Угроза проникновения исламских экстремистов и террористов в бывшую советскую Среднюю Азию всегда была актуальной и стала еще более насущной после бегства американских войск из Афганистана. Но помимо внешней опасности существует и внутренняя, связанная с постепенной исламизацией общества, на которой пытаются играть правящие элиты, внедряя помимо национализма элементы панисламизма в государственную идеологию.

Пока значительное внимание уделено именно недопущению проникновения радикальных исламистов извне вместе с потоками беженцев. И это, конечно, правильно, так как в Афганистане при поддержке западных спецслужб активно взращивались местные филиалы «Исламского государства», «Исламского движения Узбекистана», уйгурских сепаратистов из «Исламского движения Восточного Туркестана» и прочие группировки, многие из которых базировались на севере страны.

Эта проблематика поднималась не раз на последних мероприятиях ОДКБ и ШОС. Президент России Владимир Путин в своем выступлении на одном из заседаний ОДКБ отметил, что важно не допустить инфильтрацию радикального исламизма на территорию стран – членов ОДКБ и пресекать вербовку их граждан в ряды экстремистов. Свою позицию Владимир Путин объяснил опасениями того, что, пользуясь безвизовым режимом с Россией, на ее территорию под видом беженцев смогут проникать боевики.

Безусловно, предпринимаемые меры по созданию внешнего оборонительного вала чрезвычайно необходимы в условиях роста численности ИГ и неспособности Талибана пока стабилизировать ситуацию в Афганистане. Но существует еще и внутренняя агентура в виде спящих ячеек, а также масса безработной обозленной молодежи и огромное число социально неблагополучных граждан бывших советских среднеазиатских республик, которые могут стать и становятся благодатной почвой для развития уже политического ислама.

При этом сами правящие элиты в Центральной Азии начинают активно использовать эту тенденцию, усиливая исламизацию общества уже в своих целях – в деле укрепления собственной деспотии. При этом в момент демонтажа светской системы ценностей используются именно постулаты панисламизма, исходящие из Анкары, которые являются составной частью неоосманской доктрины возрождения империи на новом историческом этапе.

Но их невозможно полноценно закрепить в господствующей националистической идеологии без политической и юридической реабилитации духовных лидеров басмаческого движения. Поэтому именно эти «невинно убиенные» муллы, ахуны и ишаны сейчас возвеличиваются пропагандой в Казахстане и Узбекистане, которым придается образ святых, хотя они являются предтечами нынешних исламских фундаменталистов и террористов.

Касым-Жомарт Токаев читает намаз.

Активную роль по реабилитации идейных вождей басмачества в Казахстане выполняет государственное Духовное управление мусульман Казахстана (ДУМК), инициировавшее на XXXI заседании Совета улемов принятие решения о проведения конференции по этой тематике. Мы уже писали об этом в своей предыдущей статье «Власти Казахстана привлекли Духовное управление для героизации басмачей и пособников нацистов».

Но помимо этого объявляется, что ДУМК будет активно пропагандировать мазхабы Абу Ханифы и акыды Матуриди, что является восстановление прежней преемственности от тех самых духовных деятелей, возглавлявших военно-религиозное басмаческое движение. Уже в самое ближайшее время оно будет объявлено по результатам деятельности государственной комиссии по реабилитации «национально-освободительным» и праведным, а соответственно будут открыты ворота для быстрой исламизации Казахстана.

Но раньше Казахстана по этому пути двинулась соседняя Киргизия, где после прихода к власти в результате очередной «цветной революции» Садыр Жапаров предложил ввести в среднеобразовательных школах урок «ыйману» (веры).

«Сейчас много выпускников исламских университетов, у которых нет работы — около тысячи человек, — сказал Жапаров. — Они будут преподавать детям в одной религии, в направлении нашего Муфтията. Тогда в течение 10-15 лет все войдет в одно русло. Это только в планах, мы обсудим и посоветуемся с муфтиятом, религиозными деятелями и специалистами министерства образования. Но это есть в планах».

