У меня есть футуристическая теория, согласно которой в ближайшее столетие мир будет охвачен жестокими экономическими войнами государств с крупнейшими интернет-корпорациями. О том, что высокотехнологичные компании в будущем будут настолько сильны, чтобы конкурировать и противостоять целым странам, фантасты писали давно – вспомните хотя бы Робокопа, там могущественный концерн OCP собирался захватить Детройт. Первые и вполне реалистичные ласточки давно летают. Государства ощущают давление и сопротивляются.

И я даже не про затяжную и странную по своим итогам (то ли государство отступило, то ли интернет-гигант все-таки ключи сдал) войнушку Роскомнадзора с Telegram, и не про то, что устроили оппозиционные ТГ-каналы в Белоруссии. Все гораздо серьезнее. Например, финансовые власти США совместно с Конгрессом последовательно запретили сначала Facebook создавать собственную валюту Libra, а затем и Павлу Дурову не дали запустить криптовалюту Gram. Кстати, оба проекта свернули в ушедшем году, так что положим это в копилку итогов года, масштабных финансовых неудач.

Подобные действия властей формально оправдываются разумно: мол, ребята из Facebook, хотите заниматься деньгами, будьте добры подчиняться жесткому банковскому законодательству. Важность происходящего подчеркивали выступления Трампа, у которого, конечно, есть личные счеты с соцсетями, но проблема тем не менее глобальная.

Весь прошлый год длилась и другая история: США кошмарили китайский TikTok, собираясь его попросту запретить (очень грубо, но могут себе позволить!), а в декабре с новой силой активизировалась юридическая работа федеральных властей по двум основным «кейсам» – Facebook и Google. Федеральная торговая комиссия (FTC) впаяла антимонопольный иск Facebook, обвиняя его в «монополии на социальные сети и намеренном устранении конкурентов», причем речь идет не просто о гигантских штрафах, а о том, что Facebook может потерять два важнейших актива – Instagram и WhatsApp.

Несладко в декабре пришлось и крупнейшему в мире поисковику – за два дня власти США в лице 38 штатов подали против Google два новых антимонопольных иска, в которых обвиняют интернет-гигант в недобросовестной конкуренции. Аналитики пишут, что на этот раз с Google может быть все очень серьезно и иски могут обернуться превышающими капитализацию компании триллионами долларов штрафов. Проблема в обвинениях Google в том, что из-за его жадности миллионы американцев платят за услуги, которыми пользуются каждый день, гораздо больше, чем могли бы. Покушение на обывательский карман – нет преступления в Штатах хуже, в чем им можно только позавидовать.

Фото:  Franz-Peter Tschauner/DPA/ТАСС

Мы до таких баталий не доросли, и слава Богу. Хотя у нас есть своя войнушка с интернет-платформами, пусть помельче. Из свежего – принятый в декабре Госдумой законопроект, предусматривающий введение санкций против иностранных соцсетей и ИТ-ресурсов, если они начнут беззастенчиво заниматься «дискриминацией россиян». Против сайтов, которые будут нарушать право на свободу массовой информации, будут применяться такие меры, как блокировка, замедление трафика и административные штрафы. Официально поводом к появлению подобного законопроекта стало то, что с апреля этого года было зафиксировано «порядка 20 фактов дискриминации» со стороны Twitter, Facebook и YouТube, а цензуре подверглись такие средства массовой информации, как Russia Today, РИА «Новости», «Крым 24».

Однако, кажется, это еще и отголоски выборов президента США, когда Трампу ставили палки в колеса такие гиганты, как Facebook и Twitter. Причем последний стал бороться против действующего президента совсем уж грубыми методами, помечая твиты Трампа специальными галочками, ставящими под сомнение правдивость информации, идущей от него. Пресловутые галочки удивили многих – Америка, конечно, свободная страна, но чтобы крупнейшая мировая соцсеть с головным офисом в Сан-Франциско так бесцеремонно унижала руководителя своего государства, такого не припомню.

Возможно, в Госдуме кто-то очень живо представил, как на грядущих парламентских выборах какой-нибудь Facebook или Twitter начнет по своему усмотрению скрывать или, наоборот, показывать записи тех, кого он сам считает нужным. Хотя, полагаю, даже в понимании самого ярого защитника виртуальных свобод (к которым я себя отношу) это прямое и бесцеремонное вмешательство во внутренние дела государства. В конце концов, государственные и общественные институты отдельно взятой страны не виноваты, что все мы сегодня с удовольствием живем в зарубежных социальных сетях.

Но ладно – политика. Когда соцсети используются для популяризации насилия, жестокости, убийств, смерти – это точно нужно регулировать. Природа человеческая не имеет пределов ни вверх, ни вниз, но все-таки не Средние века, и транслировать колесование или пытки на дыбе сегодня нельзя. А еще, и это леденящая кровь тенденция уходящего года, палачи и убийцы, освоив телефоны и интернет, дошедший до самых нижних глубин общества, начали не просто убивать и записывать все на камеру, а еще и выступать на фоне трупов своих жертв, записывать безумные обращения, оправдываться, апеллировать к зрителям, рассказывать, что сейчас они поедут и убьют еще ребенка. Не хочется глубоко вникать в психологию зверей в человечьем обличье, но кажется, это что-то новенькое – приглашать в свидетели и чуть ли не соучастники преступлений пользователей соцсетей. Я знаю, что можно не смотреть, никто не заставляет. Но точно так же я знаю, что это случайно может увидеть ребенок.

Та же самая проблема и с так называемыми треш-стримами, которые осенью-зимой этого года подкидывали неприятные информационные поводы в СМИ. То один идиот в прямом эфире разбивает девушке голову об стол, то другой обдолбанный стример за донат в тысячу баксов выгоняет девушку на мороз, а когда она умирает, приносит ее домой и продолжает собирать деньги в прямом эфире на фоне посиневшего трупа, а потом будет разыгрывать драму на глазах у приехавшей, но уже бессильной скорой помощи.

Напомню, это не несчастные случаи, случайно попавшие на камеру, это стримы, прямые эфиры, общение блогера с подписчиками, в ходе которого ситуация выходит из-под контроля и заканчивается человеческими жертвами. То есть вопроса, должно ли общество защищаться от подобных деятелей, зрелищ и платформ, уже не возникает. Самому свободолюбивому пользователю понятно – что-то нужно делать. Они ведь после этих снаф-стримов миллионы подписчиков себе добавляют. В Средние века такого не было.

Другие материалы автора

А так – война государств и интернет-гигантов только начинается.

Взгляд