Специальную группу боевых кораблей для «отслеживания российской подводной деятельности в Атлантике» создают ВМС США. Почему Соединенные Штаты озаботились проблемой российских подлодок именно сейчас, как противолодочные операции проводились ими в советское время – и какие странности содержит это решение американцев?

США, похоже, берутся за старое – создают постоянно действующую противолодочную группировку надводных сил в Атлантике. Наши подводники с такими вещами уже сталкивались в ходе холодной войны. Прямо скажем – знакомство было не очень приятным. Но нынешняя ситуация существенно отличается от прошлой.

Напомним: создается оперативная группа Greyhound («Борзая») в составе эсминцев «Дональд Кук» (Donald Cook) и «Томас Хаднер» (Thomas Hudner), а с 2022 года –  «Салливанс» (Sullivans), еще позднее – «Коул» (Cole) и «Грейвли» (Gravely). Оперативная группа будет базироваться на базах ВМС США Мэйпорт во Флориде и Норфолк в Вирджинии. Достижение боеготовности – июнь 2022 года. Как сообщается, командующий надводными силами ВМС США в Атлантике Брендан Маклейн заявил, что группа «предназначена для обеспечения флота предсказуемыми, постоянно готовыми и полностью сертифицированными военными кораблями», готовыми «выполнить весь спектр задач, включая отслеживание российской подводной деятельности в Атлантике и защиту родины на море». Иначе говоря, это прямой сигнал: США создают специальную группу в Атлантике именно для борьбы с российскими подводными лодками.

Зачем им это, если ничего подобного в последние годы не было? Сначала немного истории.

Советское подводное наступление и американский ответ

Много лет содержание холодной войны на море в значительной своей части сводилось к следующему – наши подлодки с баллистическими ракетами дежурили не слишком далеко от американских берегов, в готовности к нанесению по США ядерного удара, а американцы пытались пристроить к каждой или атомную подлодку, или надводную боевую группу, чтобы, если дойдет до войны, не дать осуществить пуск. В этом американцам сильно помогала система гидрофонов СОСУС (Sound Surveillance), способная обнаруживать наши подлодки тех лет с большого расстояния. По данным системы на поиск отправлялась патрульная авиация, которая сначала находила лодку, а потом наводила на нее или свою лодку-охотник для скрытого слежения с записью т. н. гидроакустического портрета, или надводные корабли.

В 80-е, в ходе последнего обострения холодной войны, американцы начали играть по-жесткому. Они не просто следили за нашими подлодками со своих кораблей, а «гоняли» их активными посылками гидролокаторов и имитаторами глубинных бомб (последнее – вблизи территориальных вод США).

Только один пример. В марте 1985 года на боевую службу пошла подлодка Тихоокеанского флота К-258 проекта 667АУ с баллистическими ракетами. Старый ракетный комплекс Д-5 на этой лодке имел небольшую дальность, на боевые службы лодка ходила поближе к американскому побережью. Дальше по схеме – СОСУС, патрульная авиация, другие силы... вот только другими силами на этот раз оказались две поисково-ударных группы по четыре корабля в каждой. И американцы нашим, что называется, дали по полной – лодку гоняли от Гавайев до Алеутской гряды, постоянно имитируя атаки на нее, полосуя корпус активными «посылками» своих гидролокаторов. Несмотря на применение средств гидроакустического противодействия, оторваться лодке не удалось. Все закончилось только тогда, когда американцы, что называется, наигрались.

Естественно, в ходе реальной войны лодку бы уничтожили. Примерно вот так это выглядело, и примерно вот это нам, видимо, хотят показать сейчас. Но, тем не менее, у события есть странность.

Вопросы по предназначению

У ВМФ СССР лодок было очень много, что требовало от США серьезных мер по противодействию им, даже несмотря на американское техническое превосходство. У России сегодня ситуация кардинально другая. С одной стороны, подлодки с баллистическими ракетами сегодня в Атлантику и Тихий океан не ходят – незачем, и ракеты, которыми вооружены старые подлодки проекта 667БДРМ, и «Булавы» с «Бореев» достают США даже от пирса, из прибрежных районов тем более.

