Вслед за Прибалтикой, которая мечтает избавиться от импорта российской электроэнергии, такой план вынашивает и Финляндия. Финны решили заменить дешевую российскую электроэнергию за счет ветряных и солнечных станций. По крайней мере, такой план озвучила местная госкомпания. Зачем финны ввязываются в эту авантюру и получится ли у них отказаться от российского электричества?

Государственная электросетевая компания Финляндии Fingrid опубликовала четыре сценария развития финской энергосистемы до 2035 года. Три сценария предполагают существенный рост числа ветроэлектростанций либо солнечных электростанций в стране и прекращение импорта электроэнергии из России, четвертый сценарий – переход к экспорту электроэнергии в Россию.

Для России это может означать потерю крупнейшего импортера российской электроэнергии, пишет «Коммерсант». Финляндия закупила в России в 2019 году 7 млрд кВт·ч на 22 млрд рублей. На страну пришлось 36% всего экспорта. Кроме того, под вопросом оказалось и строительство Росатомом АЭС «Ханхикиви-1». Fingrid допускает заморозку строительства на десять лет или полный отказ от проекта, передает газета.

Однако опрошенные газетой ВЗГЛЯД эксперты не спешат ставить крест на Финляндии. С одной стороны, производство солнечных панелей и ветряков становится все дешевле, и доля ВИЭ в Европе действительно растет, отмечает Артем Деев, руководитель аналитического департамента AMarkets. В 2020 году доля ВИЭ в электрогенерации на территории Европы даже превысила долю ископаемого топлива (нефти и газа), составив свыше 30%. За два десятка лет доля ВИЭ в электрогенерации Европы выросла на 20 процентных пунктов. Соответственно, снижается и стоимость производства такой энергии.

«Однако переход на ВИЭ как в Финляндии, так и в Европе в целом не будет быстрым. ЕС будет наращивать долю использования возобновляемых источников не более чем на 2% в год. Это длительный процесс. Европа еще долго не сможет отказаться от нефти, газа и угля», – считает Деев.

«Не стоит сгущать краски, – согласен доцент кафедры экономики промышленности РЭУ им. Г.В. Плеханова Олег Каленов. – Полный отказ от российской электроэнергии – это лишь один из сценариев развития энергосистемы Финляндии до 2035 года. Чтобы полностью стать углеродно-нейтральным государством за счет возобновляемых источников энергии – ветровых и солнечных электростанций – требуются колоссальные ресурсы. Кроме того, есть еще и природные ограничения».

Не ждет полного отказа Финляндии от закупки электроэнергии из России и старший эксперт фонда «Институт энергетики и финансов» (ИЭФ) Сергей Кондратьев. Более того, по его мнению, может сработать сценарий, когда всё будет продолжаться, как сейчас.

«В долгосрочном периоде, через 20-30 лет, Финляндия может увеличить выработку электроэнергии на ВИЭ. Но это не обязательно приведет к сильному сокращению импорта электроэнергии из России. Финляндия по-прежнему может нуждаться в импорте электроэнергии», – говорит газете ВЗГЛЯД Сергей Кондратьев.

Финляндия, в отличие от Прибалтики, которая решила выйти из энергокольца БРЭЛЛ и отказаться от закупки дешевой электроэнергии из России, мыслит не политическими категориями, а экономическими.

Есть много факторов, которые говорят в пользу того, что Финляндия продолжит импортировать электроэнергию из России, даже несмотря на активное развитие ВИЭ.

Во-первых, выработка электроэнергии за счет ветра и солнца не является стабильной и плавной. Наоборот, непредсказуемость выработки повышается, и Финляндия будет заинтересована в сохранении больших мощностей импортной электроэнергии для покрытия провалов выработки ВИЭ, говорит Кондратьев.

Во-вторых, с экономической точки зрения импортировать электроэнергию из России выгодней. Она окажется просто дешевле по сравнению с той, которая выработана на «зеленой» основе, отмечает Каленов. Даже несмотря на то, что электроэнергия от ветра и солнца постепенно становится дешевле.

