две тактики социал-демократии


Континенталист, 1.07.2019 07:27   –   cont.ws  


    Основные тактические положения, развитые Лениным в его брошюре “Две тактики социал-демократии в демократической революции”.

    1) Основным тактическим положением, является идея о том, что пролетариат может и должен быть вождем буржуазно-демократической революции, руководителем буржуазно-демократической революции в России.

    Ленин признавал буржуазный характер этой революции, так как она, как он указывал, “не способна непосредственно выйти из рамок только демократического переворота”.

    Но он считал, что она является не верхушечной, а народной революцией, приводящей в движение весь народ, весь рабочий класс, все крестьянство. Поэтому попытки умалить значение буржуазной революции для пролетариата, принизить роль пролетариата в ней и отстранить пролетариат от нее Ленин считал предательством интересов пролетариата.

    “Марксизм, писал Ленин, учит пролетария не отстранению от буржуазной революции, не безучастию к ней, не предоставлению руководства в ней буржуазии, а, напротив, самому энергичному участию, самой решительной борьбе за последовательный пролетарский демократизм, за доведение революции до конца”

                                                             (Ленин, т. VIII, стр. 58).

    Пролетариат заинтересован в решительной победе. Но такой исход возможен лишь в том случае, если пролетариат сумеет стать вождем, руководителем революции.

    “Исход революции, писал Ленин, зависит от того, сыграет ли рабочий класс роль пособника буржуазии, могучего по силе своего натиска на самодержавие, но бессильного политически, или роль руководителя народной революции”

                                                                          (Ленин, т. VIII, стр. 32).

    Ленин считал, что у пролетариата есть все возможности избавиться от участи пособника буржуазии и стать руководителем буржуазно-демократической революции. Эти возможности заключаются по Ленину в следующем.

    Во-первых, “пролетариат, будучи по положению своему наиболее передовым и единственным последовательно-революционным классом, тем самым призван сыграть руководящую роль в общедемократическом революционном движении России”.

    Во-вторых, пролетариат имеет свою собственную, независимую от буржуазии, политическую партию, дающую ему возможность сплотиться “в единую и самостоятельную политическую силу”.

    В-третьих, пролетариат больше заинтересован в решительной победе революции, чем буржуазия, ввиду чего в известном смысле буржуазная революция более выгодна пролетариату, чем буржуазии” (там же, стр. 57).

    “Буржуазии выгодно опираться, писал Ленин, на некоторые остатки старины против пролетариата. Буржуазии выгодно, чтобы эта революция была не вполне последовательна, не была решительна и беспощадна… Буржуазии выгоднее, чтобы необходимые преобразования в буржуазно-демократическом направлении произошли медленнее, путем реформ, а не путем революции…

    - чтобы эти преобразования как можно меньше развивали революционной самодеятельности, инициативы и энергии простонародья, то-есть крестьянства и особенно рабочих, ибо иначе рабочим легче будет, “переложить ружье с одного плеча на другое”, то-есть направить против самой буржуазии то оружие, которым снабдит их буржуазная революция, ту свободу, которую она даст, те демократические учреждения, которые возникнут на очищенной от крепостничества почве.

     Наоборот, рабочему классу выгоднее, чтобы необходимые преобразования в буржуазно-демократическом направлении прошли именно революционным путем, ибо реформаторский путь есть путь мучительно-медленного отмирания гниющих частей народного организма. От гниения их страдают прежде всего и больше всего пролетариат и крестьянство.

    Революционный путь есть путь быстрой, наименее болезненной по отношению к пролетариату операции, путь прямого удаления гниющих частей, путь наименьшей уступчивости и осторожности по отношению к монархии и соответствующим ей омерзительным и гнусным, гнилым и заражающим воздух гниением учреждениям”

    “Поэтому, продолжал Ленин, пролетариат и борется за республику в первых рядах, с презрением отбрасывая глупые и недостойные его советы считаться с тем, не — отшатнется ли буржуазия”

                                                                                    (там же, стр. 94).

    Для того, чтобы возможности пролетарского руководства революцией превратились в действительность, для того, чтобы пролетариат стал на деле вождем, руководителем буржуазной революции, — для этого необходимы по Ленину по крайней мере два условия.

    - во-первых, чтобы у пролетариата был союзник, заинтересованный в решительной победе над царизмом и могущий быть расположенным к тому, чтобы принять руководство пролетариата. Таким союзником считал Ленин крестьянство.

    - во-вторых, чтобы класс, борющийся с пролетариатом за руководство революцией — был оттеснен с поприща руководства и изолирован. Этого также требовала сама идея руководства, исключающая возможность допущения двух руководителей революции.

        Таким классом Ленин считал либеральную буржуазию.

    “Последовательным борцом за демократизм, писал Ленин, может быть только пролетариат. 

    Победоносным борцом за демократизм он может оказаться лишь при том условии, если к его революционной борьбе присоединится масса крестьянства”.

     И дальше:

    “Крестьянство включает в себя массу полупролетарских элементов наряду с мелкобуржуазными. Это делает его тоже неустойчивым, заставляя пролетариат сплотиться в строго классовую партию. Но неустойчивость крестьянства коренным образом отличается от неустойчивости буржуазии, ибо крестьянство заинтересовано не столько в безусловной охране частной собственности, сколько в отнятии помещичьей земли, одного из главных видов этой собственности. Не становясь от этого социалистическим, не переставая быть мелкобуржуазным, крестьянство способно стать полным и радикальнейшим сторонником демократической революции.

    Крестьянство неизбежно станет таковым, если только просвещающий его ход революционных событий не оборвется слишком рано предательством буржуазии и поражением пролетариата.

    Крестьянство неизбежно станет, при указанном условии, оплотом революции и республики, ибо только вполне победившая революция сможет дать крестьянству все в области земельных реформ, все то, чего крестьянство хочет, о чем оно мечтает, что действительно необходимо ему”

                                                                      (Ленин, т. VIII, стр. 94).

     Ленин писал:

     ”Кто действительно понимает роль крестьянства в победоносной русской революции, тот неспособен был бы говорить, что размах революции ослабеет, когда буржуазия отшатнется. Ибо на самом деле только тогда начнется настоящий размах русской революции, только тогда это будет действительно наибольший революционный размах, возможный в эпоху буржуазно-демократического переворота, когда буржуазия отшатнется и активным революционером выступит масса крестьянства наряду с пролетариатом. Для того, чтобы быть последовательно доведенной до конца, наша демократическая революция должна опереться на такие силы, которые способны парализовать неизбежную непоследовательность буржуазии, то-есть способны именно “заставить ее отшатнуться” (там же, стр. 95–96).

    Таково основное тактическое положение о пролетариате, как вожде буржуазной революции, основное тактическое положение о гегемонии (руководящей роли) пролетариата в буржуазной революции, развитое Лениным в его книге “Две тактики социал-демократии в демократической революции”.

Сегодня в СМИ