Эпидемия Covid-19 затронула весь мир, однако смертность от этой болезни разная – в Китае она составляет 0,0003%, а в США 0, 016%, то есть в 50 раз выше. Такое различие может объясняться как генетическими особенностями, так и разными подходами к её лечению. А это говорит о том, что Запад больше не является центром Науки и образцом для подражания

Год назад в Европу через Италию пришла эпидемия Covid-19. Сегодня мы достаточно хорошо осведомлены об этом вирусе, тем не менее, Запад воспринимает его ошибочно.

1. Что такое вирус?

Наука, по определению, универсальна: для познания окружающего мира она выдвигает гипотезы и подтверждает их опытом. Однако она выражается разными народами и на разных языках и, если не учитывать их особенностей, можно впасть в ошибку.

Так, согласно европейскому определению жизни, вирус – это живое существо, а англосаксы считают его просто частицей. Такое различие приводит к разному поведению каждого из нас. Для англосаксов вирусы нужно разрушать, а европейцы, по крайней мере до прошлого года, считали, что к ним нужно приспосабливаться.

Я не утверждаю, что одни выше или ниже других, или что кто-то из них не способен действовать вопреки своей культуре. Я просто говорю, что каждый воспринимает мир по-своему. И мы должны сделать усилие, чтобы понять других, но способны будем это сделать только в том случае, если будем открыты для этого.

Конечно, Запад представляет собой более или менее однородную среду, но в нём, по меньшей мере, представлены две культуры. И хотя массмедиа стремятся минимизировать различия, мы не должны об этом забывать.

Если считать вирусы живыми существами, то мы должны с ними бороться как с паразитами. Они сосуществуют со своим хозяином, но не убивают его, так как в этом случае они сами бы погибли. Они адаптируются к какому-либо виду, изменяясь таким образом, чтобы жить в нём не убивая его. Поэтому новые варианты Covid-19 не являются «всадниками Апокалипсиса», они всего лишь предвестники эволюционных изменений вида.

Изоляция здоровых людей была впервые введена министром обороны США Дональдом Рамсфельдом в 2004 г. Она не предполагала борьбу с болезнью – её цель состояла провоцировании массовой безработицы с целью милитаризации стран Запада [1].

А в Европе она вводилась доктором медицины Ричардом Хатчетом, в ту пору занимавшем пост советника министерства обороны, а сегодня являющегося президентом Коалиции за инновации в обеспечении готовности к эпидемиям. Это он в отношении Covid-19 придумал выражение «Нам объявлена война!», подхваченное президентом Макроном.

Аналогично, если считать вирусы живыми существами, то нельзя доверять эпидемическим моделям профессора Нила Фергюсона из Имперского колледжа Лондона и его последователей, как например, Симон Кошмец из Научного совета Елисейского дворца.

По определению, рост числа особей не подчиняется экспоненциальному закону. Каждый вид регулирует свою численность в зависимости от окружающей среды. Прочертить кривую в начале эпидемии, а затем экстраполировать её – это заблуждение. Профессор Фергюсон всю свою жизнь что-то предсказывал, но ни одно его предсказание так и не сбылось [2].

2. Как уберечься от пандемии?

С эпидемиями всегда успешно боролись, изолируя больных и повышая гигиену.

В случае вирусной эпидемии, гигиена обеспечивает борьбу не с вирусом, а с бактериями, которые развиваются при вирусных заражениях. Например, испанка, свирепствовавшая в 18-20 годах прошлого века, была обусловлена вирусом. Сам вирус не был смертельным, но в условиях Первой мировой войны, когда гигиена практически отсутствовала, стали распространяться бактериальные заболевания, и от них массово умирали.

С медицинской точки зрения, изоляция должна применяться к больным людям, и только к ним. Здоровых людей для борьбы с эпидемиями никогда не изолировали. И вы нигде не найдёте ни одного труда по медицине, кроме прошлогодних, где бы такая мера рассматривалась.

Использование изоляции здоровых людей в наше время является административной мерой, не имеющей никакого отношения ни к медицине, ни к политике. Она направлена не на снижение числа заболевших, а на распределение заражений во времени с тем, чтобы не допустить насыщения больничных учреждений.

То есть речь идёт всего лишь об устранении ошибок, связанных с неправильной организацией системы здравоохранения. Обычно вирусные эпидемии длятся около трёх лет. В случае Covid-19 эпидемия продлится дольше на время принудительной изоляции.

Использование в Китае изоляции не имело медицинских показаний. Оно явилось следствием вмешательства центральной власти в ответ на просчёты местных органов власти в контексте китайского принципа «Небесного мандата» [3].