«Финляндия всегда прагматично подходила к сотрудничеству с Россией, в отличие от стран Прибалтики», – говорит Кондратьев. В отличие от Прибалтики, которая всеми правдами и неправдами пытается отказаться от дешевой электроэнергии из России в пользу более дорогой из Евросоюза, у Финляндии такой идеи фикс нет. Финны, скорее всего, выберут тот путь, который более выгоден финской экономике и ее жителям.

«Финляндия, на мой взгляд, единственный претендент на то, чтобы реализовать пилотный проект по синхронизации энергосистем России (и вообще стран СНГ) и европейской энергосистемы. Сделать что-то подобное на украинском, белорусском или прибалтийском направлениях проблематично в силу политических обстоятельств. В случае Финляндии такой сложный проект может быть реализован», – говорит Кондратьев. Если такая синхронизация состоится, то это даст огромный импульс во взаимной торговле электроэнергией между странами, добавляет эксперт.

Стоит также понимать, что полный энергопереход на использование ВИЭ и отказ от ископаемых видов ресурсов в целом довольно утопичная идея. «Проблема в том, что для такого перехода нужно очень много различных ресурсов, которые находятся на грани исчерпания или их добыча должна вырасти в разы, чтобы цели по ВИЭ были достигнуты», – говорит Деев. Например, для производства солнечных панелей или литиевых батарей для электрокаров, чтобы полностью производить энергию за счет солнца и ездить без использования бензина, нужно гигантское количество разных металлов. Но их просто нет в требуемом количестве на планете.

«Спустя время правительства разных стран в своем стремлении к ВИЭ будут сталкиваться с проблемами роста стоимости в разы того же серебра или с недостатком нужных ресурсов. Производство электроэнергии в будущем будет все равно гибридным – за счет ветра, солнца, воды, нефти, газа и атома. Полного отказа от дешевой энергии из России, скорее всего, не будет»,

– уверен Артем Деев.

Переход Финляндии и других европейских стран на ВИЭ не является глобальным риском, согласен Кондратьев. На его взгляд, куда более серьезный риск связан с попытками ЕС распространить свой углеродный налог на другие страны, в том числе на Россию. Это снизит конкурентоспособность российской генерации электроэнергии, так как Брюссель может в итоге брать дополнительную плату за импорт электроэнергии.

Что касается риска заморозки финнами на десять лет реализации проекта АЭС «Ханхикиви-1» или вообще отказа от строительства этой станции, то с финансовой точки зрения это может оказаться даже на руку России.

Дело в том, что основная часть финансовых затрат и рисков ложится не на финскую сторону, а на Росатом, который для финансирования этого проекта может взять кредит 5 млрд евро, из которых до 2,4 млрд евро будет предоставлено из средств Фонда национального благосостояния.

«Главный риск не в том, что финны не дадут лицензию или разрешение или откажутся от проекта. Это как раз маловероятно. Главная проблема в том, что из 6,5 млрд евро инвестиций, финская сторона привлекает всего 1,6 млрд евро, а все остальное – больше 5 млрд евро – должен найти Росатом», – говорит Кондратьев. Занять столько денег для Росатома не проблема.

Риски в том, что по расчетам на момент заключения соглашения, для окупаемости проекта цены на оптовом рынке должны быть минимум 50 долларов за мегаватт в час, а они сейчас составляют около 20-30 евро за мегаватт в час. «Цены на электроэнергию на оптовом рынке Финляндии в последние годы остаются на очень низком уровне, и факторов для их роста не видно. Это создает риски для окупаемости проекта, в котором главным инвестором является Росатом. Это не уникальная ситуация для Европы. В Великобритании инвесторы в новую АЭС буквально требовали от правительства Великобритании гарантировать оплату электроэнергии по очень высокому тарифу, благодаря которому проект сможет окупиться. Такова конструкция рынка», – объясняет Сергей Кондратьев. Поэтому вопрос: быть ли проекту финской АЭС или нет, принимает скорее не финская сторона, а Росатом.

Взгляд