж боль они людям могут причинять просто чудовищную, но терпеть всё же можно. Хотя надо всё же сказать, что ощущение это далеко не из приятных. Твою кожу, как будто сжигают электрическим разрядом, но лично я эту боль терплю не моргнув глазом. Вот выделения у зомби действительно жутко ядовитые. Если на кожу попадёт зомби-слюна, возникает такое ощущение, словно на тебя плеснули расплавленным чугуном. Тут уж поневоле завопишь, как резаный. - внезапно Владимир радостно заулыбался и поинтересовался у своего пациента, у которого к этому времени с невероятной для обычного человека быстротой уже начали вырастать новые ногти и зубы:

- Послушай, Николай, а у этих ребят в той Тайной долине много покойников? Сколько там всего живёт людей?

Валарестон треснул его посохом по спине и строго рыкнул:

- Даже думать об этом забудь, Вовчик. - после чего поторопился сказать полковнику - Покойничков воскрешать, это наше самое любимой занятие, Николай. Мы действительно заберём их с собой, только не в Рай, а к себе в Эльдамир, но кое-кому не поздоровится, как этим уродам, да, и вообще всей банде Дика Малковича, его дружку генералу Гончаренко и их таинственным покровителям.

Уильям Бенкс, извивающийся в сильных, бесчеловечных руках двух зомби, который уже успел обгадиться и изрядно оросить их мундиры, внезапно истошно заорал, выпучив глаза:

- Я всё скажу, я назову вам все имена и адреса, только уберите от меня этих существ! Умоляю вас во имя Иисуса Христа.

Владимир повернулся к нему, быстро сотворил заклинание, которое не давало возможности этому человеку умереть раньше времени и ледяным голосом громко сказал:

- Заткнись, сволочь. Тебе нужно было раньше думать о спасении души и о боге, а ты вместо этого мечтал вместе со своими дружками о мировом господстве и делал всё, чтобы найти вход в храм Силы Земли. Ты забыл только об одном, таких мерзавцев к нему никто и близко не подпустит. - немного подумав, он приказал зомби - Эй, вы, трупаки, оттрахайте, заодно не только мисс Вайпер, но и этих троих ублюдков. Будет вам потом забава на долгие годы, я сделаю так, что в виде зомбаков вы просуществуете лет триста, а то и все пятьсот. Как только закончите с этим делом, хорошенько обоссыте их.

Разъярённый некромант повернулся к своему пациенту и продолжил сеанс полного исцеления вкупе с самым радикальным омоложением. Полковник Астапчук, как главный в группе зомби, тем временем расстегнул свою ширинку и вывалил член, который у него, вдруг, сделался размером с батон финского сервелата. Дама-палач, увидев сие орудие пыток, завизжала, как циркулярная пила, но это не помешало сразу двум зомби подступиться к ней таким образом, чтобы отходить её в две тяги. Заткнулась она после того, как третий оживлённый некромантом мертвяк воткнул ей член в рот. С остервенелым рычанием она с такой силой стиснула зубы, что смогла, наверное, перегрызть водопроводную трубу, вот только плоть зомби была хотя и не такой же твёрдости, но всё же куда прочнее резины, идущей на изготовление каблуков солдатских сапог. Владимир не был настроен наблюдать за этой процедурой и, показав полковнику Костину, что именно было уготовано его мучителям, отгородился от зомби и их жертв плотным, звуконепроницаемым занавесом тёмно-зелёного цвета. Валарестон перед этим осветил всех четверых такого же цвета лучами и теперь имелась стопроцентная гарантия, что они не помрут раньше времени. Все экзерсисы своего друга он переносил стоически, так как прекрасно понимал, что он чувствует по отношению к этим негодяям, как понимал и то, что они все эти мучения заслужили.

Минут через тридцать Владимир решил, что его пациент вполне готов к встрече с семьёй, хотя сам полковник, посмотрев на своё отражение в стекле шкафа с пыточным инструментом и химическими препаратами отнюдь не медицинского назначения, остался не очень доволен. Похоже, что ему не понравилась перспектива предстать перед своей супругой тридцатилетним парнем с фигурой древнегреческого бога. Оба мага-некроманта даже не моргнули глазом, когда он посмотрел на них с немым укором. Валарестон достал из своих магических загашников новенький сайринахамп в пластиковой коробке и принялся выкладывать на стол его отдельные детали, а Владимир, похлопав помолодевшего разведчика по плечу, сказал вполголоса:

- Ничего, Колян, не расстраивайся, твоя супруга сейчас выглядит не намного старше вашей дочери и старость вам всем теперь точно не угрожает. Правда, на Земле вам оставаться в таком виде нельзя. Во всяком случае в Москве и её окрестностях. Одевайся и бегом марш к жене и дочери, а то уже начало двенадцатого. Завтра утром встретимся и поговорим обо всём.

Полковник Костин улыбнулся и сказал:

- Нет, ребята, так не пойдёт. Ирине я просто позвоню и скажу, что задерживаюсь на работе. Она у меня человек понимающий и возражать не станет. Или вы думаете, что мне не хочется знать, кто всё это затеял? Ошибаетесь, это меня интересует ничуть не меньше, чем встреча с королём Валарестоном Эльдамирнионом.

Владимир хихикнул в кулак и сказал:

- Коля, так он перед тобой. Он как узнал о том, что ты угодил в лапы к этому уроду, так едва дотерпел до конца моих магических разборок с Пашей и его палачами. Ну, об этом мы ещё успеем поговорить в другой, куда более приятной обстановке, а сейчас нам действительно нужно завершить московскую часть дела.

Валарестон с улыбкой посмотрел на своего друга и предложил:

- Вовчик, я вообще-то, не прочь бросить чего-нибудь на зуб и полагаю, что Ирина с Ниной уже вполне освоились на кухне. К тому же там, наверняка, сейчас крутятся Вилваринэ с Викой, так что мы вполне можем поужинать на острове и потом вернуться в Москву. Зомбаки ребята толковые, если что, они быстро свяжутся с нами. Сотовые телефоны у них есть у каждого и номера наших они знают.

Полковнику Костину быстро объяснили, как превращать унылого, серо-бурого цвета робу в самые шикарные наряды и он, придав сайринахампу вид костюма-тройки светло-кремового цвета с белой рубахой и малиновым галстуком, шагнул в портал прохода, открытый прямо перед распахнутой настежь дверью. Первой к нему на шею бросилась дочь, а уже потом смогла добраться жена, которой нельзя было дать на вид больше двадцати двух лет. Через несколько минут Николай командирским голосом навёл в этом жилище полный порядок и, сбросив с себя пиджак, хотя и мог превратить его во второй жилет, отправился в ванную мыть руки. Хотя его тело и было очищено от крови и грязи с помощью магии, ему всё равно хотелось хотя бы помыть руки и ополоснуть лицо. Через несколько минут он уже сидел во главе стола и с удовольствием уплетал за обе щёки знаменитый борщ по-гречески, хотя его любимым блюдом на первое были щи. Между делом он быстро объяснил жене и дочери, что у него есть в Москве и некоторых других городах незавершенные дела и тут же поинтересовался у новых друзей и соратников:

- Парни, насколько я это уже понял, этот ваш сайринахамп ещё и является чем-то вроде бронежилета, уж больно вес у него приличный, килограмм десять, не меньше. Это, конечно, замечательно, но что вы предложите мне из карманной артиллерии? Предупреждаю, что у меня с этим делом нет никаких трудностей, я одинаково хорошо владею любым стрелковым оружием.

Владимир усмехнулся и спросил:

- Рогатка устроит? - увидев строгий взгляд помолодевшего до неприличия полковника, он пояснил - Парень, мы маги-ниндзя и уже сами по себе являемся мощным оружием, а ты пойдёшь с нами в качестве самого обыкновенного наблюдателя. Если бы нам предстояла какая-то серьёзная операция, то вокруг этого дома уже отирался бы весь клан Яри во главе с Масашико, а поскольку речь идёт только о том, чтобы натравить зомбаков на несколько десятков негодяев, в которых те увидят своих подельников, то и никакого оружия тебе не понадобится, хотя одну штуковину Валерка тебе всё же выделит, да, и не только тебе. Для твоих девчонок у нас тоже есть настоящие рейнджерские кинжалы, какие мы вручаем каждому нуменорцу.

Дочь полковника тотчас воскликнула:

- А нам с мамой леди Вилваринэ уже вручила такие кинжалы и даже начала нас учить искусству лесных рейнджеров.

Девушка выхватила спрятанный в складках нарядного платья обнаженный кинжал и он в её руках моментально превратился длинный, узкий меч со сверкающим лунным светом клинком. Король Валарестон, посмотрев на это изделие Гаруна Тазиева, снисходительно кивнул и сказал, протягивая полковнику Костину едва ли не последний рейнджерский кинжал доставленный на Землю из Эльдамира:

- Хороший ножичек, Ниночка, но твоему отцу будет по руке вот это кинжал. Его эльфы Серебряного Ожерелья выковали по старинке. Сама понимаешь, девочка, твой папка рыцарь и оружие у него должно быть соответствующим. - после чего добавил - Николай, для успокоения души ты можешь вооружиться любым стволом, хоть гаубицей, но стрелять никому из нас действительно не придётся.

Около часа ночи с острова Иримиэль вся троица шагнула через портал на улицы ночной Москвы. Было довольно прохладно и после тропиков дышалось не так легко и свободно. Там воздух был напоен ароматами цветов и моря, а в городе не смотря на близость парка пахло бензиновой гарью, сыростью и ощутимо пованивало гнильцой от урн и мусорных контейнеров во дворах. Небо затянуло тучами и звёзд не было видно, а поскольку ночь в этот день была безлунная и в Сокольническом переулке не горело ни одного фонаря, да, и ни одно окно в домах не светилось, то трое неброско одетых в тёмное молодых парней, быстро шагавших к дому двенадцать, подошли к нему практически незамечено. Владимир мог, конечно, открыть портал прямо в офис, но он хотел посмотреть, не крутится ли кто вблизи офиса, свет в котором также был погашен, включая даже фонарь при входе.

Они бесшумно отворили незапертую калитку и прошли во двор. Единственным источником света было несколько окон в двенадцатиэтажке неподалёку, в квартирах которой припозднились какие-то полуночники, но это не помешало им проникнуть в офис так же скрытно, как и дойти до него. Пока они шли к особняку генерала Гончаренко, по переулку не проехало ни одной машины, так что некому будет вскоре дать свидетельские показания относительно того, кто мог поджечь офис фонда помощи вдовам воинов-интернационалистов. То, что у фонда имелись высокопоставленные покровители, гарантировало самое тщательное расследование. Как только все трое оказались внутри, все зомби тотчас приблизились к своему повелителю и почтительно замерли в нескольких шагах, пока полковник Свиридов докладывал обстановку. Ни от него, ни от всех остальных зомби Владимир не услышал никаких просьб. Их у них просто и быть не могло, так как у зомби напрочь отсутствовали хоть какие-то желания кроме одного, поскорее найти успокоение в земле, но и его они не могли высказать до тех пор, пока повелитель не спросит кого-либо об этом.

