Рынок, как поле боя, где деньги – это военный ресурс


Континенталист, 7.11.2019 12:13   –   cont.ws  


Суть “рыночной экономики” в том, что бы выразить в денежной стоимости все богатства мира и заставить выставить их на продажу. Это создаёт поле боя, где можно двигать своими деньгами, как войсками для захвата. Образ понятен, но для наглядности нужно перейти от аллегорий к конкретике.

Для присвоения реальных богатств придуманы долговые расписки, называемые деньгами. Любое богатство, выраженное в денежной форме, можно обменять на «долговые расписки», по которым бывшие собственники богатств никогда не смогут получить другие богатства равные по стоимости своим, которые они променяли на деньги. Для этого придуман механизм изъятия части стоимости в виде налогов и инфляции.

Целью захватнических войн всегда было присвоение чужих богатств, но война требовала затрат и не всегда окупалась. Надо отдать должное деньгам – они менее затратны в изготовлении и более эффективны, чем реальные боеприпасы. Деньгами воевать гораздо безопаснее. Их легче перебрасывать на место сражения. Денежный ресурс неограничен, в отличие от человеческого. Война приобрела игровой оттенок. Термин «Большая игра» наиболее соответствует реальности. «Большая игра» имеет множество составляющих, но мы здесь ограничимся только деньгами.

Представим весь мир как единый глобальный рынок, где всё оценено и продаётся. Если создать единую мировую валюту и механизм спроса на неё, то можно увеличивать денежную массу по мере надобности. Здесь и вступает в бой главное оружие Запада – эмиссия. Страны-агрессоры имеют неограниченную эмиссию. Страны-жертвы изначально ограничены. «Боевое оружие» используется против «игрушечного». 

Изготовитель денежной массы из страны-агрессора даёт необходимую покупателю-союзнику сумму в долг под определённые проценты, но проще говоря, продаёт как товар. Бизнес – ничего личного. Покупатель, который имеет доверительные отношения (свой), берёт этот «бесценный» товар и обменивает его на ценный товар у государств, предприятий или частных лиц (своих или чужих – без разницы), которые должны вернуть часть этих денег обратно изготовителю, потому что, они тоже занимали деньги, но под более высокий процент, поскольку они игроки противника (чужие). На правовом поле это называлось бы коррупционной сделкой, но механизм осуществляется через посредников в виде Центральных Банков, которые маскируют преступную схему. Через современную компьютерную сеть отцеживается вся «рыба» и ведётся анализ игры.

Как только на рынке появляется новый товар (земля, активы, ноу-хау и т.д.) владельцы печатного станка могут выпустить деньги и купить на них эти товары через посредников. Чем больше появляется товаров, тем больше можно напечатать денег. Схема не так проста, поэтому для стабильной работы требуются специалисты-аналитики. Денег в “рыночной экономике” всегда больше, чем товаров. Потому что деньги печатают ещё для расширения зоны влияния, эти деньги часто нелегальным путём ввозятся в те страны, против которых играют основные игроки. Деньги попадают в руки местных элит и создают угрозу финансовой стабильности системы, если местные элиты пытаются ввести эти деньги в основную игру.

Основная задача аналитиков отслеживать и «сжигать» молодые деньги, т.е. деньги своих противников для того, что бы не допустить критического несоответствия денег и товаров. Если не удаётся «сжигать» избыточную массу денег с помощью изъятий, войн и инфляции, то игроки маскируют эти деньги в предметах роскоши и в произведениях искусства. Для этого организуются антикварные шоу, где агенты игроков играют на максимальное повышение цен предметов, создавая возможность для дальнейшего увеличения количества денежной массы. Любые способы увеличения товарной массы и виртуальных ценностей ведёт к обогащению основных игроков, даже такие способы – как устранение последствий аварий и катастроф и президентские выборы. Сами по себе деньги для них ничего не стоят, но они должны быть в деле для игры по перераспределению богатств.

Конец игры может наступить только со смертью всех игроков, которая может случиться только в результате глобальной мировой катастрофы или мировой социалистической революции (обе причины маловероятны). Но на всякий случай игроками ведётся профилактическая работа в обоих направлениях. К несчастью для России, мы являемся основным источником беспокойства и, как следствие, объектом внимания. Но это уже область глобальной политики.

Наши богатства не перешли ещё в чужие руки только потому, что мы ещё не всё выставили на продажу. Но механизмы финансового закабаления отработаны в совершенстве, тормозом служит только национальное и государственное самосознание. Например, Украину уже продавили для продажи последнего народного ресурса – земли.

В РФ пока остался инстинкт самосохранения у власти и народа, который сейчас обрастает теоретической базой. Осознание механизма порабощения связано и с наступлением периода информационной свободы. Наше время уникально по причине утечки информации: стало трудно соблюдать приличия, когда все кричат, что у тебя карты краплёные. Обычно в таких случаях затевается драка, что бы отвлечь внимание от игры и игроков. Собственно, «драки» уже начались.

Система с такими трудами запущенная и отлаженная стала давать сбои и выходить из-под контроля основателей. Возникают успешные подражатели и конкуренты.

Кроме утечки информации, существует ещё такая проблема, как законы математики: математическая прогрессия долговых обязательств государства, которое обеспечивает безопасность игроков, тоже выходит из-под контроля. Ситуация требует неординарных решений, а это пахнет пересдачей колоды и может не понравиться многим основным участникам игры.

Игра не привязана к месту, и основные игроки тяготеют к космополитизму и глобализму, пытаясь деморализовать национальные элиты. Ибо только национально-ориентированные элиты сдерживают оцифровку национальных богатств и мешают их мошенническому перераспределению.

<p><strong><a href=”https://blockads.fivefilters.org”></a></strong> <a href=”https://blockads.fivefilters.org/acceptable.html”></a></p>

Сегодня в СМИ