Использование здоровыми людьми хирургических масок против респираторных вирусов никогда не считалось эффективным. До эпидемии Covid-19 все известные респираторные вирусы передавались не с помощью капелек слюны, а через аэрозоли. Поэтому эффективными могут быть только противогазы. Конечно, не исключено, что Covid-19 представляет собой переносчик нового типа, но это очень маловероятно [4]. Эта гипотеза была рассмотрена для Covid-2 (SARS), но её отклонили.  

Важно заметить, что Covid-2 затронул не только Азию, но и страны Запада. Это была такая же эпидемия, как и эпидемия Covid-19 2020-21 г.г. Сегодня эту болезнь лечат с помощью альфа интерферона и ингибиторов протеазы. Никакой вакцины не создавалось.

3. Можно ли лечить болезнь, о которой ничего не известно?

Если вирус неизвестен, тогда борются с симптомами, которые он вызывает. И это не только ради облегчения состояния больных - это также условие, позволяющее эту болезнь изучать.

Западные политики не стали тратить деньги на лечение Covid-19, а пошли по пути создания вакцин. Такое решение противоречит клятве Гиппократа, которую принимает на Западе каждый врач. Конечно, многие врачи на Западе от неё не отступают, хотя и действуют очень сдержанно, в результате им грозят административные наказания, или их могут исключить из Коллегии.

В незападных странах для лечения успешно используют медикаментозные методы.

  • В начале 2020 г., то есть до того, как эпидемия стала распространяться на Западе, Куба показала, что некоторые больные могли вылечиваться с помощью маленьких доз Интерферона альфа-2b (IFNrec). В Китае в феврале 2021 г. был построен завод по массовому производству этого медикамента. После этого им широко пользуются для лечения некоторых заболеваний [5].
  • В Китае используется также противомалярийный препарат фосфат хлорохина. Основываясь на этом опыте, профессор Дидье Раульт использовал гидроксихлорохин, в котором он разбирается лучше всех в мире. Этот препарат успешно использовался во многих странах, хотя журнал Lancet и мировые СМИ называли его смертельным ядом.
  • Страны, которые не пошли по западному пути, то есть те, которые отдали предпочтение лечению, а не вакцинам, разработали дешёвые медикаменты (в их числе гидроксихлорохин и ивермектин), которые успешно лечили Covid-19 ( см. вставку). Результаты настолько впечатляющие, что цифры, опубликованные этими странами, на Западе ставят под сомнение. Первыми среди них является Китай.
JPEG - 66.7 kb

Страница из швейцарской служебной инструкции. В других странах указанные медикаменты могут иметь другие торговые наименования.

В Венесуэле начато массовое использование Карвативира, изготавливаемого из тимьяна. Он обладает очень высокой эффективностью. Google и Facebook, а иногда и Twitter удаляют информацию, связанную с этим медикаментом, с таким усердием, что Lancet пытался даже дискредитировать гидроксихлорохин.

4. Чем закончится эта эпидемия?

В странах, использующих вышеуказанные меры, Covid-19 всё ещё продолжается, но эпидемия уже закончилась. Вакцинируются только лица, подверженные высокому риску заражения.

На Западе, где заболевших не лечат, единственным решением считается вакцинация всего населения. Могущественные фармацевтические лобби подталкивают к массовому использованию дорогостоящих вакцин вместо дешёвых медикаментов для заболевших, которых в тысячи раз меньше. Дело доходит до того, что одни страны вступают в смертельное соперничество с другими за обладание вакцинами в ущерб своим союзникам.

На протяжении четырёх столетий Запад стремился постичь мир и был глашатаем Науки. А сегодня он утратил разумное начало. У него есть великие учёные, как профессор Дидье Раульт, и есть технические достижения, о чём свидетельствуют разработки РНК-вакцин, но он утратил способность научно мыслить.

Кроме того, нужно отличать одни регионы Запада от других: англосаксонские страны (Соединённое Королевство и Соединённые Штаты) способны разрабатывать РНК-вакцины, тогда как Европейский союз изобретательские способности утратил.

Запад больше не является центром всего мира.

Литература:
[1] « Covid-19 и «Красный рассвет» », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 28 апреля 2020.
[2] « Covid-19: Нил Фергюсон – новый Лысенко на службе либерализму », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 19 апреля 2020.
[3] « Covid-19 : propagande et manipulation », par Thierry Meyssan, Réseau Voltaire, 20 mars 2020.
[4] « Страх и абсурдная реакция политиков на пандемию », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 7 апреля 2020.
[5] « Мир после пандемии », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 17 марта 2020.

Аврора