[Правда 1950]: Кулачество — опора фашистской клики Тито в деревне


Континенталист, 16.08.2019 23:22   –   cont.ws  


В ходе борьбы против распространения фашизма в Европе в 30-е годы прошлого века в большинстве стран были организованы Народные фронты, которые объединяли в себе все прогрессивные, демократические силы из различных слоев населения. Активными участниками и в основном организаторами Народных фронтов являлись коммунистические партии данных стран. Во время гитлеровской оккупации в Народные фронты вливались и буржуазные силы и партии, стремящиеся к независимости нации. Таким образом на Народные фронты легла первостепенная задача национально-освободительной борьбы и избавления своих стран от фашистского ига.

После разгрома Красной армией фашистских сил в Европе и капитуляции Германии у освобожденных народов Центральной и Юго-Восточной Европы появилась возможность самим выбирать свое будущее, по какому пути идти: капиталистическому или социалистическому. Набравшие заслуженную популярность, лидеры Народных фронтов (в каждой стране фронты назывались по-разному), представлявшие прогрессивные и коммунистические партии, на свободных демократических выборах были выдвинуты большинством трудящихся в руководство страны, а реакционные лидеры и партии, отколовшиеся к тому времени в большинстве своем от Народных фронтов или вовсе в них не участвовавшие, оказались выброшены на политическую свалку. Так Албания, Болгария, Венгрия, Польша, Румыния, Чехословакия и Югославия встали на социалистический путь развития.

В странах народной-демократии уничтожались остатки феодализма, проводилась крестьянская реформа (безземельные крестьяне обеспечивались землей), крупные банки, промышленность, торговля национализировались - создавалась экономическая основа социализма. Но, как говорится, гладко было только на бумаге. Народно-демократические правительства столкнулись с упорным сопротивлением остатков имущих классов (помещиков, кулаков, капиталистов) внутри страны, не дремало и капиталистическое окружение в лице империалистов США и Англии, которое оказывало серьезное экономическое и политическое давление.

Первую трещину в социалистическом лагере дала Югославия под руководством премьер-министра и лидера коммунистической партии Иосипа Броз Тито. С первых же дней пребывания у власти слова югославского руководства о “строительстве социализма” стали расходиться с делом, а вектор внутренней политики стал крениться вправо. Спустя всего три года после Второй Мировой войны и установления дружеских отношений с СССР Советский Союз и страны народной демократии разорвали политические и экономические отношения с Югославией, обвинив руководство последней в контрреволюции и работе на американскую и английскую разведки.

Ознакомиться с важными аспектами внутренней политики Тито, проводимой им до и после разрыва с социалистическим лагерем, читатели смогут в статье газеты “Правда” от 1950 года и сделать свои выводы - в каком направлении развивалась независимая Югославия?

= = =

В 1946 году Тито в одной из своих предвыборных речей заявил: «Мы говорим крестьянам, что они являются самой прочной опорой нашего государства, не потому, что хотим предположительно получить их голоса, а потому, что в самом деле так оно и

есть». (“Борба”, 2 ноября 1946 г.).

Это было в 1946 г., когда Тито и его клика еще тщательно скрывали свой настоящий, контрреволюционный облик, когда империалистические хозяева Тито не считали целесообразным раскрывать свои наиболее глубоко замаскированные резервы. Выступление Тито, понятно, отнюдь не было случайным. «Теория» Тито о крестьянстве рассматриваемом как единое целое, о крестьянстве как наиболее прочной опоре народного государства уже тогда являлась попыткой подвести “идеологическую базу” для проводимой кликой Тито политики, направленной на ликвидацию руководящей роли рабочего класса и создание себе опоры из капиталистических, кулацких элементов, прямой попыткой прикрыть политику превращения Коммунистической партии Югославии в националистическую, кулацкую партию. Таким образом, это была теория и практика, которые укрепляли позицию кулачества в деревне, являлись важным элементом в подготовке далеко идущих контрреволюционных термидорианских планов клики Тито и ее империалистических хозяев.

Ленин учит: «Они, кулаки и мироеды — не менее страшные враги, чем капиталисты и помещики. И если кулак останется нетронутым, если мироедов мы не победим, то неминуемо будет опять царь и капиталист.

Опыт всех революций, которые до сих пор были в Европе, наглядно подтверждает, что революция неизбежно терпит поражение, если крестьянство не побеждает кулацкого засилья».

