Стояние на Угре калужского губернатора


Эксперт Online, 8.08.2019 17:18   –   expert.ru  


Идея сделать новой датой федерального значения еще одно историческое событие - окончание «стояния» на реке Угре во времена великого князя Ивана Третьего - принадлежит губернатору Калужской области Анатолию Артамонову. Следствием этого исторического действия стало, по версии ряда историков, окончание ордынского ига, поскольку с этого момента Московское княжество официально прекратило выплату дани. Тезис этот периодически оспаривается, поскольку есть те, кто считает, что дань князья прекратили платить, как минимум, на 7 лет раньше. Есть и те, кто полагает, что так называемые «ордынские выходы» московские государи платили и в XVI-XVII вв. - Иван III в духовном завещании 1504 г. наказывал своим детям платить «выходы» с своих уделов в Крым, Астрахань и Казань. Но вот в поздней официальной историографии принято брать за точку отсчета ноябрь 1480 года. Тогда хан Ахмат предпринял попытку взыскать московские долги, собрал серьезную армию, однако битвы не произошло: более месяца русские и ордынские войска стояли напротив друг друга, разделенные небольшой рекой, а затем ордынцы ушли обратно на Волгу. Уже через несколько месяцев сам Ахмат был убит агентами «тюменской» татарской партии, и Большая Орда погрузилась в серию междоусобных войн. Москву оставили в покое.Конечно, калужский регион, по сути  вошедший в большую московскую агломерацию, нуждается в поддержке своего исторического бренда, чтобы не раствориться в активной столичной экспансии. Поэтому появление подобных идей вполне естественно – нужны события, которые дали бы региону собственную идентичность и надежное место в истории. До сих пор каких-либо значимых федеральных событий, связанных с Калугой, не было, все роли оттягивала на себя Москва, и Артамонов хочет устранить эту несправедливость. Тем не менее, эта региональная инициатива - хороший повод подумать о том, как мы вообще воспринимаем свою историю, даже если видим в ней просто идеологический ресурс, материал для территориального брендирования или инструмент работы с федеральным бюджетом.Рассматривать прошлое страны можно по двум базовым моделям. Первая такова. Есть некая точка отсчета, к примеру, Московское княжество - корневая территория, сердцевина большого проекта. Развитие страны воспринимается через успехи и неудачи этой матричной основы: рост ее территории, отношения с соседями, культурные достижения и возможность обращать в свою веру и к своим ценностям новые народы. Разгром орды, отражение внешних вторжений, покорение Сибири, выход к морям, присоединение территорий на западе и востоке - каждая крупная позитивная веха может стать потенциальным праздником. Понятна и линейка героев для этой модели - князья, русские генералы, казаки, мореплаватели и авантюристы, которые способствовали росту исходной базы. Этот подход настолько привычен, что другого мы и не видим. На его основе построены работы известных историков и школьные учебники, киноблокбастеры и пласты художественной прозы. Он дал повод для многих культовых инициатив, включая калужскую. Через него вся история страны рассматривается с позиций «собирающего центра» - Москвы.

Возможна ли другая версия? Оказывается, что возможна. Называем ее «принципом экосистемы», который уравнивает положение частей, лишает исторический подход унифицированного вектора. Вот ее суть. Представьте, что вы смотрите на страну не с одного заданного ракурса, например, Москвы, а воспринимаете пространство государства целостно. В каждый момент времени в любой его области пульсирует своя жизнь. Различные народы и их лидеры, каждый со своими интересами, культурами и ценностями, живут своей полноценной личной и социальной биографией. Для самих себя именно они, а не Москва, есть система отсчета. Именно свои успехи и неудачи они воспринимают в качестве основной системы координат. Например, татары - народ сложной судьбы, народ второй по численности в России. Есть ли у них право рассматривать историю страны со своего горизонта? А прочему нет? Они, как и русские, находились внутри одного исторического пространства, ведомы были своими мотивами, своей траекторией движения. Собственно, признание относительной субъектности за отдельной территорией и составляет основу федерализма. К тому же и Россия в целом, и татары в определенной степени могут считать себя наследниками Золотой орды.Начать воспринимать историю страны объемно, из различных точек непросто. Но есть отличные прецеденты. Например, культовый современный писатель Алексей Иванов. Если взять его роман«Тобол» или более раннее произведение «Сердце Пармы», мы увидим, как удачно он реконструирует взгляд на события и с позиций московских служилых людей, и с позиций местных этносов, и через взгляд других участников. Каждый взгляд обладает своей внутренней правотой и своей внутренней логикой. Этот литературный эксперимент Иванова делает его творчество совершенно уникальным, дает автору шанс стать реальным классиком национальной литературы. Художественный феномен объемного зрения противостоит линейному идеологическому подходу. В культурологии подобный принцип развивал известный культуролог Леви-Стросс, который много писал о том, что каждую культуру надо понимать из нее самой, а не из некоего центра, например, Европы.У каждой позиции есть свои преимущества. Первый тип работы с историческим материалом обеспечивает простую и удобную схему. Он более функционален для решения отдельных задач и более прост, хорошо упакован в качестве идеологического продукта. По крайней мере, он не требует навыка держать голове множество факторов и ценностных платформ – достаточно одной. Но зато второй подход гораздо более аккуратен в предотвращении напряжения между культурами и территориями одной страны. Он более тактичен к государству как целому, не создает встречной провокации и позволяет учесть многокультурный характер государства. В конченом счете, он дает государству больше устойчивости.Впрочем, можно предложить компромисс. Скажем, продолжать поддерживать подобные даты на региональном уровне. Пусть, к примеру, для калужан, если они того хотят, событие на Угре станет реальным праздником, который войдет в каждый дом. В этот день нарядные люди выйдут на площади города и окрестных селений. Они будут тепло поздравлять друг друга, делиться подробностями той славной победы. Исторические реконструкторы живо и правдоподобном воссоздадут детали события, а детвора подхватит пластиковые мечи и шлемы. Будут концерты, фейерверк, и вечером в квартирах жителей Калуги вспенится холодное шампанское. Значительную часть расходов на праздник сможет взять на себя местный бизнес по мягкой просьбе администрации региона.Подобная позиция никак не снижает значимости повышения политической независимости русского княжества в результате военного маневра на Угре - стоит отметить, что в значительной мере успех был достигнут за счет союза московского князя с крымскими татарами. Важно также, что противостояние завершилось практически без жертв, если не считать мелких стычек и сильной эпидемии внутри ордынского лагеря. Об этом мало кто сейчас думает: истории нужны подвиги.Это событие могло бы стать символическим напоминанием о возможности бескровных побед, о том, что в какие-то моменты можно просто разойтись, как разошлись осенью 1480 года в разные стороны два войска.

<!–закончился блок статьи–> <!– Блок В тему –> <p><strong><a href=”https://blockads.fivefilters.org”></a></strong> <a href=”https://blockads.fivefilters.org/acceptable.html”></a></p>

Сегодня в СМИ