По итогам выборов в соседней с нами Норвегии должна произойти смена власти. Правоцентристская коалиция нынешнего премьера Эрны Сульберг, скорее всего, уступит место левоцентристской экс-главы МИД Йонаса Гара Стёре. Такой вариант можно считать выгодным для России, ибо у руля скандинавского королевства окажутся силы, более настроенные на сотрудничество с ней. Увеличение контингента США у наших северных границ может замедлиться. Но сверхиллюзий, конечно, питать не надо.

Внимание к норвежской политической жизни в нашей стране весьма слабое. Между тем Норвегия — сосед России, член НАТО, на её территории к тому же размещаются военные объекты США. За последние годы число американцев на норвежских базах возросло, а учения вблизи российских границ стали чем-то обыденным. Да и с самой Норвегией есть спор относительно хозяйственной деятельности на Шпицбергене и лова рыбы вблизи арктического архипелага. Так что вопросы безопасности на норвежском направлении стоят совсем не праздные.

Норвегия — один из крупнейших независимых производителей нефти и газа в мире. Она здесь выступает и как конкурент, но в ряде случаев — как партнёр России. Скандинавы — лидеры в производстве нефте- и газодобывающего оборудования, способного работать в полярных широтах, заменить которое нам очень непросто. Долгие годы Норвегия была главным поставщиком рыбы в нашу страну. Поддержав санкции ЕС и США, северяне лишились российского рынка. Впрочем, знаменитый белорусский лосось имеет понятно какое происхождение…

Что касается общего характера российско-норвежских отношений, то они, безусловно, оставляют желать лучшего. Можно вспомнить, как в Норвегии сняли сериал о российском вторжении. А в прошлом году премьер Эрна Сульберг обвинила Россию в хакерской атаке на сайт Стортинга (парламента). Однако же, несмотря на это, российско-норвежские отношения сохранились. Их уровень явно выше, нежели у отношений России со Швецией и Данией. Хотя понятно, что вопросы той же экологии в Арктике или рыбного промысла нас сближают.

Так или иначе, Норвегия — совсем не последняя для нас страна в мире. И от того, кто заседает в Стортинге, и кто сидит в правительстве, во многом зависит спокойный сон жителей как минимум Мурманска и Архангельска. Нельзя сказать, что тема России была центральной в ходе норвежской предвыборной кампании, но её в том или ином виде затронули все без исключения ведущие партии. И определённые расхождения по тому, как они видят отношения с нами, между ними обнаружились.

Наиболее лояльной к России политической силой Норвегии можно считать крайне левую партию «Красные». Её представители демонстративно навещали Крым, им категорически не нравится то, что творится на Украине. Партия настаивает на выходе из НАТО и выводе с территории своей страны американских военных. Естественно, что ей не нравятся антироссийские ограничительные меры, которые она бы хотели отменить. Она смогла заручиться поддержкой 4,7% избирателей, и получит восемь из 169 мест в Стортинге.

Социалистическая левая партия — своего рода умеренные коммунисты-экологисты. Они тоже полагают, что Норвегии можно подумать о выходе из НАТО и заменить его на Северный оборонный пакт. По мнению этой силы, антироссийские санкции только навредили норвежской экономике. И хотя партийцам не нравится внутренняя политика России и «положение с правами человека», сотрудничать они готовы. Данная партия смогла набрать 7,5% голосов и будет располагать 13 депутатскими мандатами.

Рабочая партия — умеренно левая сила, длительное время находившаяся у власти. Ею долго руководил нынешний генсек НАТО Йенс Столтенберг. Удивительно, но в его бытность премьером отношения Норвегии с Россией были не самыми плохими. Двум государствам даже удалось частично разграничить морские пространства в Баренцевом море, что не получалось почти 100 лет. Но с тех пор много воды утекло, и тот же Столтенберг говорит о России как об угрозе. Хотя всё же к «горячим русофобам» его не причислишь…

Сегодня умеренные норвежские левые не ставят под сомнение членство Норвегии в НАТО и антироссийские санкции. Они ругают Россию за политику на Украине, в Сирии, нарушения прав человека. Тем не менее, лидер партии и экс-глава МИД Йонас Гар Стёре упрекал нынешнее правительство в том, что оно мало внимания уделяло диалогу с Россией. Вызывает у левых сомнение и необходимость увеличения числа американских военных… Партия в итоге заняла первое место, получив 26,4% голосов и 48 депутатских кресел.