Это было даже не желание, как таковое, а осознание факта, что только таким образом они смогут избавиться от мучительной, нестерпимой боли, которая будет теперь преследовать их чуть ли не целую вечность. Хотя все эти люди и были мертвы, став зомби, боль они испытывали просто адскую, вот только никакого сочувствия это ни у кого не вызывало. Во время ужина разговор о событиях вчерашнего дня зашел всего один раз, да, и то касался лишь того, что на этот раз обряд энтулессе-эт-нойре закончился на редкость хорошо и всё обошлось без истерик. В первую очередь потому, что все возвращённые видели своих мучителей, а во вторую, сразу же получили самые исчерпывающие объяснения по поводу того, что их теперь ждёт. Ещё Вилваринэ сказала, что никто их этих людей даже и не помыслил о каком-либо снисхождении. Это успокаивало главным образом Владимира, но вовсе не потому, что он испытывал угрызения совести. Просто таким образом он мог сделать так, что мучения преступников, превращённых в зомби после суда над ними, усилятся как минимум вдвое, но зато имелась ещё и стопроцентная гарантия, что по истечение какого-то времени все они получат прощение от богов Земли и её окрестностей. Тут, как говорится, даже к бабке ходить не надо.

Правда, это налагало на них всех ещё кое-какие обязательства. Теперь им предстояло найти всех жертв пыточных дел мастеров не зависимо от того, живы они или мертвы, чтобы они также смогли предъявить им свои обвинения, хотя среди них и могли оказаться ещё те мерзавцы, ведь что ни говори, но даме-цэрэушнице и её коллеге из американского спецназа приходилось допрашивать далеко не ангелов. Исчерпывающую информацию на этот счёт им могли дать только они сами, став зомби, а всё остальное было уже делом техники, хотя и могло затянуться на какое-то время. В любом случае это дело нужно было довести до конца, а потому первым делом все трое направились в подвал, где связанный по рукам и ногам лежал на полу кладовки генерал Гончаренко. Он несколько раз лично допрашивал Николая и тому хотелось посмотреть на этого типа, который из надменного, самоуверенного хозяина жизни и чужих судеб мигом превратился в жалкое, воющее ничтожество. Полковник Свиридов, проинструктированный на этот счёт особо, уже успел рассказать ему о том, что случилось на берегу Марьиной топи. Полковника Костина он не узнал и, подслеповато щурясь, истерично вскрикнул, когда верзила в некромантском мундире заставил его подняться с пола, выпрямиться и занять вертикальное положение:

- Кто ты такой? Что тебе от меня нужно? Что ты на меня вытаращился, словно баран на новые ворота?

Николай спокойно ответил:

- Я полковник Костин, ублюдок. Тот самый сотрудник ГРУ, который сумел перейти через перевал Ста Ледяных Дэвов и вплотную подойти к Тайной долине, из которой в долины Нуристана время от времени спускаются бессмертные. Перед этим я прошел через ущелье Чёрной смерти и, представь себе, нашел в нём несколько трупов тех людей, которых посылал туда Бешенный Малак. Так прозвали в Нуристане твоего американского хозяина. Ты думаешь, Мишенька, что тебе удалось меня поймать и засунуть в свою личную тюрьму, чтобы выбить из меня интересующие полковника Малковича сведения? Нет, урод, ошибаешься, я сам сдался тебе, так как знал наверняка, что меня из этой тюряги выдернет король Валарестон, за которым вы гоняетесь вот уже добрых пятнадцать лет. Вы устроили самую настоящую охоту за бессмертными в Нуристане, но у вас из этого ничего не вышло, хотя вы и сумели пытками вырвать у нескольких людей сведения о магах из Эльдамира, прибывших на Землю. Узнали вы и о храме Силы Земли, как узнали и о том, что в Шамбалу вошли люди. Куда больше вы смогли бы узнать, если бы отважились добраться до людей из клана Яри, но как раз их вы боялись куда больше, чем бессмертных и даже магов из Эльдамира. Насколько я смог в этом убедиться за последние несколько часов, правильно делали, что боялись. Для этих людей нет ничего невозможного и они не только держат в руках всех якудза, но и могут навести такого шороха в Лэнгли, что никому мало не покажется. Впрочем, тебе об этом гораздо лучше расскажут вот эти два парня, король Валарестон и его друг Владимир. Кстати, клан Яри это личная армия короля Валарестона, а сам он не только великий маг, но ещё и эльф вдобавок ко всему, Мишенька, маг, который в совершенстве изучил некромантию, так что подвёл тебя твой хозяин под монастырь и уже очень скоро вы все загремите в такой ад, что не приведи господи. Ну, об этом тебе уже доложил Пашка Свиридов.

После такой отповеди на генерала Гончаренко уже было невозможно смотреть без слёз. Он потерял последние остатки гордости, хотя вряд ли она у него когда-либо имелась и превратился в полное ничтожество. Владимир открыл портал прохода в тюрягу генерала и отправил его туда мощным пинком под зад, предварительно освободив от верёвок. Заодно он спровадил туда всех зомби, чтобы те малость покуражились, после чего превратил в зомби все имеющиеся в наличие трупы, а их набралось достаточно много. Став зомби, полковник Свиридов только умножил свои подлые таланты и потому без особого труда заманил в офис всю банду. После этого ещё полчаса ушло на то, чтобы основательно начинить офис горючими материалами. Владимир уходил из него через портал прохода последним, бросив в лужу бензина жарко горящую охотничью спичку, не боящуюся ни дождя, ни сильного ветра. Бандитский особняк, в котором были вскрыты все сейфы, чтобы создать видимость ограбления, занялся быстро и уже через несколько минут полыхал так, что приехавшим через пятнадцать минут пожарным только и оставалось делать, что наблюдать за пожаром. Тушить особняк было совершенно бесперспективным занятием. Хоть ты на него вылей всю Яузу, толку не будет никакого и потому они лишь внимательно следили за тем, чтобы пламя не перекинулось на другие дома, но до них было довольно далеко и потому им даже не пришлось трудиться, хотя и тут, конечно, дело не обошлось без мощной противопожарной магии.

Пока в Сокольническом переулке полыхал офис генерала Гончаренко, в его тайной личной тюрьме зомби завершали процесс истязания палачей. Только благодаря магии Владимиру удалось привести в чувство четверых совершенно обезумевших от нестерпимых мук человек и визжащего от боли и ужаса генерала. Что ни говори, но тем всё же досталось больше, чем ему. После того, как зомби излили на них содержание своих чуть ли не бездонных мочевых пузырей и вволю поплевали на свои жертвы, их тела представляли из себя нечто совершенно ужасное. Владимир не поленился привести их в чувство и объяснить, каким именно образом они будут казнены, после чего наступил черёд последнего стакана спиртного и сигареты. Саму казнь он не стал затягивать и уже через полчаса перед ним стояли пять зомби, глядя на которых уже нельзя было сказать, что на их долю выпали довольно серьёзные пытки и мучения. И снова в душе Владимира ничто не вздрогнуло от ужаса и он даже высказался по этому поводу:

- Валерка, что-то я не пойму одной вещи. Вроде бы я только что устроил этим уродам самый настоящий Содом и Гоморру, а мне их почему-то совершенно не жаль. Слушай, может быть это уже стало входить у меня в привычку? По-моему, это хреново.

Король Валарестон махнул рукой, в ответ на его слова:

- Вовчик, не бери в голову. Ты же некромант, а не какая-то сопливая барышня. Вспомни Голониуса и Миравера. Им тоже пришлось столько уродов отрихтовать перед казнью, чтобы вышибить из них на будущее всё говно, что не приведи господи. Это всё, парень, издержки нашей магической профессии. Ты же знаешь, зачем мы всё это делаем, а потому терпи, казак, атаманом станешь. Ладно, пошли из этого дерьма наверх. Больно уж тут воняет, а нам ещё надо снять показания со всей этой пятёрки и заняться остальными. Мне хотелось бы не затягивать с этим делом и управиться с ним до двадцать первого числа, чтобы ребята в Тайной долине не гадали, где это меня черти носят.

После первого же часа допроса, а на этот раз все пятеро докладывали одновременно, маг-пограничник уже не думал о том, что подверг мисс Вайпер и её чернокожего дружка вместе с подручным Хоттаба и американским адмиралом-орденоносцем столь мучительным пыткам. Теперь он жалел только о том, что им мало досталось. Перед тем, что творили четверо этих уродов, меркли даже злодеяния генерала Гончаренко и полковника Свиридова со всеми его палачами вместе взятыми. Бульдог Диди, являвшийся собственно говоря учеником адмирала, был ещё той мразью и выполнял в основном только его собственные поручения, хотя ему и доводилось подвергать пыткам заключённых военной тюрьмы на базе в Гуантанамо. Впрочем, там ему не приходилось особенно напрягаться, так как даже самые упёртые типы моментально начинали говорить, попав в лапы Бульдога Диди, да, и все допросы производились там под наблюдением множества следователей, а потому по этому поводу даже не стоило беспокоиться. Куда больше мучений выпало на долю тех людей в Афганистане, которые имели несчастье контактировать с так называемыми бессмертными, жителями таинственной долины в горах Нуристана. Этот мерзавец доходил до того, что подвергал бесчеловечным пыткам детей на глазах их матерей, чтобы они рассказали о том, с кем изредка встречались их мужья и отцы в те или иные годы.

Мисс Вайпер подчинялась непосредственно полковнику Малковичу и хотя ей тоже доводилось посещать Афганистан, в основном она пытала тех людей, которые попадались в лапы её шефа на территории США. Неподалёку от Вашингтона также имелись тайные захоронения, но там в землю закапывались в основном бумажные пакеты с прахом кремированных людей и поскольку все они делались в одном и том же месте, Владимир немедленно отправил туда самых опытных некромантов из числа нуменорцев. Он по-прежнему не подпускал к этому делу никого из клана Яри. Прежде всего потому, что в нём не было достаточно опытных некромантов. Относительно же Зубодёра всё также сразу стало ясно. Было непонятно только одно, как эту тварь ещё носила земля и почему он до сих пор не провалился живьём в геенну огненную, как и Уильям Бенкс. Этот тип, как на духу, выложил все сведения о тайных покровителях полковника Малковича и о нём самом. Ими оказались трое высокопоставленных господ, один сенатор от республиканцев и двое высокопоставленных правительственных чиновников, занимавших в разные годы высокие посты в правительстве, демократ и консерватор. Правда, по большому счёту всех троих интересовало только одно - власть и возможность прожить с помощью магии как можно дольше, чтобы насладиться ею.

Гитлер рядом с тремя этими упырями кому угодно, даже какому-нибудь еврею, прошедшему через Освенцим, показался бы невинным романтиком с извращённой психикой. Эти люди мечтали не просто о мировом господстве, а об искоренении народов на целых континентах, таких, как Африка, Азия, Южная Америка и даже чуть ли не половина Европы. И это всё при том единственном условии, что они лишь краем уха слышали от полковника Малковича и его дружка, контр-адмирала Бенкса, о магах, таинственной Шамбале и каком-то мифическом храме Силы Земли, которые подтверждались весьма ничтожными данными, полученными в результате пыток от нескольких индейцев, которым довелось видеть своих помолодевших приятелей, жителей провинции Нуристан, хотя их признания и вовсе носили весьма туманный характер, да, нескольких черепков с эльфийскими рунами и три листка пергамента, исписанных магом Вилионом Книжником хотя и шариковой ручкой, но всё теми же рунами, которые смог расшифровать молодой и потому весьма неосторожный криптограф из ЦРУ, погибший в результате в автомобильной катастрофе. К мифическому храму Силы Земли эти типы были готовы шагать по трупам.