После освобождения Югославии, осуществленного благодаря победе СССР над гитлеризмом и непосредственной помощи Советской Армии, клика Тито, стремясь отвлечь югославские народы от богатейшего опыта народов СССР и ВКП(б) в социалистической перестройке деревни, все более явно пытается распространить антиленинские взгляды якобы специфической роли югославского кулака. Эту «теорию» в развернутом виде сформулировал позднее титовский вице-министр иностранных дел, разоблаченный американский шпион Беблер. Он говорил: «У нас нет таких кулаков, какие были в СССР. Наши богатые крестьяне принимали массовое участие в национально-освободительной войне, и поэтому они являются политически зрелыми. Должны ли мы ликвидировать кулаков для того, чтобы удовлетворить требованиям окаменевших догматических пережитков? Разве это будет ошибка, если нам удастся заставить кулака перейти к социализму без классовой борьбы?».

Подобного рода заявления не являются исключением для титовских главарей. Например, премьер Хорватии Бакарич так охарактеризовал югославского кулака: «Он любит социализм и сам хочет коллективизации». А другой «столп» титовского режима

Благое Нешкович, заявил: «Не следует раздувать фикцию какой бы то ни было классовой борьбы у нас. Наши кулаки не такие как в СССР… и поэтому к ним надо относиться так, как к трудящемуся крестьянству. Мы должны привлекать кулаков в комитеты народной власти, в Народный фронт в кооперативы и т. д.».

Согласно этим установкам клика Тито тотчас после освобождения Югославии начала проводить в жизнь политику расширения Народного фронта путем привлечения кулаков, подготавливая себе опору в деревне для контрреволюционного переворота.

С этой целью Титовцы превозносили мнимые заслуги кулачества в период партизанской борьбы, а также распространяли связанные с этим концепции, отрицающие, классовую борьбу в югославской деревне. Подобные побасенки о кулаках, которые, мол, в ходе национально-освободительной войны «перевоспитывались» и стали «коллективистами» и «социалистами», распространялись с целью подготовки разнузданной националистической кампании, сопутствующей явному переходу клики Тито к буржуазному национализму.

Завершившийся переход шайки Тито от буржуазного национализма к фашизму и открытому предательству национальных интересов Югославии англо-американскому империализму нашел свое яркое выражение также в усиленном развитии кулацкой политики титовского фашизма в югославской деревне. Как известно, Тито, Кардель, Джилас и Пьяде носятся с фальсифицированными показателями роста «плановой» продукции промышленности, равно как и с возрастающей цифрой лжекооперативов в деревне и пытаются выдавать это за «строительство социализма» в Югославии. Действительный смысл этого изощренного обмана разоблачается между прочим и тем фактом, что единственно кто готов засвидетельствовать этот «социализм» и кто

его рьяно расхваливает — это англо-американские империалисты, их разведки, их агентура, а в особенности всякое троцкистское отребье.

Политика югославских правителей в деревне носит кулацко-капиталистический характер. Насильственно насаждаемые в деревно лжекооперативы находятся в руках кулачества и его агентуры и являются орудием эксплуатации широких масс трудящегося крестьянства.

Прямой переход клики Тито в лагерь империалистов, контрреволюционный характер установленной ею власти привели к коренным, качественным изменениям и в самом экономическом строе.

Товарищ Сталин дал глубокое разъяснение взаимосвязи между базисом и надстройкой в своем труде «Относительно марксизма в языкознании». Он указал, что «надстройка для того и создается базисом, чтобы она служила ему, чтобы она активно помогала ему оформиться и укрепиться, чтобы она активно боролась за ликвидацию старого, отживающего свой век базиса с его старой надстройкой. Стоит только отказаться надстройке от этой ее служебной роли, стоит только перейти надстройке от позиции активной защиты своего базиса на позицию безразличного отношении к нему, на позицию одинакового отношения к классам, чтобы она потеряла свое качество и перестала быть надстройкой». Это указание помогает также полнее понять и процесс ликвидации строя народной демократии в Югославии контрреволюционной кликой Тито — Ранковича.

Развитие событий после ноябрьского совещания Информбюро 1949 г. показывает, что фашизация Югославии быстро продвигается вперед, охватывая самые основы экономического строя. Ликвидация национализации промышленности путем создания

так называемых “трудовых коллективов” является дальнейшим шагом по реставрации капитализма, а введение фашистской корпоративной системы — этап по пути восстановления частной собственности в промышленности. Это значит, что дело идет к тому что в недалеком будущем изгнанные народными массами капиталисты и фабриканты, которые после контрреволюционного переворота Тито крепко засели в хозяйственных предприятиях в качестве высших чиновников нового режима, приберут к рукам свои прежние предприятия.

