На нашем канале мы уделяем особое внимание реализации прорывных инициатив первого вице-премьера Андрея Белоусова по ускорению экономического роста

Система государственного капитализма определяет необходимость масштабных инвестиций в реальный сектор экономики. Именно для этого Белоусов продавил механизм СЗПК (соглашение о защите и поощрении капиталовложений).

Усилия Андрея Рэмовича оценил академик РАН Сергей Юрьевич Глазьев. Ниже публикуем главные тезисы Глазьева

Но обо всем по порядку:

Основные тезисы Глазьева:

«Очевидно, что с точки зрения как развития экономики, так и бюджетной целесообразности этот положительный (введение СЗПК) опыт надо масштабировать: налоговые вычеты окупятся сторицей за счет расширения налоговой базы благодаря сделанным инвестициям»

В целом, механизм СЗПК, который продавил Белоусов, Сергей Юрьевич оценивает более, чем положительно. Действительно, те бюджетные потери, которые понесет федеральная казна, окупятся моментально уже на инвестиционной стадии реализации проекта.

Исходя из этого, совершенно неясно, что там хотел посчитать Силуанов, который на протяжении полутора лет не мог утвердить основные критерии СЗПК.  

Тем не менее, Глазьев в традиционной манере обращает внимание на недостаточность механизма СЗПК:

«На совещании у главы государства не был поставлен вопрос о главном источнике финансировании инвестиций – долгосрочном низкопроцентном кредите. Фактически речь шла только о субсидировании расходов крупного бизнеса на инвестиции за счет собственных средств из госбюджета»

Да, это именно та проблема, на которую мы на нашем канале постоянно обращаем внимание. Государственникам удалось взять под контроль реальный сектор экономики и запустить определенные процессы. Тем не менее, ускоренное развитие невозможно без дешевых и длинных денег. А они находятся в финансовом секторе, которые, к сожалению, остается под полным контролем системных либералов.

Правительство Мишустина-Белоусова располагает весьма скудными ресурсами, которых недостаточно для развития страны. Крупнейшим источником является ФНБ, которые Белоусов преобразовывает в Фонд развития России. Однако его ликвидная часть составляет всего лишь 8.5 трлн. рублей. А если брать планку, выше 7% от ВВП, то меньше триллиона. Разумеется, это только пара процентов от необходимого.

Следующий тезис Глазьева:

«(необходимо) включать в состав участников СЗПК и СПИК государственные банки. Сегодня они вообще самоустранились от кредитования производственных инвестиций, доля которых в их активах упала до 5%. А ведь главная цель банковской деятельности – это трансформация сбережений в инвестиции. У них намного больше свободных денег, чем у правительства. В том числе, полученных в порядке рефинансирования от Центрального банка, то есть – от государства. Спрашивается, почему госбанки вместо кредитования инвестиций вкладывают государственные деньги в финансирование валютных спекуляций против рубля, подрывая макроэкономическую стабильность, лизинг импортных самолетов, нанося ущерб отечественной авиационной промышленности, другие операции по поддержке иностранных конкурентов?»

Глазьев очень точно подмечает тот вред, который наносят системные либералы, контролируя банковский сектор. Глазьев абсолютно обоснованно описывает механизм того, как должно работать финансирование экономики. Но, к сожалению, это невозможно, пока финансовый сектор находится под контролем монетаристов.

В целом, Сергей Глазьев в нескольких тезисах обозначил ту линию, которая проходит водоразделом между государственниками и системными либералами. Это разрыв между реальным сектором экономики и финансовым.

Борьба за финансовый сектор будет сложной. Государственникам удалось заполучить ФНБ. Уже в ближайшее время Фонд будет распечатан. Тем не менее, банковский сектор пока что является оплотом глобалистов. Нам достаточно сложно предсказать, как будут развиваться события и какие действия следует предпринимать государственникам для взятия финансового сектора под контроль. Впрочем, государственный капитализм диктует неизбежность данного шага. Поэтому будем следить за событиями.

Аврора