Андрей Борцов “Мальчики из интеллигентных семей” ЧАСТЬ 11


Континенталист, 11.08.2019 18:21   –   cont.ws  


 С.Кара-Мурза в книге

 «Советская цивилизация от начала до Великой Победы» цитирует дневник Пришвина, в котором тот описывает выборы в комитет (1917г):

«— Товарищи, я девять лет назад был судим, а теперь я оправдал себя политикой. По новому закону все прощается!

— Верно! — сказали в толпе.

И кто-то сказал спокойно:

— Ежели нам не избирать Мешкова, то кого нам избирать? Мешков человек весь тут: и штаны его, и рубашка, и стоптанные сапоги — все тут! Одно слово, человек-оратор, и нет у него ни лошади, ни коровы, ни сохи, ни бороны, и живет он из милости у дяди на загуменье, а жена побирается. Не выбирайте высокого, у высокого много скота, земля, хозяйство, он — буржуаз. Выбирайте маленького. А Мешков у нас — самый маленький».

Далее Пришвин формулирует сентенцию:

«Бремя власти есть несчастье для человека!».

Именно так, с русской точки зрения, дело и обстоит.

Русские по характеру — очень большие индивидуалисты, но не западного типа, «атомарного», а с учетом общинной структуры.

Западный образ мышление ориентирован на закон:

если некто облечен властью, то ему нужно подчиняться,

и личные отношения не играют роли.

«Ничего личного» — именно оттуда.

Скажем, если сосед нарушил тишину в неурочное время

— то европеец вызовет полицию, и очень удивится, если тот самый сосед воспримет это как-то лично.

Для русского же подобная ситуация — дикость: русские ориентированы на общину и личные отношения, что далеко не всегда совпадает с законом.

Русский индивидуализм

отражается именно в подсознательной установке

«я другими не стремлюсь командовать, и не желаю, чтобы командовали мной» (четвертая, Северная этика по Крылову).

Кара-Мурза верно замечает:

« …власть всегда есть что-то внешнее… принявший бремя власти человек неминуемо становится изгоем. Если же он поставит свои человеческие отношение выше государственного долга, он будет плохой, неправедной властью.

… Понятно, почему русский человек старается “послать во власть” того, кого не жалко, а лучше позвать чужого…»

Это — к вопросу о достаточно стандартной инсинуации:

«русские — это такие с рабским менталитетом, которые любят подчиняться чужим».

Тем не менее, не менее стандартный вопрос о слишком большом количестве евреев в большевистских органах власти,

а затем — среди интеллигенции, остается.

Давайте посмотрим на события тех времен.

Александр Севастьянов приводит данные:

«До некоторого времени евреям было разрешено, за редким исключением, селиться лишь в черте оседлости — то есть там, где они жили ранее исторически. Из 5,6 млн. евреев, живших в 1913 году в России - 50 тыс. были рабочими, 250 тыс. — ремесленниками,

а остальные работоспособные евреи значились: торговцами, ростовщиками, шинкарями и т.д.

По переписи российского населения 1897 г., из 618926 человек,

занятых в торговле на территории империи, 450427 (то есть 72,8%!) были евреями.

Несмотря на ограничительные квоты, в 1910 г. евреи составляли 10% студенчества технических вузов.

Общеизвестно засилье евреев в предреволюционной журналистике, литературной критике, в руководстве всех политических партий левого толка.»

Характерно, не так ли?

И вот переломный момент: Февральская революция привела к власти Временное правительство, в первый состав которого входили преимущественно либералы разных оттенков.

И 20 марта 1917 года постановлением Временного правительства евреи были уравнены в правах со всеми остальными гражданами бывшей Российской империи.

Интеллигенция с момента возникновения культивировала в своей среде толерантность. Признаком интеллигентности считалась готовность выступить против «притеснения царским режимом» каких-нибудь не русских этнических и вероисповедных меньшинств.

Но — именно что не русских.

Скажем, в программе кадетской партии пункт № 1 требовал отмены всяких ограничений по национальному и конфессиональному признаку, причем среди дискриминируемых групп в первую очередь упоминались евреи и поляки, но ни словом не говорилось о самом многочисленном слое населения, подвергавшемся стеснению в правах, — о русских старообрядцах.

Не менее характерно, не так ли?