Одновременно клика Тито путем необузданной эксплуатации и усиления деградации основных крестьянских масс повсеместно форсирует в деревне рост капиталистических кулацких элементов. Кулачество — опора титовского режима в деревне — верховодит в политической и хозяйственной жизни деревни. Печать югославских революционных эмигрантов приводит сотни примеров хозяйничанья кулаков в югославской деревне. Кулаки не только засели в местных органах администрации и в комитетах Народного фронта, но и в массовом масштабе вовлекаются фашистским режимом в государственный, партийный и хозяйственный аппарат на всех его ступенях. Достаточно указать что, например, уже в 1948 г. пять тысяч кулаков было принято в качестве «специалистов» в сельскохозяйственный аппарата югославской администрации.

Политика, целью которой является всестороннее укрепление кулачества, все шире проводится руками самих кулаков, вовлекаемых в фашистскую бюрократию, в ее офицерский и полицейский корпус, в органы охранки и разведки.

Титовцы фактически упразднили закон о земельной реформе и заменили его целым рядом правительственных декретов и предписаний, которые в интересах кулачества были разработаны при прямом участии заядлого врага народа, троцкиста Моше

Пьяде.

Кулаки все усиленнее скупают по низким ценам у бедняков и середняков их лучшие участки земли. Как сообщает «Работническо дело», закон о наследовании, предусматривающий огромные налоги с наследников, стал бичом для основных масс крестьянства и благодеянием для кулаков. Закон этот заставляет крестьян уступать часть своего наследства кулакам, чтобы получить деньги для уплаты налога. Таким образом в одной лишь Сербии в течение 1947 года 20 тысяч бедняков и середняков вынуждены были продать свои земельные участка кулакам.

Титовская клика снижает налоги с кулаков, а дополнительное и все возрастающее бремя, связанное с лихорадочными вооружениями и разбуханием полицейско-террористического аппарата Ранковича, ложится всецело на основные массы крестьянства, на трудящихся города и деревни.

Так, например, “совершенно секретное” предписание министерства финансов Сербии №17 от 18 марта 1949 г., как заявил быв. помощник министра финансов Тодор Тодорович, которому удалось бежать в Болгарию, поручает уездным властям произвести ревизию налогов, взимаемых с кулаков. В уезде Панчево налоги, взимаемые с кулаков, были снижены с 200 млн динаров до 110 млн. В уезде Неготин — со 112 млн до 65 млн, уезде Пожаревац — со 110 млн до 70 млн.

Политика закупки сельскохозяйственных продуктов, значительная часть которых идет на экспорт в капиталистические страны, явно поддерживает кулаков. Согласно фашистскому декрету от 15 октября 1949 г. обязательных поставках зерна государству на 1950—1951 гг., крестьянин, имеющий от 2 до 3 га, должен продать до 4,5 центнера зерна с одного га, владеющий от 3 до 5 га — до 8,5 центнера с га, а имеющий свыше 15 га — от 2,5 до 15,5 центнера с га. Эта последняя цифра — 15,5 центнера с га — на первый взгляд “грозно” выглядит для кулака, но ввиду того, что он верховодит в местных органах, определяющих размеры налогов, на практике получается, что крестьянин-бедняк вынужден сдавать 4,5 центнера или 8,5 центнера с га, а кулак может сдавать и чаще всего сдает значительно меньше, так как декрет предусматривает как низший предел поставок для него всего лишь 2,5 центнера с га. Подобным же образом выглядит «справедливый» порядок, установленный титовцами при поставках мяса т. д.

Серьезным источником обогащения кулаков и эксплуатации крестьянской бедноты стала система так называемых связанных цен. Система эта, введенная в связи с острым недостатком как сельскохозяйственных, так и промышленных товаров, заключается в том, что крестьяне, продающие после сдачи принудительных поставок свои продукты, получают специальные боны, по которым могут получать некоторые дефицитные промышленные товары. Само собой разумеется, что кулаки, имеющие наибольшие товарные излишки, сосредоточивают в своих руках почти все боны и занимаются спекуляцией, перепродавая эти боны бедноте.

Всю эту политику бесстыдной эксплуатации основных крестьянских масс, поощрения и укрепления кулачества клика Тито пытается прикрыть трескотней о «быстром росте социализма в деревне», в виде производственных лжекооперативов, так называемых «задруг», число которых на 1 января 1950 г., согласно югославской статистике, достигло 6615 с охватом 329651 хозяйств и 1812 тыс. га. Титовцы имеют наглость сопоставлять эти статистические данные относительно роста кулацких лжекооперативов с данными о развитии движения производственной кооперации в странах народной демократии, движения, которое во все обостряющейся борьбе с кулачеством объединяет по принципу добровольности все более широкие массы бедняков и середняков в коллективных хозяйствах социалистического типа. Опыт стран народной демократии учит нас, что движение это развивается тем быстрее, чем последовательнее и более умело коммунистические и рабочие партии осуществляют на практике ленинско-сталинское указание: «Опирайся на бедняка, укрепляй союз с середняком, борись с кулаком».

