Чем вызвано нынешнее обострение отношений между Ираном и Азербайджаном и как далеко оно может зайти? Как в Иране относятся к резкому усилению влияния в регионе Азербайджана и Турции по итогам прошлогодней войны? На эти и другие вопросы информационно-аналитическому порталу VERELQ (Ереван) ответил эксперт Российского совета по международным делам (РСМД), корреспондент агентства ТАСС в Иране Никита Смагин.

Чем вызвана столь жёсткая реакция Ирана на действия и заявления Азербайджана? Ведь во время прошлогодней войны и сразу после неё Тегеран был довольно сдержан и даже поздравлял Баку с победой.

На протяжении большей части противостояния вокруг Карабаха Иран пытался занимать равноудалённую позицию между Азербайджаном и Арменией, не поддерживать открыто ни одну из сторон и продолжать сотрудничество с обеими республиками. В ходе последней войны в Карабахе Тегеран занимал примерно такую же позицию — стороннего наблюдателя, который пытается при этом обеспечить свои интересы в плане безопасности. В дальнейшем, когда Азербайджан победил в войне, Иран с одной стороны был этим не совсем доволен, его, скорее, устраивал статус-кво, который был до этого.

Теперь же ситуация стала меняться, и это очевидно могло привести к определённым результатам, которые могли Иран не устроить. Но при этом иранская сторона надеялась, что если занять нейтральную позицию и по итогам войны поддержать Азербайджан, просто риторически, поздравить его и никуда не продвигаться, то Азербайджан за такую позицию, за то, что Тегеран ничего против не противопоставил, и, по факту, поддержал Азербайджан, пойдёт на те уступки, которых требует Иран. Это касается в первую очередь террористов из Сирии, как называют в Иране боевиков, переброшенных Турцией из Сирии в Карабах осенью 2020 года, а также сил Израиля на территории Азербайджана.

Сегодня ситуация показывает, что Азербайджан на уступки по этим направлениям, прежде всего по сотрудничеству с Израилем не идёт. Более того, Иран продолжает беспокоить ситуация вокруг Карабаха и возможное обострение там в дальнейшем. И если говорить конкретно о последнем обострении, нужно понимать, что оно произошло не только с иранской стороны. Всë-таки, здесь речь идёт о взаимных претензиях, и заявления азербайджанской стороны не менее резкие. Можно вспомнить интервью Ильхама Алиева агентству Anadolu, которое во многом обострило ситуацию. Так что, речь скорее идёт о том, что Иран пытается просить, требовать у Азербайджана пойти на те уступки, которые в интересах Ирана, а Азербайджан, с учётом того, что ситуация изменилась и он чувствует себя гораздо более уверенным и гораздо более сильным в этой истории, пока на эти уступки категорически не идёт, и вот это привело к тому результату, который мы видим.

Насколько далеко может зайти нынешнее обострение? Или Тегеран просто ограничится жëсткими заявлениями и демонстрацией мускулов?

Очевидно, что стороны, как Азербайджан, так и Иран, совершено не заинтересованы в военном столкновении. И наиболее вероятный сценарий — ничего серьёзного не произойдёт, так как все понимают, что это достаточно рискованно. И Азербайджан, и Иран, в общем-то, заинтересованы в налаживании отношений. Есть совместные проекты, такие как"Север — Юг», есть взаимодействие по экономическому направлению, есть достаточно много других сфер для сотрудничества, которые уже работают в интересах обеих сторон. И понятно, что любое военное столкновение перечёркивает всë это взаимодействие, которое придётся сворачивать и идти в сторону конфронтации. А такая конфронтация непонятно когда закончится, даже если конфликт будет незначительным. Поэтому, это не приведёт к вооружённому столкновению. Хотя, когда войска перебрасываются к границе, то возможны эксцессы, которые придётся заглаживать, как-то урегулировать.

Почему официальные лица Ирана всë время в своей критике действий Баку вспоминают о влиянии Израиля в Азербайджане? С учётом враждебных отношений Ирана с Израилем, это говорит о том, что в Тегеране рассматривают власти Азербайджана как союзников Израиля и своих врагов?

Пожалуй, в нынешнем обострении ситуации между Ираном и Азербайджаном израильский фактор является самым важным для Тегерана. Иранцы заявляют, чти Израиль не просто поставляет технику, включая беспилотники Азербайджану, но и использует азербайджанскую территорию, чтобы шпионить, наблюдать за территорией Ирана. Тегеран, разумеется, такое никогда не приемлет, для него это красная черта, и вот именно эта история сейчас является главным раздражителем для иранцев, и именно это они в первую очередь выносят в публичную плоскость.

Сказать, что это автоматически делает Азербайджан врагом Ирана нельзя, так как есть огромное количество сфер для сотрудничества и Иран не готов просто так отказаться от этого сотрудничества. Но при этом главное условие для деэскалации, которое будет выдвигать Тегеран, это уменьшение влияние Израиля в Азербайджане. И, если Азербайджан пойдёт на уступки и прекратит позволять Израилю наблюдать за иранской территорией, то тогда, наверное, деэскалация возможна достаточно быстро. Но если Баку на это не пойдёт, то вероятно нас ждёт продолжение обострения ситуации.

Как в Иране относятся к резкому усилению влияния в регионе Азербайджана и Турции по итогам прошлогодней войны? В частности к возможному взятию ими под контроль коммуникаций через армянский Сюник и к угрозам Ильхама Алиева силой добиться открытия так называемого Зангезурского коридора?

Возросшее влияние Турции, конечно, беспокоит Иран. При этом Турция тоже является иранским партнёром, поэтому Тегеран старается не выносить эту историю в публичную плоскость. То есть, в претензиях, которые мы слышим в адрес Баку и вообще в связи со сложившейся ситуацией, Иран никогда публично не говорит, что его беспокоит возросшее влияние Турции. Разумеется, это не проговаривается, чтобы не обострять ситуацию на турецком направлении. Но, в целом, конечно, это вопрос важный, хотя немного менее важный, чем история с Израилем и его присутствием у северных границ Исламской Республики.

При этом Иран серьёзно беспокоят заявления со стороны Баку, что азербайджанские власти готовы силой проложить коридор из Азербайджана в Нахичевань. Это будет означать отсечение очасти Армении от Ирана. А Армения для Ирана является важным партнёром на Кавказе. Более того, учитывая, что Иран установил зону свободной торговли с Евразийским экономическим союзом, и Армения является единственной страной ЕАЭС, граничащей с Ираном, это направление является достаточно важным для Тегерана.

Как нынешнее обострение повлияет на политику Ирана в регионе?

Очень важно и то, что последние военные действия вокруг Карабаха не просто оказались локальной историей, но и достаточно серьёзно изменили расклад сил на Кавказе. И для Ирана эта история является предельно важной, так как прежний подход Тегерана — равноудалённость от Азербайджана и Армении и одновременное взаимодействие с ними, уже не работает. Если сегодня вопрос каким-то образом удастся урегулировать, снизить градус обострения, но почти наверняка похожие инциденты будут возникать и дальше.

EADaily