«Зелёные» традиционно уделяют внимание правозащитной тематике, положению секс-меньшинств и вопросам экологии. Так что это по определению неприятная России партия, которая обвиняет нас в подрыве международной безопасности. Но на фоне коллег из других стран норвежские «зелёные» выглядят поумереннее, признавая важность диалога с нашей страной. К тому же они выступают против роста американского военного присутствия в Арктике и повышения военных расходов. Эта сила набрала 3,8% и завоевала три депутатских кресла.

Отношение к России Либеральной партии, а также выражающей интересы сельского населения Партии центра (скорее социал-либералы) и христианских демократов (жёстких консерваторов) мало отличается. Все они поддерживают рост военных расходов и увеличение военного контингента США. Все они крайне недовольны политикой России в последние 10 лет, и полагают, что скандинавскому королевству надо бы принять соответствующие меры. Впрочем, важность приграничного и арктического сотрудничества с Россией они не отрицают.

В принципе, их подходы весьма близки либералам и проамериканской части консерваторов-евроскептиков в других странах Европы, но, как и «зелёные», они смотрятся поумереннее. По результатам выборов, Партия центра набрала 13,6% и 28 депутатских кресел, либералы — 4,5% и восемь кресел, христианские демократы — 3,8% и три места в парламенте соответственно. И теперь с высокой вероятностью Партия центра, занявшая третье место, войдёт в состав новой правящей коалиции. А две другие оттуда, судя по всему, выйдут.

Консервативная партия (по идеологии — скорее либерал-консерваторы) во главе с премьером Сульберг вот уже восемь лет находится у власти. Это с её подачи Норвегия присоединилась в полном объёме к антироссийским санкциям, увеличила военные расходы и американское военное присутствие. Сама она, правда, воздерживалась от особенно резких выпадов в адрес России, а вот её коллеги по партии порой не стеснялись употреблять слово «противник», которого, естественно, надо сдерживать.

«Ложкой мёда в бочке дёгтя» здесь может выступать тот факт, что всё же сотрудничество с Россией в приграничных и арктических вопросах сохранилось, а сама Сульберг в 2019 году побывала с визитом в Петербурге (что по нынешним временам уже не так уж плохо). Так что правящие норвежские либерал-консерваторы — явно не лучший вариант для России, но не самый плохой, если сравнить их с коллегами из других стран. Получилось второе место — 20,5% голосов и 36 депутатских мандатов, что для сохранения власти маловато.

Крайне правая, антииммигрантская Партия прогресса — относительно лояльная России сила. По сравнению с подобного рода партиями Швеции, Дании и Финляндии, в риторике которых полно критики России, её и вовсе можно считать «пророссийской». Она сомневается в эффективности санкций, более-менее понимает действия РФ в Крыму. «Прогрессисты» выступают за рост военных расходов, однако же связывают такой шаг не с Россией, а с борьбой с исламизмом и незаконной миграцией. Партия набрала 11,7% и получила 21 депутатское кресло.

Премьер Сульберг уже признала поражение. И теперь Йонас Гар Стёре наверняка сформирует новый кабинет в составе Рабочей и Социалистической левой партий, центристов и «зелёных». Две последние — совсем не лучший вариант для России, но левые социалисты в какой-то степени их уравновесят. Что касается «главной» партии коалиции, то социал-демократы традиционно расположены к нам больше либерал-консерваторов. Так что подобный исход можно считать для России неплохим.

Основной вопрос для России — продолжится ли увеличение военного контингента США у наших северных границ? На его полный уход рассчитывать, конечно, не стоит — членство в НАТО оспаривает лишь одна из четырёх партий будущей вероятной коалиции. Но вот приостановить приезд новых американских военных — вполне возможный вариант. Тем более, что на хрупкую экосистему северных широт они действительно влияют плохо, а рисовать себе дополнительную мишень на лбу большинство норвежцев вряд ли хотят — даже если тёплых чувств к России у них особо нет.

Таким образом, появляется шанс на некоторое, пусть и не очень значительное, улучшение российско-норвежских отношений. Хотя скандинавы, не будучи членом Евросоюза, скорее продолжат придерживаться линии, схожей с Германией, Францией или Финляндией. Но на фоне Швеции или Дании, отношения с которыми иначе как плохими (пусть и не самыми плохими) не назовёшь, это уже не так скверно. Главное тут — не питать лишних иллюзий.

EADaily