Приёмы смысловой войны


Континенталист, 21.11.2018 19:02   –   cont.ws  


Если не получается объяснить что-то очень важное, не обязательно вы дурак, возможно, исследуемая вами тема замалчивается настолько, что для её описания нет терминов.

Вот, например, пропаганда фем-идеологии на русскоязычном пространстве сопровождается активным внедрением соответствующего новояза, различные «режиссёрки», «общечеловеки» и возглавляющий их «феминатив». С другой стороны, такое понятие как «секта» очень плохо дифференцировано и не отражает должным образом охватываемого им комплекса религиозных, коммерческих, фетишистских сектоподобных объединений.

В последнее время за наше оболванивание взялся кто-то очень креативный, что привело не только искажению привычных нам смыслов, но и созданию дополнительных привязанных к ним ассоциативных комплексов. Интересно, что эти смыслы сильно укоренены именно в советском прошлом и наиболее «родными» стали для рождённых в СССР.

1. «Греча преткновения»

По неизвестной мне причине именно гречка является собирательным представителем «народной» еды и символом выживания в голодное время. Необходимость делать запасы на трудное время выражается фразой «нужно закупать гречку», хотя мыло/спички/соль были бы более логичным вариантом. Поэтому подорожание гречки в последние 5 лет происходит в начале осени, но каждый год в разном информационном сопровождении.

То предприниматель выступлений на ток-шоу Потапенко обвиняет в дороговизне гречки пенсионеров, которые её запасают, вызывая тем самым рост розничных цен. То её повысят молча и втихую. В этом году случилось чудо и гречка подешевела, что позволило Последнему каналу сделать глобальные выводы, что жизнь, дескать, налаживается.

2. «Индекс оливье»

Салат оливье у граждан нашей страны ассоциируется с празднованием Нового года, дня рождения и свадьбы. Вопрос «когда салатиков поедим?» подразумевает скорое бракосочетание и является уточняющим в отношении даты. Логичным образом глава ЦБ Э.Набиуллина решила однажды примазаться к позитивному образу оливье и рассчитала т.н. «индекс оливье», чтобы на его примере показать, как граждане должны рассчитывать инфляцию. По аналогии с «индексом Биг-Мака», который придумали американцы.

Нам, конечно, должно стать спокойнее за страну, когда один из ключевых руководителей финансовой сферы демонстрирует способности к расчётам на уровне троечного задания ЕГЭ по математике. Однако тревожит, что полученная в итоге цифирь представлена населению как показатель инфляции. Подобный расчёт отражает не более и не менее, чем индекс потребительских цен на основе ограниченного набора продуктов питания. А наличие, например, индекса промышленных цен, или роста цен на ЖКХ для потребителя, намеренно замалчивается, что является подменой понятия и вульгаризацией базовых экономических понятий. (То же самое произошло, кстати, с показателем т.н. «продолжительности жизни» для обоснования повышения пенсионного возраста.)

3. «Сто сортов колбасы»

Наличие «за бугром» пресловутых ста сортов колбасы стало сильным пропагандистским приёмом ещё с Советских времён. А лживые измышления о наличии в её составе якобы туалетной бумаги создавали для потребителя сложную дилемму в духе «Купить невозможно есть». Тема колбасы с тех пор регулярно поднимается в СМИ для устрашения населения её составом, уже не ГОСТовским, а на прошлой неделе была в очередной раз реанимирована по поводу введения «акциза на колбасу», фактически повышения цен на продукцию мясопереработки.

И это почти одновременно с гречкой…

Сегодня в СМИ