Садыр Жапаров с верховным муфтием КР Замиром Ракиевым.

При этом сразу же Жапаров назначил директором Государственной комиссии по делам религий своего бывшего адвоката Акина Токталиева. Уже в ноябре прошлого года, когда шли дискуссии по поводу конституционной реформы, этот Токталиев заявил, что из основного закона страны следует убрать понятие «светскость».

«В Кыргызстане 98 процентов верующие и только 2 процента атеисты. Почти все население проводит религиозные обряды. В светском государстве граждане должны отрицать мусульманство, но никто же не отрицает! Наш народ сохранился благодаря исламу. А если бы наша страна была изначально светской, то мы забыли бы имя свое и исчезли как нация», — заявил он изданию Vesti.kg.

Правда, пытался возражать к его чести бывший глава Госкомрелигий Орозбек Молдалиев.

«У нас светское государство, – напомнил Молдалиев. – Есть закон об образовании, в котором не указывается, что в светских школах ученики должны изучать религию. В 2014 году ввели пилотный проект «История религиозной культуры», и в некоторых школах он введен. Этот предмет разрабатывали полтора года, чтобы понять, как его лучше преподавать. Если Жапаров хочет ввести «Ыймануу», то, значит, нужно менять закон об образовании и вводить религиозные дисциплины. Мы знаем, к чему это приведет».

Но Садыр Жапаров задумал такой реакционный поворот не случайно, а видя, что религия уже проникла во все поры государственного аппарата и общества. Чего стоят только одна статистика, показывающая, что на 1 января 2020 года в стране действовало 2688 мечетей. Тогда как в 1990 году количество таких мечетей составляло 39.

Кроме этого в Киргизии исламизацию долгие годы поддерживают спонсорские программы Королевства Саудовской Аравии, Турции и других стран. Исламские принципы закладываются и в экономическое сотрудничество. В Кыргызстане успешно функционирует «ЭкоИсламикБанк», «Исламский Финансовый Центр» и другие организации. Безусловно, Анкара стремится навязать странам ЦА свои культурные связи, чтобы усилить роль исламской идентичности в республиках Центральной Азии. На сегодняшний день именно Турция является катализатором нарастающей роли ислама в республике.

Тревожные факты проникновения в силовые ведомства сторонников политического ислама озвучивает полковник ГКНБ в отставке Таалайбек Джумадылов:

«К сожалению, на сегодняшний день ГKНБ и правоохранительные органы, вместо того, чтобы заниматься своей непосредственной работой, делают всё наоборот. А именно, не они проникают в эту среду через агентурное и техническое внедрение, а, наоборот, представители религиозных структур осуществляют проникновение. Причём порой даже в руководящие звенья. Я уже не говорю даже о проникновении религиозных апологетов в органы государственной власти. Если, например, молельный дом строится в здании Жогорку Кенеша… При этом работники правоохранительных органов, призванные с этим бороться, сами являются приверженцами, причём открытыми. Приехали! Вот и всё!».

Очевидно, что это попытка правящих элит сыграть на процессах культурно-образовательной деградации в обществе, где грамотность у молодежи постепенно заменяется исламским богословием. Правящая элита собирается таким образом в дальнейшем управлять темной массой, отравленной национализмом и религиозным мракобесием. Правда, получится ли – очень большой вопрос.

В этом же фарватере движется и «либеральный» режим Шавката Мирзиеева в Узбекистане. В июле этого года президент РУ подписал закон «О свободе совести и религиозных организациях» в новой редакции, где он снимает запрет на ношение хиджаба и других культовых одеяний в общественных местах, в том числе и школах, а также упрощает регистрацию религиозных организаций. Ликвидировать и приостанавливать их деятельность теперь возможно только через суд.

Читайте продолжение на "ПолитНавигаторе"...