Ради этого они даже создали хотя и небольшую, но крайне неразборчивую в средствах тайную организацию совершенно бандитского характера. Генералу Гончаренко в ней отводилась весьма немаловажная роль, так как он, благодаря помощи ЦРУ, обладал куда большей властью в России, чем его заокеанские друзья у себя в Америке. Правда, у Михаила Гончаренко всё же не было высоких покровителей, которые знали бы правду о том, кем он является на самом деле и лишь то обстоятельство, что несколько операций, проведённых им в Чечне и за её пределами имели просто ошеломляющие результаты, делало этого бандита недосягаемым для тех людей, которым не нравились методы его работы. ЦРУ прилагало довольно большие усилия, чтобы создать для своего агента максимально комфортные условия для работы и продвижения вверх по служебной лестнице. Ради этого американцы даже сдали нескольких своих агентов, работающих в Чечне, но это были в основном арабы, финансировавшие бандитов. В таких условиях генерал Гончаренко был персоной вне всяческих подозрений и имел весьма широкие полномочия для работы со своей собственной агентурной сетью, существующей только на бумаге.

Когда под утро Владимир и Николай разобрались со всей информацией, они недолго думая поставили перед зомби задачу в самые короткие сроки разработать операцию по ликвидации интернациональной банды охотников на магов и в течение всего лишь суток она была успешно проведена их же силами. Полковника Малковича и его покровителей даже не удивило то, что контр-адмирал Бенкс умудрился тайно добраться до Вашингтона, а потому уже очень скоро вся эта шушера находилась в Антарктиде, где и предстала перед теми людьми, которых они некогда уничтожили. Их решение было единогласным, отправить всех в ад и как можно скорее, пока Аллах, а также Иисус Христос не рассердились на них за медлительность и слишком долгое обсуждение столь простого вопроса. Гарун Тазиев вместе с Франсуа подготовил для них в недрах этого континента, покрытого льдами, надёжное подземное узилище, которое было сравнимо прочностью стен с алмазом и отличалось от обычной тюрьмы лишь тем, что имело всего лишь одну круглую камеру, потолок которой днём и ночью излучал потоки ослепительно яркого света в то время, как пол был покрыт метровым слоем ледяной воды. И одно, и другое не добавляло зомби комфорта, но самое неприятное для бывших главарей заключалось в том, что теперь они должны были стать в своём бандитском сообществе париями.

Да, на ближайшие пятьсот лет, пока их подручные не превратятся в ходячие скелеты, к мукам внутренним будет добавлено то, что их будут ещё и всячески истязать. В основном регулярно насиловать, но при этом мучители будут постепенно отдавать им часть своей неживой силы, а уж потом, когда они окончательно превратятся в скелеты, наступит черёд главарей и изменить это зомби не могли при всём своём желании, да, у них такового не было и не могло появиться. Все зомби, наконец, были запечатаны в своей подземной пещере и предоставлены самим себе на длительный срок и Владимир, Валарестон и Николай смогли отправиться на остров Иримиэль, чтобы после непродолжительного отдыха собраться замке Иримиэль и приступить к выработке нового плана, как поскорее добраться до Тайной долины. Времени на это было совсем ничего, а потому гадать слишком долго им не пришлось. Всё в принципе и так было ясно, хотя кое-что и вызывало удивление. Первым по этому поводу высказался Владимир:

- Нет, мужики, хоть вы меня убейте, а я всё же никак не могу понять, как они умудрились спрятать свою долину в горах.

- Да, эти ребята были крутыми магами, раз сумели создать такой морок, который несколько тысяч лет скрывал горную долину, пусть и небольшую. - восхищённым тоном сказал Масашико - Её не видно ни на одном фотоснимке, сделанном спутниками-шпионами за последние годы, а уж начиная с одиннадцатого сентября афганские горы как только ни снимали. Эти парни просто мастера маскировки.

Сэнди пожал плечами и сердито проворчал:

- Ну, мы тоже кое что умеем Маса. В конце концов, Дик Малкович как не старался, но так и не смог ничего обнаружить кроме нескольких чашек и тарелок, кучи стружек в землянке на острове, да, трёх листков пергамента, которые мы сдуру проморгали, понадеявшись на сознательность этих раздолбаев. Он собрал, конечно, несколько дюжин свидетельств, но всё это одни только слова и никаких тебе достаточно серьёзных и о чём-то говорящих материальных улик. Ладно, ребята, с преступниками мы покончили, давайте решать, кто отправится в экспедицию. Мне кажется, что там ждут одних только эльдаров, ну, и ещё Николая. Ведь тот парень, который вышел к нему из бункера в горах Нуристана, нагадал ему, что он приведёт в их долину короля остроухих людей, Валарестона Эльдамириона, и сказал, что только король сможет войти в Храм Силы. И как только они умудрились за несколько тысяч лет не перепутать имени Валара. Наверное, им известна письменность.

Николай тут же стал горячо поддерживать Сэнди:

- Вот и я про тоже самое говорю! Зачем идти туда толпой? Все остальные смогут войти в Тайную долину позднее, через порталы и к тому же мы не знаем, чем вооружили их древние маги, так что нам следует проявить осторожность. Мало ли что им взбредёт в голову, ведь мне Элеан дальше того колодца не разрешил ступить и шага, да, и в него пустил только потому, что снаружи бушевал буран, а я того и гляди мог врезать дуба, так как замёрз чуть ли не до смерти.

- Голосовать я думаю мы не станем. - подвёл итог совещания в гостиной дворца принцессы Иримиэль король Валарестон - В долину пойдут одни только эльдамирцы и Николай. Отправляемся прямо сейчас. Форма одежды, как у самых обычных лесных рейнджеров, только уши можно сделать немного длиннее, чтобы сразу бросались в глаза. Вовчик, Маса, ради бога без обид. Нам сейчас не хватало лажануться в самый последний момент. Как только всё прояснится, мы вас тотчас позовём туда, но не раньше.

Владимир пожал плечами и с улыбкой ответил:

- Да, мы что, Валерка, мы с Масой не против. Тут же и ежу понятно, что там ждут тебя, а не нас.

Валарестон извиняющее улыбнулся и открыл портал прохода из гостиной прямо в высокогорное ущелье неподалёку от границы между Афганистаном и Индией в провинции Нуристан. Первым туда вошел полковник Костин, за ним Талионон с Вилваринэ, Сэнди, который вырастил себе эльфийские уши, Варнон и последним он сам. Так они оказались на узкой горной тропе, едва различимой среди заснеженных скал. Ущелье было глубоким и поскольку они оказались выше облаков, то его дна не было видно. Валарестон специально открыл портал прохода к тому месту, от которого до узкой расселины было идти чудь более полутора километров. Это гарантировало, что они не напугают стража таинственного ущелья, засевшего в бункере с крупнокалиберным пулемётом. Скорее всего Элеан, так светловолосый голубоглазый парень, одетый в типичный суконный наряд пуштуна, представился Николаю, был не один. Сам полковник Костин даже сейчас не мог сказать точно, что именно заставило его отправиться в эти горы, но после трёх недель пути он встретился с Элеаном, который сам вышел к нему навстречу. С гарантией можно было сказать только одно, Николай вовсе не случайно смог подслушать разговор двух талибов в духане.

Разговор Николая с Элеаном поначалу занял не более получаса и этот парень, который ничем, кроме одежды, не походил на пуштуна, внимательно изучив его руку, кивнул и предложил ему спрятаться от бурана в его убежище, но сразу же предупредил, что входить внутрь ему нельзя. Исцелив долгожданного вестника от последствий продолжительного путешествия по горам, выраженных в виде отмороженных рук и ног, маг-воин, страж Тайной долины, сказал ему, что теперь он должен отправляться домой и что менее, чем через год ему суждено привести в их долину того, которого они ждут уже несколько тысяч лет, короля Валарестона Эльдамириона и остроухих людей в зелёных одеждах, прибывших на Землю из какого-то таинственного Эльдамира, к которому нет обычного пути. Элеану подали большой рюкзак, доверху набитый съестными припасами, к которому была приторочена новенькая палатка-серебрянка и меховой спальник, отличные ботинки, основательно пропитанные касторовым маслом, допотопный альпеншток и маску с очками, в которых можно было вполне безболезненно смотреть на сверкающий в солнечных лучах снег. В горы Николай отправился практически налегке и теперь сам удивлялся, как смог дойти до входа в Тайную долину.

На этот раз Николай шел по знакомой ему тропе в зелёном наряде эльфийского лесного рейнджера и чувствовал себя совсем не так, когда брёл по склону этого ущелья в июле прошлого года. Тогда ему не хватало воздуха, сердце его бешено колотилось в груди, ноги дрожали от усталости, хотя он и был физически крепким человеком, привыкшим путешествовать высоко в горах по несколько недель кряду. Оно и понятно, ведь тогда он был простым человеком, а не магом, пусть и начинающим, вдоволь напитавшимся энергией в храме Сердца Земли. Теперь он быстро шел вперёд пружинистой походкой и его лёгким вполне хватало воздуха на почти пятикилометровой высоте. Через четверть часа они обогнули уступ и справа Николай увидел знакомую расселину, именно здесь он встретился с Элеаном, а потому решил не подниматься выше к входу в долину, запечатанному каменной глыбой, а сложил руки возле рта воронкой и громко крикнул:

- Элеан, я привёл короля Валарестона, как мы и договаривались! Выходи! Он, как ты и говорил мне, остроухий человек и с ним ещё несколько точно таких же парней и одна женщина просто неописуемой красоты. Поверь, ты таких красоток в жизни не видал.

Пару минут спустя сверху донёсся какой-то шум. Кто-то отодвигал каменную плиту, а ещё через несколько минут все увидели, как из-за камня высунулся молодой страж долины с удивлённым лицом, который спросил на весьма приличном английском:

- Эй, а как вы смогли так пройти по сигнальным камням, что мы ничего не услышали? Вы что, умеете летать? В древних книгах написано, что маги умеют летать, только мне непонятно, зачем древние тогда устроили на тропе сигнальные камни?

Валарестон встал рядом с Николаем и сказал:

- Элеан, летать мы тоже умеем, но только очень низко, над самой землёй. - увидев, что парень вытаращил глаза, он крикнул - Шутка! Ладно, Элеан, не парься, я действительно король Валарестон Эльдамирион и как ты видишь, у меня острые уши, как и у всех моих спутников, мы ведь эльдары и прибыли на Землю из Эльдамира, куда действительно нет простой дороги и можно добраться только специальной звёздной дороге в фаере. Что дальше, парень? Я должен привести тебе какие-нибудь особые доказательства или показать своё удостоверение личности? На счёт удостоверения личности извини, королям Эльдамира они не положены и единственное, что мне потребуется, когда я доберусь до своего королевства, это взлететь в небо на золотом драконе. Никакому другому эльдару, кроме того, который обладает Силой Королей, это ещё ни разу не удавалось, но дракона мои родители с собой не привезли. Так что ты уже сам решай, что делать.

