Китайский «пояс и путь» это не Движение Зелёных


Континенталист, 8.01.2020 16:12   –   cont.ws  


В 2019 году президент Си Цзиньпин заявил, что инициатива «Пояс и путь» (BRI) обязательно будет экологически чистой и устойчивой, но многое из того, что Пекин предоставляет странам, входящим в состав BRI, прямо противоположно. С 2013 года Китайский банк развития и китайский Экспортно-импортный банк финансируют оборудование электростанций в тридцати восьми странах, почти половина, из которых основана на ископаемом топливе. Большинство финансируемых Китаем электростанций, работающих на угле, построенных за рубежом, используют низкоэффективную, докритическую угольную технологию, которая производит одни из самых высоких выбросов при любой форме генерации электроэнергии, что приводит к увеличению уровней национальных выбросов. Эта история ещё хуже в странах, где Китай активизировал свою деятельность.

Например, в Пакистане, где Пекин сосредоточил огромные объемы расходов BRI через китайско-пакистанский экономический коридор, Китай профинансировал столько угольных электростанций, что инвестиции страны в электроэнергетику увеличили более чем в два раза объем выбросов, который был в пакистанской электросети в 2012 году. И большая часть BRI не только проходит через экологически чувствительные районы мира, но почти все китайские энергетические проекты, не связанные с ископаемым топливом, в BRI не использовали ни ветер, ни солнечную энергию, за исключением гидроэлектрических плотин, которые сопровождаются высокими экологическими издержками для Земли, животных и населения.

Возможно, Америка и не является лучшим в мире защитником окружающей среды, но она также не собирается участвовать в глобальном крестовом походе по созданию инфраструктуры, которая противоречит ее собственной экологической философии и стандартам. То, что делает Пекин, это сохранить занятость своих банков развития, коммерческих банков, строительных и инженерных фирм, при этом экспортируя множество грязных технологий (и распространяя по всему миру «дипломатию долговой ловушки», причем многие из стран, в которые он экспортирует эти грязные технологии, фактически не могут за них заплатить).

По сути, Пекин использует экологические и социально вредные инфраструктурные проекты в обмен на дипломатический капитал, призванный противостоять американскому военному присутствию в Индо-Тихоокеанском регионе, одновременно пытаясь обеспечить себе конкурентное преимущество над Соединенными Штатами на важных развивающихся рынках. Например, поддерживаемые Пекином угольные проекты позволяют КПК расширять свое оборонное сотрудничество с Исламабадом, одновременно способствуя деградации окружающей среды. Лидеры Пакистана - и лидеры других развивающихся стран, где Пекин делает то же самое, - либо не видят связи, либо слишком зависимы от китайских денег, чтобы возражать против подхода Пекина к созданию прочных двусторонних отношений.

BRI содержит план сотрудничества в области экологии и окружающей среды, в котором говорится, что сотрудничество в области охраны окружающей среды является одним из основных требований BRI и что такое сотрудничество жизненно важно для зеленой трансформации экономики Китая. В плане говорится, что крайне важно, чтобы проекты, связанные с BRI, соответствовали экологическим стандартам, к которым Китай стремится у себя дома. Очевидно, что они не всегда так поступают. В 2017 году китайское правительство опубликовало несколько дополнительных руководящих принципов, направленных на содействие BRI обеспечения устойчивости в BRI, таких как «руководство по продвижению зеленого пояса и пути» и «видение и действия по энергетическому сотрудничеству в совместном строительстве Шелкового пути Экономического пояса и Морского Шелкового пути 21 века». В этих документах конкретно говорится, что проекты BRI будут использоваться для продвижения Парижского соглашения и целей ООН в области устойчивого развития до 2030 года.

В 2019 году на Втором форуме «пояс и путь» участники со всего мира выпустили совместное коммюнике с 283 постановлениями, многие из которых были сосредоточены на продвижении экологически чистого и социально устойчивого развития благодаря проектам BRI. Были выдвинуты различные инициативы, в том числе две, направленные на максимальное повышение эффективности освещения и систем охлаждения в целях сокращения энергопотребления, а также на создание жизнеспособных городов. Вообще близки ли эти цели к достижению?

В период с 2020 по 2030 год около тридцати восьми стран BRI планируют установить 644 гигаватт источников возобновляемой энергии, что может потребовать до $ 644 млрд. инвестиций. Китайские банки и государственные кредиторы предложили финансировать до 120 из этих гигаватт новых угольных предприятий энергетики, на долю которых приходится до 26 процентов мировых угольных мощностей, вырабатываемых за пределами Китая. С 2014 по 2017 год 91 процент кредитов, предоставленных шестью крупнейшими банками Китая на реализацию энергетических проектов, был использован для финансирования энергетических проектов, использующих ископаемое топливо. Новые угольные фабрики имеют средний экономический срок службы более тридцати лет. Строительство фабрик подобным образом это согласие развивающихся стран на десятилетия вперед увеличить объём выбросов и на высокие уровни загрязнения воздуха. Угольные электростанции также подвержены высокому риску, попасть в затруднительное положение, поскольку цены на возобновляемые источники энергии продолжают только падать.

Помимо увеличения стоимости финансирования из-за высокого предполагаемого риска во многих странах BRI, также отсутствует политическая поддержка по стимулированию значительной части необходимых инвестиций в энергетику на возобновляемых источниках. Большая часть причины, по которой ветровая и гелио энергетика взлетели в Китае, - это субсидии, которые правительство предоставляет, для того чтобы сделать цены на электроэнергию из возобновляемых источников конкурентоспособными по сравнению с углем. Многие страны BRI не имеют тарифов, рынков кредитования углекислого газа или других финансовых механизмов, необходимых для реализации жизнеспособной энергетики на возобновляемых источниках.

Учитывая ресурсы и сложность, необходимые для создания подобного рынка, вероятно, это еще долго будет оставаться недостижимой целью для большинства развивающихся стран. Если Китай проявит мудрость, то, в рамках большого плана BRI, он будет сотрудничать с многосторонними банками развития в целях создания благоприятных условий для поддержки таких внутренних условий. На данный момент любые подобные амбиции останутся исключительно прерогативой китайских финансовых институтов и институтов развития.

Дэниел Вагнер - генеральный директор Country Risk Solutions и автор «China Vision». Его новая книга «Американо-китайское разделение» будет опубликована в январе.

Источник: dostoinstvo2017.ru

<p><strong><a href=”https://blockads.fivefilters.org”></a></strong> <a href=”https://blockads.fivefilters.org/acceptable.html”></a></p>

Сегодня в СМИ