Чтобы стимулировать добычу нефти в России, государство должно ослабить налоговую нагрузку на нефтегазовую отрасль и не ждать моментальных результатов. Таким мнением поделился с EADaily аналитик ГАК «ФИНАМ» Алексей Калачев в связи с желанием Минфина изменить налог на дополнительный доход (НДД).

«Постепенный переход от обложения объемов к обложению результатов, что предполагал эксперимент с введением НДД, должен был стимулировать инвестиции нефтяных компаний в более сложные проекты. По этому пути идет значительная часть мировой нефтегазовой отрасли, — говорит Алексей Калачев. — Представители Минфина считают, что роста инвестиций не произошло, а бюджет недосчитался более 200 млрд рублей, которые предполагается теперь дополучить за счет ужесточения параметров НДД».

Эксперт указывает на то, что инвестиционный цикл довольно длинный и странно ожидать результата уже в первый год эксперимента. «К тому же, кто решится вкладывать, если правила все время меняются? Усиление налоговой нагрузки не стимулирует инвестиции в отрасли. Сейчас, когда из-за низких цен на нефть и сокращения нефтедобычи в рамках соглашения ОПЕК+ компании вынуждены снижать капитальные затраты, это не так заметно. Но в будущем недоинвестирование отрасли может привести к естественному сокращению нефтедобычи, поскольку имеющиеся ресурсы истощаются, а их замещение новыми замедляется», — говорит аналитик ГК «ФИНАМ». Он приводит данные Федерального агентства по недропользованию о том, что в прошлом году около 65% запасов нефти в России были рентабельны, а 35% нет.

«И это при ценах выше 60 долларов за баррель. Сейчас это соотношение должно было сместиться в худшую сторону» — Алексей Калачев замечает, что рентабельность добычи зависит не только от стоимости нефти, но и от налоговой нагрузки: «Снижением нагрузки можно повышать рентабельность отдельных месторождений. Сейчас это делается путем предоставления отдельных льгот, описание которых превращает Налоговый кодекс РФ в пухлый том. Переход на НДД по идее должен был упростить систему налогообложения отрасли и ее администрирование».

Как сообщало EADaily, руководители крупнейших российских нефтяных компаний пожаловались президенту России Владимиру Путину на попытки Минфина изменить НДД и направили главе государства письмо, на котором президент поставил резолюцию: «Рассмотреть и представить предложения». Как считают авторы, предложенные корректировки приведут за десять лет к снижению добычи нефти на 600 млн тонн, падению доходов бюджета на 4,5 трлн рублей и потере 35 тысяч рабочих мест. Кроме того, нефтяники грозят общим негативным эффектом для экономики России в 13 трлн рублей и потерей доли на мировом рынке в пользу Саудовской Аравии и США.

Ранее правительство получило от Минфина законопроект о пересмотре параметров НДД. В министерстве посчитали, что за год действия налога государство недополучило 213 млрд руб. Идея НДД заключается в том, чтобы налоги платились не с объема добычи, а с доходов с вычетом затрат. Под действие НДД перевели четыре группы месторождений. И больше всего бюджет потерял на месторождениях, которые имели льготы по экспортной пошлине. Минфин предлагает два изменения. Для всех групп месторождений — запретить уменьшать налогооблагаемую базу более чем на 50% за счет переноса исторических убытков. Для второй группы — не снижать, а повышать коэффициент к налогу на добычу полезных ископаемых (НДПИ). На 2021−2023 годы предлагает установить его на уровне 1,5. В результате экспериментальное налогообложение, как отмечал «Коммерсантъ», оказывается более высоким, чем действующая система без каких-либо льгот.

Собеседники издания удивлялись, зачем нефтяным компаниям участвовать в налоговых экспериментах, если они им невыгодны. Тем более что большая часть потерь Минфина является просчетом самих чиновников. «Когда НДД принимался в 2018 году, оценка выпадающих доходов проводилась при цене нефти $ 40 за баррель, а реальная цена в 2019 году составила $ 63,5 — это увеличило объем выпадающих доходов примерно вдвое», — сказал собеседник.

EADaily