Элеан быстро спустился вниз, с широкой улыбкой на лице отвесил королю небрежный поклон и, не удержавшись, протянул руку к левому уху Валарестона. Король перенёс это спокойно, но когда голубоглазый парень убирал руку, громко клацнул зубами. Тот резко отдёрнул её и, весело рассмеявшись, сказал:

- Я пропущу тебя в долину, остроухий король, но если ты не тот, за кого себя выдаёшь, и не сможешь войти в храм Силы Земли, то останешься в долине навсегда. За те двенадцать с половиной тысяч лет, что мы в ней живём, стражи не раз и не два пропускали в долину людей, которые говорили, что они короли, но никто из них так и не смог войти в Храм Силы, как ни старался, и все они стали нашими рабами, а когда умирали, то мои предки сбрасывали их трупы в ущелье. Чужаков ущелье никогда не выпускает, да, и далеко не каждый из жителей нашей долины может из него выйти. Только те, кому дано стать стражем или наши маги-торговцы, которые иногда выходят из долины, чтобы привести в неё девочек со светлыми волосами или какие-нибудь полезные вещи. За всё они щедро платят людям внизу золотом и потому никогда не возвращаются с пустыми руками. Пойдёмте со мной, путь в долину неблизкий и по дороге я вам расскажут обо всём, что вы захотите узнать. Это хорошо, король Валарестон, что ты назвал своё имя, будет меньше проблем. О твоём проводнике, с которым я встретился чуть меньше года назад, мы узнали не так давно, всего каких-то три года назад из гороскопа. После этого наши маги-торговцы целых три года разыскивали его по всему Нуристану, пока не нашли в одном кишлаке, где и наложили на него чары, приведшие в наши горы. - повернувшись к Николаю, страж долины спросил его на довольно неплохом русском - Эй, шурави, надеюсь ты остался довольным моим пророчеством? Извини, но это был вовсе не мой гороскоп. Я ведь маг-воин, а не астролог, и моё дело оборонять Тайную долину, так что в пулемётах, калашах и гранатах я разбираюсь куда лучше, чем в знаках звёзд. Правда, я ещё могу врачевать раны и вообще всякие болезни, но как я это вижу, ты побывал в руках куда более опытных магов, чем маги Тайной долины. Продлить годы жизни мы ещё можем, но вот вернуть человеку молодость, нам не под силу.

Николай поторопился успокоить стража долины:

- Всё в порядке, Элеан, у меня нет к тебе никаких претензий, но тому магу, который составлял для меня гороскоп, ты как-нибудь скажи, что месяц в подземном узилище для меня вылился в целый месяц жутких пыток, но благодаря тебе я их всё же смог вынести.

Король Валарестон в свою очередь сказал Элеану:

- Парень, ты только пропусти нас в свою долину, а там уж я как-нибудь разберусь и с входом в храм Силы Земли и с выходом из долины, равно как и со всеми вашими покойниками. Николай говорил мне, что в вашей долине не умер ещё ни один истинный и все ваши предки спят, дожидаясь меня. Так что я могу ответственно тебе заявить, Элеан, все они дождались этого часа.

Страж долины весело хохотнул и стал подниматься вверх по расселине. Пятеро эльдамирцев и один землянин пошли вслед за стражем долины и вскоре поднялись до круглого колодца диаметром почти в два метра, проточенного в базальте. Колодец закрывался каменной плитой полуметровой толщины и этот камень, явно, был упрочнён магией. Причём магией очень древней и умелой. Магическое заклинание, наложенное на камень, до сих пор сохранило свою силу. Колодец был не таким уж и глубоким, всего метров десять от силы, и спускаться вниз нужно было по штормтрапу из стальных цепей с верёвками вместо перил и толстыми дубовыми ступеньками. На дне колодца был постелен для страховки толстый мягкий и упругий мат. Некогда на нём Элеан врачевал Николая, рассказывая ему о той миссии, которую возложили на него звёзды. Правда, тогда дверь, ведущая внутрь горы, была по большей части закрыта и её открыли всего лишь несколько раз для того, чтобы подать стражу долины сначала снадобья, затем горячую пищу для проводника, а затем снаряжение и припасы для обратной дороги вниз.

На этот раз всё было по другому и потому спрыгнув вслед за Элеаном с вихляющейся лестницы, Валарестон увидел гостеприимно открытый настежь прямоугольный проём, а за ним коридор, освещённый масляными светильниками, который привёл их в нечто вроде длинного форта с полутора дюжинами бойниц, закрытых снаружи каменными шторками. От бастиона и особенно бойниц разило магией, причём тоже очень древней. Все амбразуры были прорезаны таким образом, чтобы защитники форта, который был в плане выгнут правильной дугой, могли вести огонь вдоль узкой каменной тропы и по противоположному склону ущелья, а потому восемнадцати пулемётов должно было хватить с избытком даже для того, чтобы отразить атаку вертолётов, залети они в это ущелье. Возле каждой амбразуры действительно стояло по крупнокалиберному пулемёту конструкции Калашникова-Владимирова. Очень грозное оружие, которое в условиях высокогорья представляло собой опасность для кого угодно.

Все пулемёты, явно, были сняты с советских бронетранспортёров и судя по тому, что стояли на лафетах весьма оригинальной конструкции, в долине имелись прекрасные кузнецы. В форте они застали только четыре с лишним дюжины защитников в возрасте от пятнадцати, до пятидесяти лет, у которых за старшего был Элеан, но судя по обилию ящиков с патронами и ещё более длинным ящикам, оружия в форте хватало не на одну неделю боёв. К тому же скорее всего страж долины вовсе не шутил, когда заявил, что он является магом-воином и, скорее всего, именно с этой стороны врага как раз и ждали самые большие неприятности. Валарестон, бегло осмотрев форт, сразу же был вынужден признать, что даже им было бы взять его штурмом весьма затруднительно. Тем более, что над фортом было ещё около километра горного склона и скорее всего там тоже имелись какие-то сюрпризы для внешнего врага.

Элеан, не смотря на молодость, ему на вид было не больше двадцати пяти лет, действительно являлся командиром форта. Он-то и повёл их дальше по более широкому коридору, который вскоре стал полого спускаться вниз, а потом и вовсе сменился лестницей с довольно истёртыми ногами ступенями. Спускаться им пришлось более двух часов и оставалось только пожалеть бедолаг, которые жили столько лет в этой высокогорной долине и особенно тех магов-торговцев, которые доставляли в долину все эти пулемёты, патроны к ним и прочие нужные товары, включая невест со светлыми волосами. Такие в Афганистане были довольно большой редкостью и действительно стоили очень дорого, но если маги-торговцы платили за них золотом и не скупились, то скорее всего, девочек привозили в Нуристан издалека. Хотя это и выходило за рамки приличий, спорить с такой постановкой вопроса было довольно трудно, ведь что ни говори, а приток свежей крови обитателям Тайной Долины, отрезанной от внешнего мира, был просто жизненно необходим, особенно если учитывать тот факт, что они были хранителями храма Силы Земли.

По пути Элеан рассказал им, что всего в долине живёт в двух посёлках семь с лишним тысяч человек и что у них есть лошади, коровы, козы, свиньи, куры и гуси. Долина имеет почти двадцать пять километров в длину, но всего четыре с половиной в ширину. Она расположена под небольшим уклоном и по ней протекает горная река, которая в самом низу угодит под землю, всё её пространство занимают поля и сады, а дома обоих посёлков, Верхнего и Нижнего, вырублены в скалах. Всеми делами в долине заправляли семь старших магов, у каждого из которых было по три помощника, но жизнь жителей долины была подчинена не их распоряжениям, а заветам древних богов, поселивших их здесь. В посёлках имелись школы, библиотеки, а в последние годы появились даже телевизоры, подключённые к нескольким небольшим спутниковых антеннам, которые маги, выходившие из долины, сумели протащить через единственный вход.

По сути дела люди жили в этой долине, как в каком-нибудь кибуце, и за исключением немногих личных вещей, всё остальное было общим. Обитатели долины даже питались за общим для целой улицы-террасы столом и поскольку почва в долине была плодородной, а климат благодаря магии благодатным, то не знали, что такое голод. Маги у них были опытными и умели лечить практически любые болезни, но никто из обитателей долины не жил дольше ста двадцати лет. По достижении этого возраста каждый мужчина и женщина, какими бы крепкими они не были, выпивали напиток долгого сна, их тела вместе с особыми минералами, истолчёнными в пудру, зашивали в кожаные мешки и замуровывали в выдолбленные в каменных склонах ниши до тех времён, когда за ними не явится истинный король, причём это будет вовсе не король Валарестон, дожидаясь которого люди живут в этой долине с доисторических времён. Истинный король выведет их всех из Тайной долины и введёт в рай. Услышав об этом, Николай немедленно поинтересовался у стража долины:

- Элеан, а истинный король, случайно, не должен быть одет в чёрное платье с серебряными украшениями и держать в руке костяной посох, украшенным серебряным черепом с рубиновыми глазами?

Тот кивнул и сказал:

- Да, ты говоришь именно о нём, только он должен быть одет в чёрный стальной панцирь, украшенный золотом, но в руке у него действительно будет точно такой посох, как ты сказал.

Сэнди хихикнул и немедленно съязвил:

- Всё, Валар, теперь Андрюха и Вовка тебя точно перегонят и их серебряные черепушки станут размером с футбольный мяч. Ты представляешь себе, сколько жмуров они заныкали здесь?

- Не волнуйся, на всех работы хватит. - спокойно отозвался король Валарестон - Для того, чтобы воскресить от двух, до трёх миллионов покойничков, нам всем придётся несколько недель трудиться и к тому же к твоему сведению, череп на моём посохе и так уже достиг своего предельного размера и даже умеет уже разговаривать, хотя лучше бы он молчал, потому что эта болтливая зараза несёт порой такую чушь, что у меня просто уши вянут. Меня сейчас куда больше волнует другое, ребята, где нам взять такую прорву красного вина для того, чтобы приготовить из него лимпе’лехтиа-эт-нойре?

Элеан тотчас воскликнул:

- Король Валарестон, так ты действительно введёшь к нам в Тайную долину нашего истинного короля и в самом деле вместе с ним воскресишь всех умерших? У нас в долине в последнее время только и разговоров об этом. Ведь когда я рассказал магам о том, что к входу в долину пришел человек, линия жизни которого уходит чуть ли не в бесконечность, уже через три часа переполошились оба посёлка. Что-то мне не верится, что мы все попадём в рай живыми.

Николай поинтересовался:

- А как вы себе представляете рай, Элеан?

