Владислав юрьевич, бывшие товарищи шлют пламенный привет


Континенталист, 5.08.2019 00:11   –   cont.ws  


В паутину вбросили вирусное сообщение, сильно смахивающее на фейковое, о якобы злобном революционере Синица Владиславе Юрьевиче.Который так опрометчиво “подставился” своим твитом.Может быть революционер не знал, что реальное лицо в интернете вычислить не проблема.Сильно сомневаюсь.В этой истории смущает пара неловких  моментов.

Симка, оформленная на бомжа, краденый телефон с прошивкой и фейковый аккаунт в Твиттер.Вот и весь нехитрый набор начинающего революционера.Но мы видим какого-то дибила, по всему видимо, особо не прячущего своё местонахождение. Также промелькнуло сообщение, что его якобы “сдали”. Разве человек, очевидно грамотный и понимающий всю меру ответственности за подобные призывы, стал бы трезвонить об этом друзьям? А не является ли этот случай “заготовкой”?Так вовремя и главное в тему борьбы с ”либерализмом”.

Таким образом, есть подозрение, что фамилия Синица коррелирует к одноимённой басне Крылова, а имя намекает на всем известного “блогера” Владислава Юрьевича, который по слухам находится за границей.Кстати, есть у него очень хорошее эссе о “глубинном” народе.Ниже приведу и басенку “Синица” и отрывочек из эссе Владислава Юрьевича.

</figure>

Владислав Юрьевич..

Глубинного государства в России нет, оно все на виду, зато есть глубинный народ.

На глянцевой поверхности блистает элита, век за веком активно (надо отдать ей должное) вовлекающая народ в некоторые свои мероприятия – партийные cобрания, войны, выборы, экономические эксперименты. Народ в мероприятиях участвует, но несколько отстраненно, на поверхности не показывается, живя в собственной глубине совсем другой жизнью. Две национальные жизни, поверхностная и глубокая, иногда проживаются в противоположных направлениях, иногда в совпадающих, но никогда не сливаются в одну.

Глубинный народ всегда себе на уме, недосягаемый для социологических опросов, агитации, угроз и других способов прямого изучения и воздействия. Понимание, кто он, что думает и чего хочет, часто приходит внезапно и поздно, и не к тем, кто может что-то сделать.

Редкие обществоведы возьмутся точно определить, равен ли глубинный народ населению или он его часть, и если часть, то какая именно? В разные времена за него принимали то крестьян, то пролетариев, то беспартийных, то хипстеров, то бюджетников. Его «искали», в него «ходили». Называли богоносцем, и наоборот. Иногда решали, что он вымышлен и в реальности не существует, начинали какие-нибудь галопирующие реформы без оглядки на него, но быстро расшибали об него лоб, приходя к выводу, что «что-то все-таки есть». 

Он не раз отступал под напором своих или чужих захватчиков, но всегда возвращался.

Своей гигантской супермассой глубокий народ создает непреодолимую силу культурной гравитации, которая соединяет нацию и притягивает (придавливает) к земле (к родной земле) элиту, время от времени пытающуюся космополитически воспарить.

Народность, что бы это ни значило, предшествует государственности, предопределяет ее форму, ограничивает фантазии теоретиков, принуждает практиков к определенным поступкам. Она мощный аттрактор, к которому неизбежно приводят все без исключения политические траектории. Начать в России можно с чего угодно – с консерватизма, с социализма, с либерализма, но заканчивать придется приблизительно одним и тем же. То есть тем, что, собственно, и есть.

Умение слышать и понимать народ, видеть его насквозь, на всю глубину и действовать сообразно – уникальное и главное достоинство государства Путина. Оно адекватно народу, попутно ему, а значит, не подвержено разрушительным перегрузкам от встречных течений истории. Следовательно, оно эффективно и долговечно.

