Записки дежурного врача


Континенталист, 16.08.2019 10:59   –   cont.ws  


Стандартная пятница. В 20.00 закрывается поликлиника. В 20.00 - 20.30 коридор приёмника заполняется людьми.

Пять дней болит ухо, и вот наконец, через тридцать секунд после того, как ЛОР ушёл домой, наступило время икс. Пора лечиться.

Сопровождает ухо крайне взволнованная дочка. Гордясь своим безупречным выполнением дочернего долга, она голосит на всю больницу, требуя помощи.

Ребёнок проколол уши, нагноилось три дня назад, мамаша привела.

- Почему в детскую поликлинику не пошли?

В ответ высокомерный взгляд и голосом, полным упрёка:

- Вы не поверите, но есть люди, которые работают, и не могут по поликлиникам ходить.

Типа она меня пристыдила. Говорю:

- Вы не поверите, но есть люди, в должностные обязанности которых не входит оказывать амбулаторную помощь.

Небольшой отряд граждан “упал вчера”, причём в букете их аромата явно преобладает нотка перегара, удачно подчеркнутая мускусной вонью грязных носков.

Скорая привозит бабку с якобы кишечной непроходимостью. При расспросе у бабки 14 дней нет нормального стула и вот наконец бабка с дочкой решили прояснить этот вопрос. Интересуюсь:

- Если вы болеете две недели, зачем вызвали скорую помощь? Есть участковый врач, в конце концов, телевизор, Для кого там без конца рекламируют слабительные? Зачем ждать пятницы вечера, когда остаются только дежурные врачи, и с помпой прикатывать на скорой, если для решения проблемы было 10 рабочих дней?

Блядь, они меня просто не понимают! Вот сидят с виду две интеллигентки, и смотрят, будто я говорю с ними на таджикском языке. Есть скорая, и мы имеем право вызвать с любой хуйней!

Личности с температурой, которым до зарезу нужен больничный лист, а в поликлинику они не пошли апатамушта.

Где-то с 22 до 01 поступают по делу, а дальше начинается аттракцион “сонный доктор - слабый противник”. Все свозят своих бабушек с диагнозами “внезапная сенильная деменция”, типа ложилась спать - в шахматы играла, проснулась ночью - ни хера не соображает, “острый панкреатит” (с тридцатилетней ЖКБ нажралась сала на ночь), “молниеносные пролежни” и с прочей такой же наиострейшей хир. и тер. патологией.

В ответ на все увещевания, мол, болезнь хроническая, и в больнице ничего не сделают такого, что нельзя бы сделать дома, слышим один, но бронебойный аргумент: тварь я дрожащая или право имею?

Вы когда-нибудь задумывались, почему наказание за преступление против личности носит общественный характер? Казалось бы, искупи, договорись, возмести ущерб и гуляй. Например, мошенники, в принципе. безобидные люди, за что сажать-то? Но обжегшись на молоке, дуют водку. Люди, подвергшиеся атаке мошенников, не включатся в действительно полезное начинание. Те, кто стал жертвой вора, ни за что не пустят в дом чужого человека, даже если ему нужна помощь. Автомобилист не остановится возле пострадавшего, так как наслышан о том, что это приём бандитов. И как преступники наносят вред обществу в целом, делая людей черствее и недоверчивее, так же и подобные “пациенты” убивают медицинское сообщество, превращая медиков в… ну понятно.

Если не доходит через голову, дойдёт через кошелёк. Не позаботилась со своим сраным ухом за неделю дойти до поликлиники, а тебе нужна немедленная помощь? ОК, оплати ЛОР дорогу на такси до больницы и обратно, и экстренный вызов по ночному тарифу.

Не обратился в травму сразу, ждал, пока протрезвеешь? Приём платный. И так далее.

Кстати, сразу будет уважение. Вы не поверите, но оно как-то достаётся из кошелька вместе с деньгами. Такой вот парадокс.

М. Воронова (с)

<p><strong><a href=”https://blockads.fivefilters.org”></a></strong> <a href=”https://blockads.fivefilters.org/acceptable.html”></a></p>

Сегодня в СМИ