- Ну, рай это огромный девственный мир с лесами, степями и морями, в котором не будет никого, кроме нас и богов, которые помогут нам построить великое королевство Нуменор, которым будет править король Воэн Добрый. - ответил страж долины - Так во всяком случае написано на обелиске, оставленном богами нам в назидание и пока что всё, что там написано, сбывалось, но теперь, когда к нам в долину пришел король Валарестон Эльдамирион, чтобы войти в Храм Силы и напитать ею своих строителей, всякое ведь может случиться. Вдруг у него почему-то изменятся планы, ведь он же не из нашего мира? К тому же, как знать, может быть мы что-нибудь сделали не так и тогда наши древние боги скажут ему об это. Всякое может случиться.

Николай коротко хохотнул с воскликнул:

- Нет, парень, ничего подобного не будет. Король Воэн Добрый этого ни за что не допустит. Он отличный мужик и не задумываясь пошлет даже самых древних богов куда подальше. За своих подданных он стоит горой, ведь он уже ощутил в себе Силу Королей. Правда, тем не менее, короля Воэна мы с собой как раз и не взяли, впрочем, как и его отважного канцлера, хотя они сюда и рвались.

- Так король Воэн уже пришел за нами? - удивлённо воскликнул Элеан и прибавил - С красным вином никаких проблем не будет, ведь мы выращиваем в садах особый сорт винограда, который пахнет земляникой. - последнее совпадение так рассмешило всех, что страж долины обиделся и спросил - Ну, и что я сказал не так? Из этого винограда мы делаем очень хорошее вино. Маг Алеар как-то раз принёс из долины несколько бутылок красного французского вина, которое он выменял у солдат на золото, так оно по сравнению с нашим вином, жуткая кислятина. Хуже прокисшего просяного пива.

Парня быстро успокоили, сказав ему, что все их виноградники главный винодел Нуменора обязательно заберёт с собой также, как король Воэн заберёт из неё всех тех, кто жил в этой долине начиная с первого дня. Наконец, путешественники снова вошли в горизонтальный коридор, который вывел их в небольшой зал с массивной бронзовой дверью. Элеан потянул рукой за кольцо и она бесшумно открылась. После полутёмного коридора солнечный свет показался путешественникам ослепительно ярким, но когда они вышли на парапет, огороженный балюстрадой, то эльдамирцам показалось, что они очутились в Серебряном Ожерелье, так как это светился огромный небесный голубой морок, подвешенный над долиной. Когда же их глаза привыкли к свету, Сэнди, который уже достал анголвеуро, быстро сотворив исследовательское заклинание, сказал потрясённым голосом:

- Ребята, вы мне не поверите, но эта Тайная долина на самом деле просто гигантская пещера и над нами не небо, а её потолок, и создана она практически в одно и тоже время, что и то ущелье, рядом с которым расположен храм Сердца Земли. Теперь я почти уверен, что храм Силы Земли расположен точнёхонько под ним, а входом в него является самый обычный сарнасельм, который может открыть только король, обладающий Силой Королей Эльдамира. Вот такие вот дела, ребята, а мы всё гадали, откуда же бьёт тот столб золотого света.

Откуда-то сбоку к ним вскоре подошло семь магов, одетых в белые одеяния и это действительно были маги, а не какие-то ярмарочные фокусники. Это были мужчины средних лет и тот, который выглядел постарше, с вежливым поклоном сказал:

- Приветствую вас, чужеземцы. Судя по всему вы именно те, кого обитатели этой подземной долины ждали столько лет. Я Солар, а это мои коллеги, мы хранители древних знаний, которые должны передать вам. С их помощью вы сможете повелевать огнём.

Сэнди, поняв слова мага подземной долины, как своего рода приглашение, усмехнулся и деловито сказал:

- Привет, ребята, а у вас здесь ничего, красиво. Тепло и воздух свежий. Ну, пошли к сарнасельму. Мне кажется, что он находится в той белой ротонде, которая виднеется вдали. Сначала давайте разберёмся с этим вашим храмом Силы Земли, а потом займёмся всеми остальными делами. Думаю, что нам нет смысла ставить на уши всех обитателей вашей Тайной Долины, а потому мы не станем вопить во весь голос о своём прибытии в неё.

Тем не менее, он не бросился к краю парапета, где справа и слева имелись лестничные марши ведущие вниз, а подошел к балюстраде и посмотрел вниз. Эта площадка была самой высокой точкой в Нижнем городе, о чём можно было судить по течению воды, вытекающей из большого овального бассейна, расположенного перед многоэтажным городом, высеченном в вогнутой, торцевой стене долины. Даже сверху было видно, что город весьма красив и построен в том же архитектурном стиле, что и портик храма Сердца Земли. В этом городе, явно, могло жить не менее десяти тысяч человек, но, видимо, число обитателей подземной долины специально ограничивалось. Оно и понятно, перенаселённость ведёт к дефициту, дефицит к распределительной системе, та к неравенству и так вплоть до бунта. Куда проще подчиняться строгим указаниям богов, создавших этот рай под землёй, и ограничивать рождаемость, зная, что ты, выпив напиток долгого сна, воскреснешь на следующий день и войдёшь в рай, то бишь в королевство Нуменор, в котором проживёшь жизнь длинною в целую вечность и не в крохотном мирке, а в невообразимо огромном мире.

Это была прекрасная прививка от бунтов. Бунтарей ведь ждало ничто иное, как быть выброшенным после смерти из долины на корм стервятникам. Нечто подобное позднее было воплощено в жизнь в Древнем Египте, в котором для любого свободного человека не было участи страшнее, чем быть изгнанным и умереть на чужбине, ведь тогда он не сможет воскреснуть. Вместе с Сэнди к балюстраде подошли все остальные и стали рассматривать долину, похожую на райский сад. В городе, высеченном в скале, царили тишина и покой, так как наступило время сиесты. О том, что в долину пришел король Валарестон, маги её обитателям не сообщили и в этом был свой плюс. Ничто не мешало заняться своими делами. Причём именно своими и первым об этом заявил Талионон, который также с помощью магии произвёл первоначальные исследования. Глядя на долину он сказал:

- Так, ребята, ничего лучшего, чем эта пещера, мы для размещения нуменорцев всё равно не найдём. Потому мы с Вилваринэ немедленно приступим к созданию большого лайкваринда, а вы занимайтесь своими делами. Думаю, что миллионов пять нуменорцев здесь поместится легко. Плодородный слой тут имеет толщину не менее пятидесяти метров, так что никаких проблем я для себя тут не вижу, а вы, как только откроете сарнасельмы, гоните в долину всех рейнджеров, а то ведь нас даже в Бразилии скоро разыщут, не говоря про Сибирь.

Валарестон кивнул, сотворил быструю дорогу от смотровой площадки до ротонды, и скомандовал:

- Господа правители, идите в этот светящийся проход. Теперь нам не придётся пересчитывать все ступеньки в вашем городе, а то мы и так спускались сюда битых два часа.

Николай втолкнул на быструю дорогу вслед за магами, вступивших на неё, Элеана, не подумав пропустить вперёд короля Эльдамира, вошел в зеленоватый сияющий тоннель, который спрямлял любой путь, вслед за ним. Беломраморная ротонда, возле которой он вышел через каких-то тридцать секунд, была внушительным сооружением метров тридцати в высоту. За колоннадой виднелась площадь, мощёная уже хорошо знакомым ему золотистым камнем, имевшая в диаметре метров семьдесят. Посреди этой площади стояло семь гранитных обелисков-сарнасельмов, в каждый из которых запросто могли въехать три всадника. Король Валарестон, выбежав из быстрой дороги вслед за ним, обогнул вставших возле ротонды магов, быстро поднялся по ступеням и принялся рассматривать по очереди все сарнасельмы. Возле четвёртого он громко крикнул:

- Скорее идите сюда, ребята, я нашел его!

Хотя маги и робели перед главной святыней своей долины, их быстро подтащили за руки к сарнасельму и на этот раз уже король Валарестон шагнул в него первым и мигом исчез в камне. Маги попытались было воздеть к потолку руки и вознести хвалу богам, но их не мешкая, даже слегка грубовато, затолкали в сарнасельм. Снаружи остались только Талионон с Вилваринэ, которые вообще не стали входить в ротонду, да, ещё Варнон, решивший включить все остальные сарнасельмы. Войдя в последний, он выскочил из него уже через пару минут, как ошпаренный, и быстро шмыгнул в сарнасельм, ведущий в храм Силы Земли. За ним с возмущённым рёвом гнались Андрей и Вовчик. Уже через пять минут в ротонде и вокруг неё яблоку было негде упасть, но вскоре большая часть народа отправилась помогать Талионону и Вилваринэ, а начальство степенно и чинно вошло в храм Силы Земли, в котором не смотря на то, что там помимо благоговейно молчавших жрецов находилось всего два эльдамирца и один землянин, шума было, как на стадионе во время футбольного матча.

Королю, его учителю и проводнику было от чего радостно вопить и смеяться. К этому в первую очередь располагало то место, в котором они оказались, а вошли они как раз в ту часть храма Сердца Земли, которая находилась прямо под ним. Это была гигантская золотая чаша амфитеатра со множеством ступеней, над верхним краем которой на высоте всего каких-то семи метров располагался прозрачный потолок золотистого топаза, служивший в верхнем храме полом. На дне этой чаши, в сферическом углублении, клокотал большой шар золотого пламени, из которого и бил вверх столб золотого света. Никаким жаром этот шар людей не опалял и ничем от них не был отгорожен. К тому же он не отталкивал людей от себя своим внешним видом и мерным, приятным слуху рокотом, а скорее наоборот, манил их к себе, словно магнит. Когда в храм Силы Земли стали входить друзья, Валарестон стал было, радостно смеясь, спускаться вниз, чтобы войти в шар, но Сэнди громко рявкнул:

- Стой, Валар! Вернись назад! Пусть первым в этот шар войдёт Гарун и проведёт через него своих несгораемых парней. Полагаю, что от этой штуковины не убудет. Этот магический реактор уже столько лет наполняет своей силой всю Вселенную, что энергии в нём на всех нас хватит, но я полагаю, что всё же первым в него должен войти Валахронарэонон, повелитель нарэйондо, чтобы причаститься из источника Силы Земли. - не отрывая взгляда от огненного шара он громко заорал - Гарун, где тебя черти носят? Ты можешь хотя бы один единственный раз в жизни забыть о своей скромности? Быстро спускайся вниз и тащи туда всех своих наров! Мне, между прочим, тоже не терпится залезть в это золотое пламя, уж очень оно меня к себе притягивает. Прямо спасу нет.

Валахронарэонон, скромно стоящий на самой верхней ступени вместе со своими помощниками, стал спускаться вниз под громкие аплодисменты своих друзей, которые быстро заполняли древнюю чашу-амфитеатр. Он подошел к рокочущему шару золотого огня, с извиняющимся видом улыбнулся и прыгнул внутрь шара, отчего тот басовито загудел, словно будущий бог дёрнул за струну. Тональность этого мощного, всепроникающего звука стала быстро повышаться, непрозрачное золотое пламя слегка посветлело, словно отдавая ему часть своей силы, и через несколько секунд Валахронарэонон взмыл вверх в луче золотого света, пронзил потолок и воспарил к самому куполу. Такие трюки он проделывал уже сотни раз, а потому без лишней суеты быстро опустился на пол как раз напротив входа и бросился из храма Сердца Земли к сарнасельмам, чтобы несколько секунд спустя снова появиться в храме Силы Земли, спуститься вниз и начать заталкивать в шар золотого огня всех членов своей вулканической команды. От этого шар золотого огня стал понемногу увеличиваться, а от Валахронарэонона и тех нарэйондо, которые вернулись к своему боссу, разило такой магической мощью и силой, словно у каждого в животе клокотало по изрядному шару магического огня.