Скромный еще пока опыт развития производственной кооперации в народной Польше неопровержимо доказывает, что как только производственные кооперативы возникают без острой борьбы с кулачеством, как только в результате ослабления бдительности в руководство производственного кооператива и даже в число его рядовых членов проникают кулаки или их приспешники тотчас же извращается самый характер кооператива, искривляется вся его хозяйственная и политическая деятельность. Ленин учил, что «…кооперация в обстановке капиталистического государства является коллективным капиталистическим учреждением».

В условиях титовского террористической режима, насильственно загоняющего бедняков и середняков в «задруги», эта кулацкая производственная лжекооперация становится принудительным коллективным учреждением, являющимся особой формой развития капитализма в югославской деревне.

Создаваемые в Югославии производственные кооперативы не только не являются социалистическими ни по форме, ни по содержанию, но стали специфической формой усиленной эксплуатации бедняков и середняков кулаками.

Председателем титовской «задруги» в деревне Кнежполе в Боснии состоит брат титовского генерала Влайко Шилегович — кулак, буржуазный политик до войны, депутат Скупщины от радикальной партии. Беднота обрабатывает его землю в количестве 100 га. Его доходы в натуре и деньгах превышают доходы всех 15 членов «задруги», вместе взятых.

В кооперативах так называемого общего типа кулаки получают большие доходы, состоящие из вознаграждения за инвентарь, тягловую силу и землю, в то время как бедняки получают лишь минимальную оплату за свой труд. Так, например, кулак Гаво

Иштван из деревни Русско село получил свыше миллиона динаров за внесенный им инвентарь.

При организации «задруг» к ним зачастую присоединяется общинная земля, обрабатываемая до сих пор бедняками. Так, например, в деревне Врежегрнаица права пользоваться общинной землей лишены 92 хозяйства деревенской бедноты, а в деревне Рая — 30 хозяйств бедноты.

Существуют также кооперативы, состоящие исключительно из богачей. Так, вблизи Осьека кулак Паренко, который до земельной «реформы» имел около 180 га земли, организовал производственный «кооператив», включив в него 30 кулацких хозяйств. Ясное дело, что фашистские власти горячо приветствовали его деятельность. Политика неограниченной эксплуатации и угнетения крестьянских масс, разнузданный разгул титовских палачей вызывают растущее возмущение трудящегося крестьянства, порождают сопротивление, ширящееся по всей стране и принимающее самые разнообразные формы вплоть до вооруженной самозащиты крестьян против Титовских башибузуков.

Сопротивление трудящегося крестьянства режиму Тито проявляется в особенности невыполнения планов посева. По официальным данным, до 8 мая этого года, в Сербии осталось незасеянной земли 36 проц., в Хорватии — 55 проц., в Боснии и Герцеговине — 49 проц., в Словении— 63 проц., в Македонии — 65 проц., в Черногории — 75 проц. Таким образом, во всей Югославии процент засеянной земли достиг лишь 45 проц. Сопротивление проявляется также в массовом убое скота крестьянами, в распаде многих «задруг», в которых крестьяне поднимают открытый бунт против кулацкой эксплуатации, в учащающихся случаях отказа крестьян сдавать продукцию по обязательным госпоставкам и т. д.

В результате со снабжением населения Югославии становится все более трудно. Даже Тито — самый крупный югославский помещик — не смог скрыть в одном из своих предвыборных выступлений в феврале 1950 г., «что тяжело у нас в отношении снабжения» и «возникает вопрос, почему с каждым годом становится все тяжелее, а не легче».

Народные массы Югославии все лучше понимают, что катастрофическое хозяйственное положение и усиливающаяся эксплуатация трудящихся являются прямым результатом выслуживании клики Тито перед американским империализмом. Народные массы Югославии, которые так самоотверженно боролись бок о бок с советскими народами за свою независимость, свободу и лучшую жизнь, никогда не примирятся с превращением Югославии в американскую колонию, в военную базу для агрессии против СССР и стран народной демократии.

На базе все растущей сознательности трудящихся масс Югославии югославские коммунисты, верные пролетарскому интернационализму, развивают и укрепляют в новых трудных условиях боевой союз рабочих и крестьян, сущностью которого является непримиримая борьба с фашистским режимом Тито и его опорой — кулачеством.

(Газета «За прочный мир, за народную демократию!», 11 августа 1950 г.).

Р. ЗАМБРОВСКИЙ

Секретарь Центрального Комитета

Польской объединенной рабочей партии

<p><strong><a href=”https://blockads.fivefilters.org”></a></strong> <a href=”https://blockads.fivefilters.org/acceptable.html”></a></p>

Сегодня в СМИ