«Нацбаты» - война на два фронта»


Континенталист, 10.07.2018 07:46   –   cont.ws  


После победы Майдана и начала противостояния в Донбассе на Украине было сформировано до 40 добровольческих батальонов. Сейчас «правосеки» — единственные, не подчиняющиеся ВСУ. Отношения официального Киева и добровольческих батальонов испортились весной 2015 года. Пункт 10 минских соглашений предполагает разоружение всех незаконных формирований. Есть для борьбы с националистами и внутренние причины. Понятно, что украинским властям выгодно иметь ручных, управляемых активистов, способных забросать яйцами дипломатические представительства или избить неугодных общественных деятелей. Проблема в том, что они претендуют на большее. Майдан привел не к деолигархизации и евроинтеграции, а к резкому обнищанию населения. В таких условиях радикалы могут попытаться организовать новый переворот.

Националистические батальоны отличались особенной жестокостью и мародерством. В результате батальонам поставили ультиматум. Глава СБУ Валентин Наливайченко потребовал от добровольцев войти в состав законных вооруженных формирований Украины. И предупредил, что тот, кто не подчинится, должен сдать оружие, иначе будет считаться преступником. По словам главы спецслужбы, члены незаконных преступных группировок, «прикрываясь украинской военной формой, используя оружие, в состоянии алкогольного опьянения и под воздействием наркотиков совершают преступления, занимаются контрабандой и мародерством». Силовым структурам поручили разоружить все добровольческие батальоны. После этого под давлением и в результате переговоров в состав ВСУ вошли, в частности, батальоны ОУН (организация запрещена в России), «Сечь» и «Карпатская Сечь». Националисты просили, чтобы их не растворяли в ВСУ, Нацгвардии или батальонах МВД, а брали как отдельное подразделение — к примеру, как штурмовую роту или взвод. Позже, однако, Генштаб стал разбрасывать бойцов по разным воинским частям, в зависимости от области, в которой призывались добровольцы.

Добровольческий корпус «Правого сектора» до сих пор не входит в состав силовых структур Украины. Эти подразделения не имеют никакой штатной структуры, их состав и численность постоянно меняются. Большинство бойцов ездят на линию фронта с неофициальным оружием тогда, когда им захочется. На передовой они находятся без опознавательных знаков, сотрудничают только с теми командирами ВСУ, которых знают лично. Поскольку такие бойцы плохо управляемы, они могут в любой момент покинуть позиции, отказаться от выполнения приказа. Поэтому их и пытаются поставить в подчинение ВСУ.

Нынешняя украинская власть пытается максимально закамуфлировать участие добровольческих соединений в боевых действиях. Причина этого в том, что «Правый сектор» продолжает жить в духе революции, в духе Майдана. «Власть» они не считают авторитетом, воспринимают ее как ситуативную и утверждают, что при случае ее можно поменять. По их мнению, Украина находится в состоянии внутренней оккупации — олигархами, посткоммунистическими идеологами и чиновниками, к которым они уже относят и Порошенко.

Сегодня в СМИ