В новой системе все институты подчинены основной задаче – доверительному общению и взаимодействию верховного правителя с гражданами. Различные ветви власти сходятся к личности лидера, считаясь ценностью не сами по себе, а лишь в той степени, в какой обеспечивают с ним связь. Кроме них, в обход формальных структур и элитных групп работают неформальные способы коммуникации. А когда глупость, отсталость или коррупция создают помехи в линиях связи с людьми, принимаются энергичные меры для восстановления слышимости.

Перенятые у Запада многоуровневые политические учреждения у нас иногда считаются отчасти ритуальными, заведенными больше для того, чтобы было, «как у всех», чтобы отличия нашей политической культуры не так сильно бросались соседям в глаза, не раздражали и не пугали их. Они как выходная одежда, в которой идут к чужим, а у себя мы по-домашнему, каждый про себя знает, в чем.

По существу же общество доверяет только первому лицу. В гордости ли никогда никем не покоренного народа тут дело, в желании ли спрямить пути правде либо в чем-то ином, трудно сказать, но это факт, и факт не новый. Ново то, что государство данный факт не игнорирует, учитывает и из него исходит в начинаниях.

Было бы упрощением сводить тему к пресловутой «вере в доброго царя». Глубинный народ совсем не наивен и едва ли считает добродушие царским достоинством. Скорее он мог бы думать о правильном правителе то же, что Эйнштейн сказал о боге: «Изощрен, но не злонамерен».

Современная модель русского государства начинается с доверия и на доверии держится. В этом ее коренное отличие от модели западной, культивирующей недоверие и критику. И в этом ее сила.”  

Потырено здесь

Моё.

Очень правильно и тонко подметил Владислав Юрьевич о “глубинном народе”. Но почему-то, вдруг развернулся на 180° и мы уже видим “царские нотки”- “Умение слышать и понимать народ, видеть его насквозь, на всю глубину и действовать сообразно – уникальное и главное достоинство государства Путина.”

А разве не “глубинный” народ сигнализирует и вовсю машет флажками “стоп”, когда вдруг принимаются антинародные “пенсионные” реформы.Внедряется чуждая глубинному народу концепция сбора биометрических и ДНК данных.Да такими темпами, что даже Путину пришлось об этом сказать.И видимо, существует реальная  и близкая угроза человеку.Нанесение RFID и других нано-меток на  тело и ускоренными темпами подчинение России новому мировому порядку.Чего стоит попытка внедрить в сознание народа некое “физическое лицо”.Активно данный термин используется в КоАП.Налоговом Кодексе. Арбитражном Кодексе.В ФЗ “О мировых судьях”.

Кто продвигает это расчеловечивание и сведение личности человека к цифровому номеру? 

Конституция -это универсальный договор между доверителем-народом и представителями интересов народа-выборными лицами, с элементами взаимных обязательств.

Предположим, что она “действует” и ею реально руководствуются.Но почему тогда принимаются законы и совершаются действия, прямо противоречащие основному договорному Закону-Конституции России?Нигде в Конституции нет упоминания о некоем “физическом лице”.Нет разъяснений Конституционного Суда, на каком основании в законах народ обзывают “физическим лицом”.И после вот такого отношения к “глубинному” народу, у кого-то ещё есть надежда на доверие и благожелательность?

И, если, народу существует угроза, а выборные доверенные лица не справляются, не хотят или даже действуют осознанно вопреки интересам “глубинного народа”, значит

возникает классическое-“верхи не могут, а низы не хотят”.И нет никакого Умения слышать и понимать народ, видеть его насквозь, на всю глубину и действовать сообразно – уникальное и главное достоинство государства Путина. Оно адекватно народу, попутно ему, а значит, не подвержено разрушительным перегрузкам от встречных течений истории

Подумайте над этим, пока мы на пути к природной катастрофе..

Статьи в тему почитать: ТыцТыц, Тыц, ТыцТыц, Тыц

<p><strong><a href=”https://blockads.fivefilters.org”></a></strong> <a href=”https://blockads.fivefilters.org/acceptable.html”></a></p>

Сегодня в СМИ