Дело быстро наладилось, но вслед за нарэйондо к божественному огню шагнули не эльдаринцы, а Элеан, которого приволок за шиворот и буквально втолкнул в него, Николай. С ним произошли ничуть не менее яркие перемены во всём, включая даже одежду и как только тот могучий атлет, одетый в роскошный средневековый наряд, в которого превратился Элеан, неуклюже приземлился на пол, его мигом утащили из храма Сердца Земли, даже не дав полюбоваться на изображения богов, и отправили на берег моря. После этого настал черёд всех остальных обитателей Тайной Долины, включая как младенцев, так и самых древних, седобородых старцев. С первыми ничего не случилось, кроме разве что, переодевания в нарядные крошечные сайринахампы, зато ко всем старикам и старухам тут же вернулась молодость вместе с прекрасным здоровьем, красотой и жизненной энергией, вкупе с энергией магической. Через несколько часов в Тайной Долине не осталось ни одного жителя. Все они получили не только столь долгожданный отпуск, но и путёвку на курорт, расположенный на тропическом острове в Тихом океане. Сидя на ступенях возле мраморной ротонды, Воэн поинтересовался у своего друга:

- Валар, что дальше? Когда отправляемся в путь?

Эльф, изрядно уставший от всех треволнений, немедленно оживился и стал загибая пальцы перечислять:

- О, Андрюха, нам ещё так много нужно сделать, что мама моя родная. Это и постройка огромных каменных фаеров, самая лёгкая часть работы, и погрузка на их борт всякого добра, ещё для тебя нужно будет собрать с миру по нитке не каждой твари по паре, а хотя бы по двести пар лучших представителей животного мира Земли, включая рыб, деревья и растения, да, при этом ещё и протащить каждый образец через храм Сердца Земли. Но сначала нам нужно будет обязательно оживить всех спящих, сам понимаешь, что это был за сон, раз они все превратились в мумии, параллельно с этим хорошенько благоустроить Тайную Долину, чтобы нашим агентам, которые останутся на Земле, было где прятать рекрутов, затем хорошенько замести все следы, чтобы власти не обеспокоились. В общем, нам много чего нужно будет сделать и в том числе побеспокоиться и о всяких сувенирах, которые от нас ждут в Серебряном Ожерелье. Вот только сделать нам это нужно как можно быстрее и это не моя прихоть, а веление очередного гороскопа Сэнди, так что надо немедленно приниматься за работу. Ну, ты, как, готов к большому энтулессе-ет-нойре?

- Всегда готов, Валар! - бодрым голосом откликнулся король Воэн и прибавил - Я начну с Верхнего Города, а ты с Нижнего, только давай сразу же договоримся, никакого брака в работе. Делаем всё на совесть и не станем надеяться на то, что источник Силы Земли потом поправит любой допущенный брак. Знаешь, мне совершенно не нужны всякие недовольные типы. Договорились, король Валарестон?

Король Валарестон пожал другу руку и сказал:

- По рукам, король Воэн. Будем работать на совесть.

- Никса, послушай, а ты часом не ошибаешься? - с тревогой спросила первая фрейлина Эмбер-Лимбреа-Лиэне и возлюбленная Голониуса, короля Каноды - Они точно прилетят через шестнадцать дней? Ты же вроде бы называл раньше две тысячи седьмой год и мне помнится, даже говорил, что они могут ещё и задержатся. Бил себя пяткой в грудь и вопил, что Валарчик уже нашел способ, чем соединить между собой эти арбузные корки, но торопиться всё равно не станет потому, что не это самое главное.

- Зина, я понимаю, что тебе не хочется никаких перемен, но поверь, тут уже ничего не поделаешь. - с грустной улыбкой на лице ответил король Николас - Ребята, Валар, нашел на Земле полгода назад нечто-то такое, что без малого чуть не перевернуло все звёзды во Вселенной. Мои меледиры наблюдают за звёздами постоянно и я знал об этом уже через двадцать минут и сразу же принялся за работу. Признаюсь честно, поработать мне пришлось весьма основательно и я трижды не веря своим глазам всё начинал заново. А как я должен был поступить, если этот гороскоп показал мне, что мы обретём ещё одного бога, а Альтаколон не только будет построен, но ещё во время строительства начнёт заселяться? Ни о чём подобном раньше звёзды не говорили. Не знаю, что уж там умудрился сотворить наш Валар или кто-то ещё, но к нам хлынут целы орды космитов, о которых я могу сказать только одно, все они похожи на нас и тех космитов, с которыми мы уже имеем дело, а точнее чьи боги хотят дружить с нашими. С Земли вместе с Валаром тоже прилетит несколько миллионов человек и все они поселятся в Золотом Ожерелье, на экваторе Альтаколона, на той самой линии миров, на которой находятся Канода и Сайквалинна. Оно встанет перпендикулярно к Серебряному Ожерелью. Звёзды уже сейчас называют это королевство Нуменором и сулят ему великое будущее. Именно благодаря Нуменору возвысятся бессмертные хинасарды. Каким-то странным, совершенно непонятным для меня образом они расселятся по всем мирам Альтаколона и будут жить в них бок о бок с обычными обитателями и даже станут брать себе в жены девушек подходящего им роста, то есть из расы людей, эльфов и гоблинов, что меня вообще ставит в тупик, они же все, блин, как были каменные, так ими и остались не смотря на все перемены. Более того, именно они станут связующим звеном между мирами Альтаколона и переселенцами и будут творить великие чудеса преображения. Ну, это я хотя бы смог понять. Они каким-то образом перестроят физиологию и метаболизм космитов и те смогут жить в нашем мире припеваючи, так как он уже не будет для них ядовитым. Так что, ребята, грядёт что-то совершенно немыслимое, чего, как мне кажется, не ожидал даже Анарон. Мне только одно непонятно, каким образом Валар притащит в Эльдамир без малого семь миллионов землян? На чём, хотелось бы мне знать? Ронни, ты всё же дольше меня тёрся на Земле, скажи, где он возьмёт такие огромные корабли? Ведь не мог же он в самом деле взять и заодно помирить между собой все народы. Те космиты, которые толпами повалят в строящийся Альтаколон, они, кстати, уже сидят на чемоданах и ждут команды, чтобы занять места в фаерах, живут в жутко перенаселённых, технически развитых мирах, но здесь они все намерены, как и лайтеро, отправиться в раннее, так сказать, средневековье, в эпоху Ренессанса, но с самыми современными бытовыми удобствами. Кто-то уже успел их просветить по части магии и высокой миссии эльдаров, так что они прилетят к нам, как просители, и уже сейчас у каждого в бумажнике или где там ещё они хранят самое ценное, имеют фотографии богов Альтаколона. Но как то же самое, пусть и в гораздо меньших масштабах, он умудрился провернуть на Земле? Ведь там общество совершенно не готово к подобным переменам. Людям Земли ещё нужно лет пятьсот развиваться, чтобы они в своём большинстве, а не единично, смогли понять ту простую истину, что над ними есть боги, которых совершенно не интересуют все их научные достижения. Именно для этого они и создают во Вселенной точно такие же Альтаколоны, как наш.

Король Алмарон нахмурился и ответил:

- Понятия не имею, Никса, но я на все сто процентов согласен с тобой в одном, на Земле пройдёт ещё не одна сотня лет, пока там всё само собой образуется. К их правителям только с магией соваться. Ты им начнёшь предлагать исцелить всех людей от СПИДа, а они мигом, бац тебе по голове бомбой с лазерным наведением и весь разговор. Для них хороший тот маг, которого можно посадить на цепь и он будет исцелять только тех, на кого ему будет указано, да, и то лишь так, чтобы в любой момент всё можно было развернуть вспять. Я как-то походил на Земле по всяким там колдунам и колдуньям, которые в магии ничего не петрят, и просто ужаснулся, научи их пользоваться анголом, так они мигом половину народа на Земле истребят, а вторую непременно поработят. Старина Миравер рядом с ними невинный ребёнок. Ну, а что касается больших фаеров, Никса, то тут я, кажется, кое-что понял. Если Валар как-то сумел обойти законы физики и связаться с космитами, да, ещё при этом смог научить их магии перемещения и они построили фаеры, то скорее всего он получил от них какие-то знания взамен, которые и позволили ему построить такие огромные фаеры. Правда, даже в этом случае остаётся много вопросов. Фаер построить, это тебе не дом в лайкваринде вырастить. Тут нужны огромные заводы, сотни тысяч рабочих. Ладно, прилетят, всё сами расскажут, а нам следует хорошенько подготовиться к торжественной встрече и начать паковать чемоданы. Нас на небесах уже заждались.

Сардон усмехнулся и сказал другу:

- Фалк, мне кажется, что ты не очень-то хорошо разбираешься в лесном деле. К твоему сведению, парень, первые фаеры как раз и были не построены, а именно выращены в лайквариндах. Это позднее, когда в Серебряном Ожерелье появились люди, которые начали строить дома, кареты, корабли, эльдары стали понимать, что в чём-то их творения значительно превосходят всё то, что можно вырастить в лесу.

Зина фыркнула и воскликнула:

- Правильно! Они же не идиоты, чтобы не понять простейших вещей, корабль, построенных из различных материалов, куда прочнее выращенного из какого-нибудь дуба. Эльфийский дом хорош только до тех пор, пока живёт в лайкваринде, а оторви его от корней и ты получишь через пятнадцать, двадцать лет груду трухлявого мусора, но не это меня сейчас волнует. Ох, Никса, до чего же гнусная штука, эти твои общие гороскопы. Они говорят только то, что будет, но почти ничего о том, как этого можно добиться.

Король Николас улыбнулся:

- Знаешь, Фурия, я бы посоветовал тебе брать своего генерала де Голля за шиворот и тащить его под венец. Кстати, об этом тоже говорят звёзды, вот только твой вредный Тарас их ни во что не ставит.

Глаза Зины сверкнули недобрым огнём, она улыбнулась и зловещим голосом проворковала:

- Ничего, к этому гороскопу он отнесётся очень серьёзно, иначе я сама возьмусь за рукоять его меча и мы все, наконец, посмотрим, изменился его клинок или нет. Вот только Голло это вряд ли увидит.

Все три королевы, сидевшие в небольшой гостиной покоев короля и королевы Эмбер-Лимбреа-Лиэне заулыбались и королева Лилия спросила свою боевую подругу:

- Готовимся к свадьбе, Фурия? Когда-то ты так и не смогла скрестить меч с Голониусом потому, что он вовремя выпал в осадок, так может быть ты сумеешь, наконец, одержать над ним окончательную победу? По-моему это только укрепит его позиции там.

