Европа напрасно понадеялась на американский СПГ

RP

Американский сжиженный природный газ выглядит спасителем Европы от обострения газового кризиса. Именно так расценили в ЕС новости о том, что танкеры с СПГ из США неожиданно развернулись по пути в Азию и направились в Европу. Газпром же, напротив, пытаются обвинить в рекордном росте цен на газ в ЕС из-за сокращения поставок по газопроводу «Ямал – Европа». Но в реальности дело обстоит с точностью до наоборот.

Танкеры с американским СПГ, направляющиеся в Азию, разворачиваются и отправляются в Европу, чтобы заработать на растущих там ценах на газ, пишут западные СМИ. Накануне европейские цены на газ подскочили до исторических рекордных 2150 долларов за тысячу кубометров, или 182 евро за мегаватт-час. По данным Platts, разница между европейскими и азиатскими ценами в настоящее время самая большая за всю историю наблюдений.

Виновником роста цен называют Газпром. Потому что он остановил поставки газа в Германию по газопроводу «Ямал – Европа» на 21-22 декабря и забронировал небольшие объемы транзита на январь по этому маршруту. На этих новостях цены в Европе и взлетели до небывалых высот.

Однако на новостях о том, что американский СПГ решил «спасти» европейский рынок в столь сложной ситуации, цены на газ в Европе опустились с утра до 1900 долларов за тысячу кубов. Но уже после обеда они снова выросли и превысили 2050 долларов за тысячу кубометров.

На самом деле, ни Газпром не является виновником роста цен на газ, ни американский СПГ спасителем европейских рынков от дефицита топлива.

Накануне глава компании «Оператор ГТС Украины» Сергей Макогон обвинил Газпром в газовом шантаже Европы «с целью скорейшей сертификации «Северного потока – 2». Верховный представитель ЕС по внешней политике и безопасности Жозеп Боррель указал, что именно так «многие считают». Украинский «Нафтогаз» пошел дальше и в среду подал жалобу в Еврокомиссию, в которой попросил обязать Газпром выставить на продажу через электронную платформу значительные объемы газа для поставки на украинско-российскую границу. Там уверяют, что Газпром специально уменьшил продажу собственного газа на европейском спотовом рынке, несмотря на растущий спрос, и ограничивает возможности других компаний поставлять дополнительные объемы газа в Европу и конкурировать с Газпромом. «Именно это является ключевой причиной кризиса и рекордного роста цен в Европе», – заявил глава «Нафтогаза».

Требования Украины смешны. Обязать Газпром поставлять определенные объемы можно только в рамках долгосрочных контрактов. А спотовый рынок – это свободная торговля краткосрочными объемами газа. Все свои контрактные обязательства Газпром выполняет, а продавать на спотовом рынке он не обязан. Но проблема в другом – европейские покупатели сами не хотят покупать там дорогой газ. Они предпочитают выбирать весь законтрактованный газ и доставать его из подземных хранилищ.

Американский СПГ на роль спасателя Европы в тяжелой кризисной ситуации тоже не подходит.

Во-первых, газовозы с американским СПГ пошли в Европу только когда цена на споте там оказалась выше, чем в Азии. Где же был американский СПГ все лето, осень и начало зимы? Он игнорировал проблемы европейского газового рынка и уходил в Азию. Потому что это коммерческий бизнес, а не благотворительность, и трейдерам американского газа так было выгодней. Азиатский рынок газа традиционно является премиальным по отношению к европейскому, то есть цены там выше. В редких ситуациях, которые обычно совпадают с газовыми кризисами, европейские цены оказываются на азиатских уровнях. И некоторые поставщики считают, что могут сэкономить на доставке газа в Европу, потому что маршрут короче.

«Доставка СПГ с американских заводов в Европу может стоить дополнительный доллар за тысячу британских термических единиц, а в Азию – полтора-два доллара. Кроме того, при поставках в Европу сокращается пустой пробег, то есть время и расходы на отправку обратно порожнего газовоза. Зачем везти в Азию, если в Европе можно продать партию за те же деньги, но быстрее отогнать газовоз обратно за новой партией топлива», – говорит заместитель директора российского Института национальной энергетики Александр Фролов.

По данным Platts, спотовые поставки СПГ в Европу оценивались примерно в 48,5 доллара за миллион британских тепловых единиц по сравнению с 41 долларом за миллион БТЕ в Азии. В октябре и ноябре цены в Азии в среднем были на пять долларов выше за миллион БТЕ по сравнению с ценами в Европе, сообщила брокерская компания.

Второй важный момент – нет никаких данных о массовых разворотах газовозов из Азии в Европу. Западные СМИ приводят всего два случая, когда танкеры с американским СПГ так сделали, и один случай – с разворотом австралийского СПГ.