Сразу же после образования Временное правительство подготовило декрет о равноправии евреев «в постоянном контакте с беспрерывно заседавшим Политическим Бюро», т.е. еврейским центром,

— пишет его член Я.Г Фрумкин.

После публикации декрета еврейское Политическое бюро отправилось с депутацией к главе Временного правительства кн. Львову и в Совет рабочих и солдатских депутатов — «но не с тем, чтобы выразить благодарность, а с тем, чтобы поздравить Временное правительство и Совет с изданием этого декрета Так гласило постановление Политического бюро».

25 июля 1918 года Совет Народных Комиссаров, в свою очередь, выпустил декрет «О борьбе с антисемитизмом и еврейскими погромами».

И — понеслось.

«Великий исход» еврейского населения в столицы — по разным, приведенным нами, причинам — начался в первые же годы коммунистической власти.

Еврейская энциклопедия даёт такие цифры:

«сотни тысяч евреев переселились в Москву, Ленинград и другие крупные центры»;

«в 1920 в Москве проживало около 28 тыс. евреев,

в 1923 — около 86 тыс.,

по переписи 1926 — 131 тыс.,

в 1933 — 226,5 тыс.»

(с) Краткая Еврейская Энциклопедия. Иерусалим, 1976.

А. Севастьянов, «Всемирная интифада»:

«Составляя среди населения России всего 4,2%, евреи среди политических преступников на 1911 год составили 29,1%.

По мере того, как историческая перспектива “оседлывалась” большевиками, а власть концентрировалась в их руках, революционное еврейство все сильнее устремлялось именно в эту партию и тоже в ней концентрировалось.

В августе 1917 года на VI съезде РСДРП(б) в нее вступила всем составом Междурайонная организация РСДПР (группировка Троцкого),

 в своем большинстве состоявшая из евреев.

В январе 1918 г. по инициативе Ленина был даже создан временный комиссариат (с 1921 г. — отдел) по еврейским делам Наркомнаца и специальные еврейские коммунистические секции РКП(б).

В марте 1921 г. на 13-й конференции в Минске решение об официальном вступлении всем составом в РКП(б) принял Бунд.

В декабре 1922 г. аналогичное решение приняла партия “рабочего сионизма” Поалей Цион (Еврейская Коммунистическая партия).

На XI съезде компартии весной 1922 г. делегаты евреи (14,8%) по численности уступали уже только русским (65,3%). И т.д.

Таковы неоспоримые исторические факты.»

И еще набор фактов, озвученных из первых уст.

«Во время “военного коммунизма” мы русскую среднюю и мелкую буржуазию наряду с крупной обчистили…

затем была допущена свободная торговля…

Еврейская мелкая и средняя буржуазия заняла позиции мелкой и средней русской буржуазии…

Приблизительно то же произошло с нашей российской интеллигенцией, которая фордыбачила и саботажничала:

ее места заняла кое-где еврейская интеллигенция, более подвижная, менее консервативная и черносотенная…

…”мы должны, товарищи, с антисемитизмом вести яростную борьбу” — Н.И. Бухарин. Путь к социализму. – Новосибирск, 1995 (Доклад на XXIV Ленинградской губпартконференции).

«В первые дни революции… когда значительная часть русской интеллигенции отхлынула… как раз в этот момент еврейская интеллигенция хлынула в канал революции, заполнила его большим процентом, по сравнению со своей численностью, и начала работать в революционных органах управления»

— М.И. Калинин, «Известия» 25.11.1926).

«Евреи приняли непропорционально высокое участие в революции, заняли соответствующие места в советском и партийном аппарате и, что самое главное, заменили ту самую дворянскую и разночинскую интеллигенцию, которая была изгнана из революционной России»

 — Р. Нудельман. Современный советский антисемитизм: Формы и содержание. – В кн.: Антисемитизм в Советском Союзе. – Иерусалим, 1979.

16 октября 1917г. В.Л. Бурцев, которого уж никак нельзя заподозрить в антисемитизме, опубликовал в своей газете «Общее дело» список 159 эмигрантов, вернувшихся в Россию через Германию в известных «пломбированных вагонах».

Список ему передал специальный комиссар Временного правительства по ликвидации заграничной охранки С.Г. Сватиков.

В этом списке по меньшей мере 99 евреев. В первой группе из 29 человек, приехавших вместе с В.И. Лениным, евреев было 17 человек.