Королева указала пальцем наверх и король Алмарон поправил её, указывая пальцем вниз:

- Вообще-то там, Лил. Менеларкоа расположен в самом центре Альтаколона, а Небесные Ожерелья его окружают, но это к делу не относится. Сейчас меня куда больше волнует совсем другое. Что это ещё за королевство Нуменор такое, которое вскоре появится в Альтаколоне и какое такое великое будущее ему уготовано богами, то есть звёздами. Чтобы свершить что-то действительно великое, люди обычно устраивают очень большие войны.

Король Николас поторопился успокоить его:

- Фалк, не дёргайся. Король Нуменора, в обычном смысле этого слова ни с кем воевать не собирается, но даст жестокий бой всем тем, кто станет тащить в Альтаколон из отчих миров все свои прежние предубеждения, заблуждения и прочие пакостные штучки. Скажем так, он даже больший приверженец древних традиций эльдаров, чем они сами и у него есть очень могущественные сторонники. Как это ни странно, но больше половины нуменорцев являются потомками тех древних людей, которые построили храм Сердца Земли, да, и сами строители тоже прибудут в Эльдамир. Так что это ещё те ребята.

- Ну, если так, то мы действительно просто обязаны подготовить им достойную встречу. Вопрос только в одном, - где.

После того, как была найдена Тайная Долина, остров Иримиэль на целых полгода превратился в морской курорт в пик сезона отпусков. Буквально каждый житель Тайной Долины мечтал провести на нём хотя бы пару недель, прежде чем отправиться в новенький лайкваринд, если ему не хотелось провести несколько месяцев в ожидании старта на дне Северного Ледовитого океана, уже на третий день нарэйондо принялись выращивать из магмы огромные фаеры длиной по полкилометра и отправлять их туда. В этих подводных многоэтажках будущим нуменорцам предстояло дожидаться того дня, когда они смогут отправиться в своё королевство в Альтаколоне. Трудностей из-за этого возникало превеликое множество, но король Воэн, заранее прозванный своими будущими подданными Добрым, проявил твёрдость характера, временами граничащую чуть ли не с жесткостью, а потому сумел настоять на своём и сначала десятки тысяч, затем сотни тысяч, а через четыре месяца миллионы людей были вынуждены жить в небольших каютах и громадных кубриках, которые трудно было назвать излишне комфортабельными.

От такого у любого, даже самого терпеливого человека съехала бы крыша, но поскольку все эти люди были погружены в изучение магии, то всё как-то сразу вошло в своё русло и массовых волнений не возникло. Зато было очень много ворчания, мелочных придирок и ссор из-за каждого пустяка. Тем землянам, которые долгие годы готовились к столь массовому исходу, нужно было решать массу куда более важных проблем, чем обслуживание всей этой братии. Однако, как бы то ни было, но наступил день старта и король Валарестон последним покинул остров Иримиэль, давно уже ставший для него родным. Он прекрасно понимал, что уже никогда на него не вернётся, а потому был очень грустным, если не просто подавленным в то время, когда все его друзья веселились и поздравляли друг друга со скорым обретением огромного девственного мира, до которого, правда, им тоже ещё предстояло добираться неизвестно сколько времени.

Первым в путь по звёздной быстрой дороге отправился тот фаер, на борту которого находился король Воэн. В первую очередь потому, что так решил Валарестон. Ему предстояло закрыть за собой этот магический туннель, пролегавший, чуть ли не через половину Вселенной. Вместе с огромными каменными фаерами, стартовавшими с Земли, в путь отправились миллионы фаеров из тысяч других миров Вселенной, несущие на своем борту несколько миллиардов самых разнообразных существ. Все они отправлялись в это путешествие не просто так, от нечего делать и неизвестно куда, а именно туда, где уже успели не только побывать, но и хорошенько обосноваться их разведчики. Как и земляне, практически все космиты довольно неплохо разбирались в магии и их влекло в Альтаколон Анарона в первую очередь то, что им предстояло жить в патриархальном мире, столь отличающимся от их собственных миров. Поскольку и среди них было очень много толковых астрологов, то все прекрасно знали, что после массированного десанта до Альтаколона смогут добраться только небольшие фаеры, да, и то не факт.

Высшие силы, породившие Вселенную и богов, видимо решили, что и одного массового переселения будет вполне достаточно. Поэтому из очень многих миров можно было улететь всего один раз и только для считанного числа миров были сделаны поблажки. Земля входила в их число, но в год её могло покинуть не более пятидесяти тысяч человек и то лишь те, кому будут благоволить звёзды. Поэтому её покидало так много людей. Все, кто не захотел отправляться в Нуменор, а таких нашлась не одна сотня, оставались на Земле, но лишь потому, что королю Валарестону была уже известна их дальнейшая судьба, как была ему известна судьба практически всех тех людей, которые отправлялись в Альтаколон Анарона. Все эти мужчины и женщины решили остаться на Земле только для того, чтобы в случае чего, силой магии остановить людей, если они вздумают развязать третью мировую войну. Это были самые настоящие хранители Шамбалы, которых не интересовала ни власть, ни деньги, и король Валарестон, не раз беседовавший с каждым из них, ни минуты не сомневался в том, что так оно и будет. Тем более, что в их числе были Талионон и Вилваринэ, избравшие местом жительства остров Иримиэль, которому был возвращён практически первозданный облик.

Эта эльфийская пара решила обзавестись потомством, а потому уже через полгода должен был родиться их первенец. Может быть ещё и поэтому Валарестону было так грустно. Он не стал составлять гороскопов для своих вторых родителей. Ему и без этого было ясно, что жизнь их на Земле будет очень долгой и счастливой. Не стал он составлять гороскопа для того, чтобы узнать, какова судьба этого мира, поскольку практически любому человеку, не говоря уже о таких магах, как Талионон и Вилваринэ, было под силу изменить свою судьбу вместе с судьбой множества людей, так или иначе связанных с ними. Как говорил по этому поводу его мудрый учитель Сэнди: - «Звёзды лишь показывают нам наиболее вероятный вариант развития событий и в наших силах сделать так, чтобы изменить всё к лучшему». Правда, при этом он ещё и прибавлял обычно: - «Стремясь к лучшему, всегда думай о том, а не станет ли от этого только хуже». Именно об этом сейчас и думал Валарестон. От грустных мыслей его отвлёк Сэнди, который подошел к королю, сидящему в пилотском кресле, хлопнул его по плечу и весёлым голосом воскликнул:

- Ну, и почему мы такие мрачные, Валар? Трудно смириться с тем, что Талионона и Вилваринэ больше не будет рядом? Ну, так пора бы уже и повзрослеть. Они и так отдали всех себя без остатка сначала твоей матери, а потом и тебе. Поверь, на Земле им жить будет куда лучше, чем в Эльдамире. Что ни говори, но быть хранителями Земли для них более важная должность, чем вернувшись в Нервен, снова стать самыми обычными рейнджерами, пусть даже и воспитавшими короля. Эльдамирцы, проснувшись, лишь поначалу будут хлопать глазами, когда им станут рассказывать о подвигах твоего отца, да, и о твоих собственных, а потом обязательно начнут надувать щёки и тянуть одеяло на себя, мол, мы являемся истинными хранителями древних традиций, а они обязательно станут это делать. Ну, и что тогда смогут им сказать Талионон и Вилваринэ? Да, ничего! С ними и тебе будет трудно разговаривать, хотя ты и сын богов, а твоими дедом и бабушкой являются Хитроумный Арендил и Огненная Линиэль. Мне и то будет куда проще, ведь я всё-таки обрёл Силу Королей и когда мой младший братишка отправится в Менеларкоа вместе со своей отважной супругой, то я взойду на трон вместе со своей королевой. Пусть и не в Каноде, а в одном из королевств космитов, но они так похожи на людей, что примут нас за своих и обязательно полюбят если не меня, то хотя бы Дорис.

Валарестон улыбнулся и спросил:

- Интересно, это кем же нужно быть, чтобы не полюбить Дорис? Тут, уж, скорее тебе придётся в нитку вытягиваться, чтобы эти космиты тебя приняли, Сэнди. Король Николас Мудрый был все эти годы не только самым великим героем Серебряного Ожерелья, но ещё и мудрым отцом всей вашей нации. Ведь он примирил каноди и лехтани, а потому иметь у себя королём его старшего брата, это ли не мечта тех космитов, сотни миллиардов которых рвут когти из своих миров, разорённых и отравленных тупыми правителями. Ну, а что касается эльдамирцев, король Сэнди, то с ними я думаю у меня никаких проблем не будет. Они ведь всё это время тоже не спали беспробудным сном, а в виде духов очень часто помогали воинам моего деда одерживать победы над их врагами. Так что они тоже не бездельничали всё это время, а потому не станут надувать щёки.

Сэнди коротко хохотнул:

- Ну, это мы скоро увидим, Валар!

Король Валарестон не ошибся в своих подданных. Правда, это выяснилось не сразу же, как только он посадил фаер на лёд огромного озера Луненен. Это чудеса начались тотчас, как только он прибыл в Эльдамир и выразились они в том, что даже без какого-либо магического приказа все льды и снега бесследно исчезли в считанные секунды и фаер плавно погрузился наполовину вводу. Вскоре над полутора тысячами громадных коричневых сигар, плавающих на кристально чистых водах озера Луненен кружились золотые драконы. Вначале их было немного, всего полтора десятка, но со всех сторон их летело великое множество, буквально тысячи. Золотые крылатые гиганты радостно трубили, призывая к себе короля Эльдамира, которого они так долго ждали. Король Валарестон, чувствуя непреодолимое желание как можно скорее взмыть в воздух, стремглав выбежал на верхнюю палубу фаера и вскоре на неё осторожно, чтобы не задеть большую толпу нарядно одетых людей, опустился громадный золотой дракон, который склонил к нему свою громадную голову и пробасил:

- Король Валарестон!?

Король Эльдамира широко улыбнулся и спросил:

- Это вопрос или утверждение? Если вопрос, то мой ответ такой, да, я король Эльдамира Валарестон, сын Алмарона и Иримиэль, внук Хитроумного Арендила и Огненной Линиэль, а как зовут тебя?

Дракон от этого вопроса громко фыркнул, рассмеялся и воскликнул совсем уж громовым басом:

- Да, ваше величество, что бы не происходило в мире, а Эльдамирионы будут всегда верны себе! Ты такой же ехидный, как и твой дед, самый великий из всех королей Эльдамира. Меня зовут Валаналант и я король всех золотых драконов.

- То же мне, великий! - рассмеявшись, воскликнул молодой, но уже очень нахальный король - Мой дед всего-то и сделал, что засыпал весь Эльдамир снегом. Поверь, Валаналант, моё деяние, которое я свершу вместе со своими друзьями, будет куда более величественным, ведь мы завершим то, что начал когда то создавать Анарон, соединим вместе все Небесные Ожерелья и закончим строительство Альтаколона. Ну, и кому тогда будет принадлежать пальма первенства?