Первый случай – американский танкер с СПГ Minerva Chios направлялся на восток недалеко от Индии, но развернулся и пошел к Суэцкому каналу, что вызвало предположение о его маршруте в Европу. Второе судно с американским СПГ развернулось у Малаккского пролива на прошлой неделе, а третье судно должно доставить остатки партии австралийского СПГ в Барселону 24 декабря (после того, как большая часть партии была отправлена в Китай в начале этого месяца).

Третий момент – именно уход американского и другого СПГ из Европы в Азию в 2021 году является одной из основных причин образования дефицита газа на европейском рынке. Это произошло именно потому, что европейцы редко подписывали долгосрочные контракты на поставку СПГ. Объемы этого газа в основном циркулировали на спотовом рынке Европы, который создал и лелеял сам Брюссель.

Кроме того, азиатские потребители предпочитают подписывать долгосрочные контракты на поставку газа с нефтяной привязкой, говорит Фролов. Тем самым Азия обезопасила себя от того, с чем в этом году столкнулась Европа – от ухода СПГ со спотового рынка, провоцирования дефицита и роста цены. Поэтому развернуть танкеры могут только с тем СПГ, который везли для продажи на спотовом рынке.

«Ни о каком новом тренде, что американский СПГ возвращается из Азии в Европу, говорить не приходится. На азиатский рынок приходится три четверти всех поставок СПГ в мире, а Европа и остальной мир делит оставшуюся одну четверть поставок», – говорит Александр Фролов.

«Конечно, если цены в Европе поднимутся еще выше, тогда те объемы газа, которые не защищены в Азии долгосрочными контрактами с нефтяной привязкой, могут развернуться и прийти на спотовый рынок Европы. Проблема в том, что Азии тоже нужен этот газ, а значит, там цены тоже пойдут вверх. Дальше может начаться гонка на выживание между европейским и азиатским газовыми рынками. Но я не думаю, что такое возможно в данной ситуации», – продолжает собеседник.

Собственно, утреннее падение газовых цен на фьючерсном рынке в среду может объясняться новостями об американском СПГ, идущем в Европу. Инвесторы на фьючерсном рынке, которые не всегда детально разбираются в тонкостях энергетических рынков, расценили это как тренд, что американский СПГ сейчас спасет Европу от газового кризиса, поэтому надо продавать фьючерсные контракты.

Однако разворот цен обратно в рост после обеда говорит о том, что инвесторам на фьючерсном рынке расшифровали реальное положение дел с возвращающимся СПГ. Им объяснили, что это не массовое, а разовое явление.

«Инвесторы на фьючерсном рынке чаще всего квазиигроки газового рынка. Они не подсчитывают какие реально объемы идут в Европу, смогут ли эти объемы удовлетворить спрос на внутреннем рынке. Они даже не думают о том, а какой спрос вообще сейчас есть на внутреннем рынке. А спрос на газ в ЕС в течение второй половины 2021 года активно сокращался ввиду замещения в электрогенерации газа углем. Просто потому, что уголь дешевле газа», – говорит Александр Фролов.

Надо понимать, что когда СМИ говорят о росте цен на газ в Европе, то, как правило, речь идет не о спотовом рынке, а о фьючерсном.

«Фьючерсные контракты отражают тревожное ожидание драматичного будущего, которое испытывают участники газового рынка Евросоюза. На фьючерсном рынке торгуют бумажными объемами, люди зарабатывают на финансовых инструментах. А на спотовом рынке предполагается торговля физическим товаром, где газ тут же меняет владельца. На спотовом рынке цены немного ниже, чем на фьючерсном, но они, конечно, тоже сильно растут. На движение фьючерсов может влиять абсолютно любая новость. Вчера – это снижение транзита по «Ямалу – Европе», сегодня – это разворот танкеров с СПГ из Азии в Европу, а завтра Кремль может заявить об увеличении поставок российского газа, и тут же начнется падение цен на фьючерсном рынке. Это нормальная ситуация», – рассуждает Фролов.

По его словам, в информационном поле Запада неправильно транслируется ряд вещей, чтобы отвести ответственность от людей, которые на самом деле ответственны за тяжелое положение в европейской энергетике.

Реальными причинами обострения газового кризиса в Европе сейчас является не Газпром, а, во-первых, сокращение производства электроэнергии на атомных электростанциях во Франции, а также на ветряных электростанциях в Германии и в целом в Европе. Во-вторых, ожидание холодной погоды. «Как будут справляться Германия с Францией и в целом Европа с такой погодой – не ясно. Инстинктивно всем участникам рынка понятно только одно, что нужно больше энергоносителей. Поэтому на фьючерсном рынке так остро реагируют на все новости о поставках газа», – заключает собеседник.

Взгляд

Подписаться на Русский пульс

Подпишись, чтобы не пропустить свежие статьи. Подпишись сейчас, чтобы читаться статьи, доступные только зарегистрированным пользователям.
pochta@mail.ru
Подписаться