Матрица.


Континенталист, 19.11.2018 13:34   –   cont.ws  


− Господи! Да где же эти ключи?! Я же их сюда положила! − Наташка металась по дому в одном сапоге, чтобы не натоптать.

Ключи от дома словно корова языком слизнула. Всегда лежат на тумбочке, около двери, а тут нет их и все!

− Так, спокойно, Карл, − выдохнула девушка и закрыла глаза, до мелочей вспоминая вчерашний вечер, в частности возвращение домой. − Мороженое! − радостно воскликнула девушка и резво поковыляла к холодильнику, лишь слегка помогая ногой обутой в сапог.

Ключи мирно покоились в морозилке, между пломбиром и фаршем. “А ведь хотела с утра кофе-глоссе сделать.” − плотоядно пронеслось в голове. Но уже некогда. Некогда!

Вырвавшись из затхлости подъезда в морозную свежесть улицы, Наташка на секунду зажмурилась от яркости утра. Но некогда! Некогда! Разъезжающейся походкой цапли сделала пару шагов и скатилась, смешно балансируя, до лавочки, на которой примерзли баб Ань и баб Шур.

− Утро доброе, Наташенька! − в унисон скрипнули старушки.

− В валенках надоть ходить в твоем-то возрасте! − язвительно добавила баб Шур.

− И вам не хворать, девоньки! − бодро отрапортовала Наталья и смачно шмякнулась на задницу, взвыв от обиды.

Мимо буксовал сосед, он и подхватил под локоток одинокую и перспективную, так удачно приземлившуюся прямо перед ним. Баб Шурани многозначительно переглянулись и проводили долгим взглядом “сладкую парочку”.

− Ты бы сняла каблуки Наталья, все ноги в такой гололед переломаешь, − посоветовал сосед Коля и заботливо отряхнул ее пальто от снега.

− А как я тогда с мужчинами знакомиться буду? − подмигнула ему Наталья. − А тут глядишь и подберет какой, а повезет и себе оставит.

− Язва ты, Наталья, − покачал головой Коля. − А меня на работе повысили.

− А меня нет. О! Твоя маршрутка. Хорошего дня на новом высоком месте!

Хороший мужик − Коля. Непьющий, работящий… − думала Наташа, пританцовывая от холода и с завистью вспоминая непьющего Николая, который уже наверное до работы добрался, а ее автобус как всегда задерживался. − И чего мне, дурочке, надо?”

Это была последняя мысль перед тем, как в остановку юзом вошел грузовик, смяв пластиковую конструкцию и шесть человек, ожидающих автобуса…

Молния на сапоге заела и Наталья дернула собачку чуть сильнее. Ползунок развалился на части, лишив девушку последнего шанса выглядеть сегодня на все сто. Серый шерстяной костюм смотрелся идеально только с этими сапогами.

− Черт! − Наталья раздраженно скинула сапоги и помчалась переодеваться.

Ну брюки, так брюки! Зато под них можно ботинки на платформе надеть. На улице гололед вон какой, на каблуках я и шага не пройду”.

− Господи! Да где же эти ключи?! Я же их сюда положила! − плюнув на чистые полы, Наталья прямо в ботинках носилась по квартире.

− Так, спокойно, Карл, − выдохнула девушка, закрыла глаза, до мелочей вспоминая вчерашний вечер, в частности возвращение домой. − Мороженое!

Ключи мирно покоились в морозилке, между пломбиром и фаршем. “А ведь хотела с утра кофе-глоссе сделать.” − плотоядно пронеслось в голове. Но уже некогда. Некогда!

Вырвавшись из затхлости подъезда в морозную свежесть улицы, Наташка на секунду зажмурилась от яркости утра. Но некогда! Некогда! Гусеничная платформа ботинок уверенно таранила лед, получая бесчисленные лайки в душе Наталье.

− Утро доброе, Наташенька! − в унисон скрипнули старушки, морозившие зады на утренних посиделках.

− Эк у тебя обувка-то какая целомудренная сегодня! − язвительно добавила баб Шур.

− И вам не хворать, девоньки! − бодро отрапортовала Наталья и гордо промаршировала мимо.

Впереди буксовал сосед, который держался на ногах не так уверенно, как Наталья, поэтому деликатно пристроился к ней, перейдя на конькобежный шаг. Баб ШурАни многозначительно переглянулись и проводили долгим взглядом “сладкую парочку”.