В то время, когда Россия практически лежала в руинах, надо было восстанавливать, а во многом — создавать с нуля промышленности и т.д., произошел, можно сказать, расцвет еврейской культуры. Разумеется, за государственный счет.

В.В.Энгель, «Евреи в период революции и гражданской войны»:

«В эти годы происходит расцвет еврейского театра. Продолжалось развитие иудаики и еврейского образования. Был создан специализированный отдел по еврейскому образованию при Наркомпросе, с 1919 г. при Украинской академии наук была создана еврейская историко-археографическая комиссия, в Киеве функционировал Еврейский народный университет с преподаванием на идиш. В Москве с 1920 г. действовал вечерний Еврейский университет, с 1921 г. — Коммунистический университет национальных меньшинств Запада, в котором был еврейский сектор (с обучением на идиш).»

Во времена нэпа:

«Евреи-торговцы заняли ведущие позиции в частной торговле страны (в Белоруссии к 1926 г. они составляли, например, 90% от общего числа частных торговцев).

В 20-е гг. по всей стране открылись сотни новых советских еврейских школ, создававшихся в замен запрещенных хедеров и йешив.

В крупных городах создавались высшие учебные заведения, призванные готовить кадры для системы пролетарского еврейского образования. … Одновременно в 1921 г. в Москве была создана Центральная еврейская партийная школа (ЦЕПШ) для подготовки партийных и советских работников, способных вести пропаганду на идиш.

Еврейские отделения были открыты на педагогическом факультете Белорусского госуниверситета (БГУ) – 1922 г. и во втором МГУ в 1926 г.

По всей стране были созданы под контролем Евсекции сотни еврейских библиотек, клубов, изб-читален и пр., были открыты десятки еврейских музеев. Активно печаталась литература на идиш.»

Но, может быть, евреи, массово заняв нишу интеллигенции,

стали работать на благо России?

Вопрос, как сами понимаете, риторический.

Хотя приведу пару примеров.

Первый — показательный в плане причиненного вреда.

Выдающегося русского дипломата Георгия Васильевича Чичерина, который вследствие болезни не мог уделять работе должное время, заменил М.М. Литвинов (настоящее имя — Макс Валлах).

Находясь в Германии, он не скрывал свою антигерманскую позицию, что отнюдь не способствовало улучшению отношений между русскими и немцами. Собственно говоря, если бы он хотел честно служить России, то он отказался бы от должности — понятно, что еврей не очень хорошо подходил на роль посла в Германии времен Гитлера.

Проще говоря, Валлах делал все, что мог, чтобы не допустить союза Рейха и России. Рекомендую на эту тему книгу С.Кремлева

«Запад против России. Россия и Германия: путь к пакту»,

которая, хотя и не является строго исторической работой в академическом смысле, но зато дает ясное понимание упущенных возможностей того времени.

Второй пример показателен в личном плане.

Жил-был Арон Львович Шейнман, Председатель Правления Государственного банка РСФСР, с 1924 — и нарком внутренней торговли СССР.

На сайте Центробанка его биография заканчивается просто и скромно: «В октябре 1928 г. А.Л. Шейнман уехал в командировку в Германию. В апреле 1929 г. его официально освободили от должности Председателя Правления Государственного банка СССР и от должности заместителя наркома финансов. Умер в Великобритании в 1944 году.»

Ненавязчиво пропущен небольшой нюанс: официально освободили его от должности потому, что в апреле 1929 года он стал невозвращенцем — решил остаться в Англии (получил подданство в 1939 году).

Прямо-таки мечта интеллигента: порулить в «Рашке»,

 а затем — удрать на «благословенный Запад».

Но предоставим слово самим евреям.

Вестник Еврейского университета в Москве, №3 (13), 1996. О. Будницкий, «В чужом пиру похмелье (Евреи и русская революция)»:

«Владимир Жаботинский, принципиальный противник участия евреев в русской революции, писал тем не менее, что еврейская кровь на баррикадах лилась “по собственной воле еврейского народа”.

Резюме:

в результате описанных событий интеллигенция в России стала в значительной части еврейской. В контексте данной работы важно следствие: ценности интеллигенции, и до этого бывшие космополитическими и либеральными, начали становиться отчетливо антирусскими.

продолжение следует

<p><strong><a href=”https://blockads.fivefilters.org”></a></strong> <a href=”https://blockads.fivefilters.org/acceptable.html”></a></p>

Сегодня в СМИ