- Дому Эльдамирионов, юноша. - сказал, хлопая короля по плечу подошедший сзади Сэнди, после чего поприветствовал дракона по свойски, как старого знакомого - Привет, Валант. Как спалось? Надеюсь пролежней не заполучил себе после такого долгого сна, старый бродяга? Давай, Валар, залезай к старине Валанту на шею. Хотя Эльдамирионы и хвастают тем, что только их согласны возить на себе золотые драконы, это далеко не так. Иногда они соглашаются подвезти и нас, магов. Особенно если они происходят из каноди.

Дракон покачал головой и со смехом воскликнул:

- Надо же, не забыл! Сэнди, мальчик мой, а я-то думал, что ты всё это время дрых у себя в Нервене, пока твой младший брат воевал с вампирами. Ладно, намёк понял. Так, уж, и быть, прокачу и тебя вместе с твоим нахальным учеником, как когда-то.

Варнон, тащивший на буксире смущённую Дорис, громко закричал, подбегая поближе:

- Только вместе со мной и будущей королевой Дорис, супругой Сэнди, старая развалина!

Дракон захохотал ещё громче и взревел так, что чуть не свалил людей, стоящих перед ним, с ног:

- Варнон, вредный эльф! И ты здесь! Ну, что же, друзья мои, хотя я и стар, сил у меня ещё будет предостаточно, чтобы подняться вместе с вами в небо и домчать вас до Сильматирина, но всем остальным вашим друзьям придётся добираться до столицы самостоятельно. Что дозволено королю золотых драконов, то не дозволено его подданным, хотя чёрт с ними, с этими глупыми древними правилами, ведь летают же все, кому не вздумается, на серебряных драконах, так чем мы хуже них? Поэтому, дети мои, спускайтесь на эти огромные брёвна и берите на спину столько людей, сколько сможете! Остальным же придётся ждать, когда сюда прилетят или птицы, или мардофеньяре, которые сделают всех остальных крылатыми людьми.

Первой на шею Валаналанта села Дорис, затем Сэнди и только после этого смеющийся король Валарестон и ещё один его учитель, после чего на шею и спину дракона взобралась целая дюжина их друзей и в их числе Масашико Яри, Дорис с тремя сыновьями, и Гарун Тазиев, которого все давно уже называли только Валахронарэононом. К флотилии огромных фаеров уже летело множество прогулочных пассажирских флаеров и мардофеньяре, о которых земляне уже были наслышаны. Поэтому, толпами вываливая на верхнюю палубу, они предпочитали быть укушенными и, прыгнув в воду, дождаться того момента, когда у них вырастут за спиной крылья, нежели рассаживаться по флайерам. Король Валарестон не торопился и попросил короля драконов лететь к столице только тогда, когда из воды в небо взлетел последний нуменорец. Исключение составил один только король Воэн, да, и то лишь потому, что не захотел снимать с себя своего полудоспеха, он тоже летел на короле драконов.

Только через два с лишним часа огромная туча мардофеньяре, возглавляемая золотыми драконами, полетела к Сильматирину, а по пути к ним присоединялось множество других мардофеньяре, среди которых были летуны с белыми, розовыми, зелёными и даже синими крыльями. Эльдамир, пробуждённый к жизни, тем временем если не ликовал, то как минимум радовался тому, что сон под покровом снега и льда не оказался вечным и непробудным. Очень многие его обитатели ничего не понимали, поскольку во время этого долгого сна их сознание было крепко связано с телом и не покидало пределов тех мест, где их застал магический сон, в который погрузили своих подданных король Арендил и королева Линиэль. Далеко не все слушали своего короля в тот момент, когда он обращался к ним перед нападением врага на Эльдамир. Таким лежебокам те соседи, сознание которых и во время магического сна не оставалось безучастным ко всему, что происходило в мирах Серебряного Ожерелья, наспех объяснив, что именно те проспали, со всех ног бросились к сарнасельмам, чтобы отправиться в столицу и они не прогадали.

Ещё до прибытия первого фаера с Земли десятки миллионов обитателей всех миров Серебряного Ожерелья прибыли в Сильматирин и это была отнюдь не спонтанная акция. В столицу Эльдамира встретить короля Валарестона, отправились делегации, состоящие из самых прославленных героев во главе со своими королями. Они прибыли в Сильматирин заблаговременно, пройдя сначала через порталы прохода к границам Эльдамира и затем продолжив свой путь на флайерах. Вместе с ними к границам этого заснеженного мира прибыли все сарноахтары, которые называли себя теперь нарэйондо и уже практически ничем не отличались от обычных людей. Они входить в Эльдамир не стали, а лишь расположились лагерем вдоль Зелёного Пояса и сразу же начали пировать в ожидании своего повелителя Валахронарэонона. Все остальные делегаты полетели дальше и добравшись до столицы по быстрым небесным дорогам, тоже стали пировать, посадив флайеры прямо на снег. Всю технику, которая когда-то была доставлена в Эльдамир, давно уже пустили на переплавку вместе с большей частью оружия, да, и сами делегаты, хотя по большей части это были солдаты и офицеры, были вооружены одним только парадным холодным оружием. Всё огнестрельное оружие давно уже находилось под замком в арсеналах королей Серебряного Ожерелья.

Вчерашние противники пировали за одним столом и если вспоминали о былых сражениях, то только со смехом, рассказывая по двадцатому разу то, что давно уже превратилось в анекдоты. На борту самого большого флайера, на котором прилетели те, кому было суждено стать богами, всю неделю царила жуткая суета, поскольку очень многие хотели выпить на прощанье со своими боевыми товарищами и пожелать им успехов на новом поприще. Когда же с Земли прибыл первый фаер, трое друзей-королей со своими прекрасными королевами, а с ними Голониус с Зинаидой и Миравер, который так и не нашел себе пару, не прощаясь ни с кем покинули большой зал и отправились на Поляну Радости, где и расположились прямо на снегу. В небе поодаль от них роились десятки тысяч флайеров и окрест разносились громкие крики миллионов их самых лучших друзей. Вскоре снега, укрывавшие Эльдамир, исчезли без следа и их вопли многократно усилились, а ещё через несколько часов огромные золотые фигуры Хитроумного Арендила и Огненной Линиэль стали излучать яркий золотой свет и Поляну Радости накрыл собой огромный золотистый купол, внутрь которого из всех прибывших в Серебряное Ожерелье землян смог влететь один только король золотых драконов.

После этого всем было явлено ещё одно чудо, правда, весьма неказистое на вид. То ли это было результатом оптической иллюзии, то ли так оно было на самом деле, но фигуры людей и богов сделались одинаковыми. К тому же боги ожили и к отцу и матери бросилась королева Иримиэль, провожаемая завистливым взглядом своего второго сына, которому было теперь суждено стать королём Эмбер-Лимбреа-Лиэне. Счастливые родители сначала обняли и расцеловали её, а затем принялись знакомиться со всеми остальными и тотчас под золотым куполом сделалось тесно, так как в него вошли все остальные боги Альтаколона во главе с Анароном и Багряной Вэр. Однако, людям недолго пришлось видеть это, так как уже очень скоро золотой купол растаял и на Поляне Радости остались король Валарестон и полторы дюжины его друзей. Вместе с богами исчез и золотой дракон Валаналант, а вместе с ним золотой лев и золотой бельчонок.

Трое друзей-богов вошли в главный пиршественный зал богов Альтаколона без малейшей робости. Анарон сразу же дал им понять, что это их родной дом, а не то место, куда их пригласили только для того, чтобы посмотреть на них, как на редкостную диковинку. Валахронарэонон же и вовсе отказался пировать вместе со всеми богами сославшись на занятость. Ему хотелось без промедлений приступить к тому, на что он был нацелен ещё на Земле королём Валарестоном и его друзьями. Анарон не стал расстраиваться по этому поводу, а лишь сказал, прижимая к себе Багряную Вэр:

- Всё правильно, друзья мои. В Менеларкоа теперь новый хозяин, а стало быть вам всем нужно будет привыкать к новым правилам.

- И кто же он? - нетерпеливо спросил Шейн Тёмный - Надеюсь не Файрехеруонон? Этого я точно не смогу пережить, хотя Файр отличный парень и я не откажусь с ним выпить за нашу дружбу.

- Не волнуйся, Шейн, - смеясь, успокоил бога Анарон - Теперь хозяевами Менеларкоа будут Арендил и Линиэль, а мы с Вэр отправимся верхом на Валаналанте на другой коней Вселенной, чтобы создать там ещё один Альтаколон.

Все трое тотчас исчезли и Атанион Самноэбер, выступив вперёд, нахальным голосом заявил во всеуслышание:

- Арендил, если ты не хочешь прослыть самым тёмным и отсталым среди всех богов Вселенной, то послушай моего совета, назначь нас троих своими сэссэ и тогда Анарон уже через неделю вернётся к тебе, чтобы попросить доброго совета.

Боги зароптали, но Арендил, которого Анарон назвал своим преемником, не моргнув глазом спросил:

- Ну, и каким же будет твой первый совет, Никса?

- Очень простым, Арендил. - с улыбкой сказал тот, которого не зря прозвали Занозой - Пора завязывать со всеми этими бесконечными пирами. Богам, конечно, не грозит цирроз печени, но и у них должна быть личная жизнь, а вместе с нею и должностные обязанности. Поэтому если ты не против, то мы сейчас начнём резать Небесные Ожерелья на половинки и растягивать их, чтобы Гарун вместе со своими парнями смог склеить их в Альтаколон, а вы все начнёте, наконец, обживаться в Менеларкоа. Обзаведётесь роскошными дворцами, стоящими в окружении прекрасных парков, чтобы в них было не стыдно принять людей, а потом займётесь работой. Уже сейчас в миры Альтаколона прибыли миллиарды разумных существ, очень похожих на эльдаров и людей, которые мечтают в том числе и о том, чтобы кто-то из вас стал их небесным покровителем, но и этого числа очень мало, чтобы заселить все миры. Вы ведь все боги, так кому же ещё кроме вас создать для них соседей? Как они будут уживаться друг с другом, это уже их собственное дело. Ну, что, боги, за работу?

Ответом Атаниону Самноэберу были весёлые возгласы и радостный смех, после чего Хитроумный Арендил и Огненная Линиэль остались в главном пиршественном зале наедине друг с другом. Несколько секунд они молча смотрели друг на друга, затем Арендил обнял свою супругу и поцеловал её с такой страстью, что та немедленно обвила его шею руками и откинулась назад, на роскошное ложе, которое появилось куда раньше, чем кто-то из других богов успел сотворить себе дворец, окруженный огромным цветущим парком.

Из всех богов один только Файрехеруонон не стал заниматься строительными работами. Он простёр свой взор сразу на все миры Альтаколона стал пристально вглядываться в судьбы их обитателей, не желая никому зла, а лишь стараясь определить, кто из них должен стать существом иной природы, а кто должен жить и дальше таким, каким был рождён своими родителями. Будучи властелином Смерти, он был на самом деле самым добрым богом и не желал её никому, но в том-то всё и дело, что любая жизнь, даже самая длинная, рано или поздно заканчивается смертью, но и это не конец для тех, кто прожил её не бесцельно, а лишь момент перерождения. В том числе даже для таких великих существ, как боги.

Сегодня в СМИ