− Отличные у тебя ботинки, Наташ. А мои чуть морозец и как на лыжах, − посетовал сосед Коля и, поскользнувшись, уцепился за локоть девушки.

− Зато с девушками знакомиться удобно! − подмигнула ему Наталья. − Глядишь, может и подберет какая, а повезет и себе оставит.

− Язва ты, Наталья, − покачал головой Коля. − А меня на работе повысили.

− А меня нет. О! Твоя маршрутка. Хорошего дня на новом высоком месте!

Хороший мужик − Коля. Непьющий, работящий… − думала Наташа, пританцовывая от холода и с завистью вспоминая непьющего Николая, который уже наверное до работы добрался, а ее автобус как всегда задерживался. − И чего мне, дурочке, надо?”

Это была последняя мысль перед тем, как в остановку юзом вошел грузовик, смяв пластиковую конструкцию и шесть человек, ожидающих автобуса…

Наташа посмотрела на пломбир, который грозился вот-вот растаять, как только она оказалась в квартире. А все потому, что была коварно выловлена Танькой из седьмой, у которой намечался четвертый муж и она намерилась поведать Наталье о всех его достоинствах. Когда описания спустились ниже пояса, Наталья ойкнула, подняв пакет с мороженым, и просочилась мимо Таньки в свою квартиру. Закатив глаза, скинула обувь и кинулась к морозилке, спасать лакомство, которому с утра предстояло стать частью кофе. Закрыв дверцу, Наталья нахмурилась. Что-то щелкнуло в голове и она заглянула в морозилку.

− Вот балда! − Обругала себя, доставая связку ключей из царства пельменей и замороженных овощей.

Что-то было не так − смутное ощущение уже происходящего…

Утром очень не хотелось вставать и еще этот дурацкий сон. Наталье редко снились кошмары, а тут все было настолько реально, что до сих пор слышался треск ломающейся грудины, когда борт грузовика впечатал ее в стену. Поэтому и проснулась раньше, и лежала в кровати до последнего, сгоняя остатки сна. Кофе с мороженным принес минутное удовольствие, снова уступив место тревожности, давящей на грудь…

− Утро доброе, Наташенька! …

− Утро доброе, Наташенька!…

− Утро доброе, Наташенька!…

***

Уверенно протаранив Таньку из седьмой, Наталья ворвалась в свою квартиру и с облегчением отделилась дверью от назойливой соседки. Захотелось мороженого. Прямо сейчас. К черту утро! Пломбир сладкими, ледяными кусками растекался по небу и прокладывал холодную тропинку к желудку.

Утром горло нещадно саднило и каждый глоток продирал себе путь когтями. Чувствуя себя разбитым сорокалетним корытом, Наталья собиралась на работу, воя от жалости к себе.

− Утро доброе, Наташенька! − старушки сочувственно посмотрели на ее красный, опухший нос.

Вместо приветствия она подняла руку и тут мир изменился, мелькнув тысячей разбитых картинок.

− Что же ты больная-то на работу поперлась? − вопрошал Коля, укладывая ее на диван.

Потерять сознание прямо перед ристалищем старушек − это надо обладать особым даром. Теперь Наталья твердо знала − такой дар у нее присутствует! А как иначе?

− Я тебе врача вызвал. Вечером зайду, лекарства принесу. Я тебе тут чай в термосе поставил, он с медом и лимоном, пей больше, − деловито сообщал Николай, а она молча рассматривала его.

Какой он красавец оказывается. Почему я раньше не замечала?”

− Мне пора, ты если чего звони, хорошо? Номер я тебе написал.

Он ушел, а в комнате еще долго витал аромат счастья. Именно так окрестила Наталья парфюм Николая. И чего она столько времени его отшивала? Давно бы могла уже наслаждаться семейной жизнью, готовить борщи, котлеты, гладить рубашки, взамен на слова ласковые, заботу и любовь. И детей уже хотелось, возраст прижимает, а что она в жизни добилась? Ну квартира своя, честно заработанная, должность хорошая, зарплата стабильная, накопления имеются… Только кому это все надо? Вот случись с ней чего и даже стакан воды подать некому.

Врач диагностировал ангину и карантин. Болезнь клонила в сон, но Наталья нашла в себе силы прихорошиться к вечеру. Звонок заставил сердце тревожно затрепыхаться, руки беспокойно поправили волосы, улыбка против воли растянула губы, когда она распахнула дверь навстречу счастью.

− Наташк, ты слышала? Кольку из десятой утром грузовик зашиб…

Автор Алиса Атрейдас

Сегодня в СМИ