Остаются многоцелевые подлодки. Но тут у России есть некоторые проблемы – и самих лодок осталось мало, и из-за проблем с их ремонтом на ходу считаные единицы. К концу этого десятилетия у Северного флота в лучшем случае будет шесть подлодок – модернизированный «Леопард» проекта 971 (единственная лодка проекта, получившая полноценные ремонт и модернизацию), «Северодвинск» проекта 885 «Ясень» и четверка «Ясеней-М».

Это никак не тянет на угрозу для всего западного мира. Но есть два нюанса. Во-первых, в кораблестроительную политику флота может вернуться здравый смысл. Тогда ВМФ, наоборот, превратится в смертельную угрозу к тому же 2030-му – при отказе от нынешних ошибочных подходов нарастить военную мощь будет несложно, все возможности для этого имеются.

Но даже если этого не произойдет, то существует фактор Китая. Китайцы, с некоторой вероятностью, могут запустить в подводном кораблестроении такой же «конвейер», который они запустили в надводном. И тогда американцы, с их проблемами в кораблестроении, обнаружат, что, вообще говоря, кораблей-то им и на Россию, и на Китай не хватает. И на Атлантику оставят настолько небольшое количество сил, что для них и скромные подводные силы Северного флота окажутся значимой угрозой.

Все эти выкладки будут, видимо, верны для конца текущего десятилетия. И вот тут-то и возникает странность – если и теоретическое возрождение отечественного подплава, и компенсирующая нашу слабость китайская угроза – это конец десятилетки, то почему американцы начинают все это сейчас? Их так беспокоят несколько ходовых атомоходов Северного флота России? Наиболее вероятный ответ – скорее всего, это делается в учебных целях, для отработки нужных тактических приемов в условиях недостатка сил.

Учебка

В мире отчетливо чувствуется будущая война. Но флоты мирного времени забюрократизированы, карьеру там зачастую делают не воины, а приспособленцы. В ВМС США тут тоже, мягко говоря, не без проблем. В качестве иллюстрации проблемы стоит привести пример Майкла Абрашофф – бывшего командира эсминца «Бенфолд» типа «Арли Берк». Абрашофф в своей книге «Это мой корабль» приводит пример противолодочных учений, в которых должен был участвовать его эсминец и два других корабля, а противником выступала американская же атомная подлодка.

Цитата: «...перед нами была поставлена задача обнаружить подлодку ВМС США, которая выполняла роль противника, и скрыться от нее. Задача подводной лодки заключалась в том, чтобы обнаружить и потопить корабль, на котором находился командующий. За данное тренировочное занятие отвечал командир Gary, что определялось его превосходством в ранге, но за три дня до проведения учений нам всем еще не был сообщен план действий.

...

Я вызвал в свою капитанскую каюту моряков, обслуживающих гидролокационную установку, а также соответствующих офицеров... Ко всеобщему удивлению (и моему тоже), они разработали такой хитроумный план, который я раньше никогда не встречал. Мы предоставили его на усмотрение начальства, но и командующий, и командир Gary отвергли его...

...Победу одержали традиции и устаревшие порядки. В результате лодка уничтожила все три корабля, причем ее команда даже не вспотела!»

Абрашофф был хорошим командиром, на какой-то момент лучшим в надводных силах ВМС США, а его корабль оказался одним из самых боеспособных. Он смог в короткие сроки поднять и моральное состояние и подготовку экипажа. Но его «съели», адмиралом он не стал и более того – из ВМС ему потом пришлось уйти. В предвоенное время, однако, такие эксцессы недопустимы – нужны именно боевые командиры, и они должны хотеть и уметь воевать.

В октябре 2019 года в составе подводных сил ВМС появилась «эскадра агрессоров» (Aggressor Squadron, AGGRON), тренировочное подразделение с медведем и драконом на эмблеме, которое должно обучать экипажи подлодок тому, как воюют россияне и китайцы. Теперь, по всей видимости, пришла очередь и надводных сил. Это небольшое формирование эсминцев в Атлантике с высокой вероятностью будет именно тренировочным, предназначенным для отработки новых приемов противолодочной борьбы в условиях, приближенных к реальным – огромный театр военных действий, недостаток сил и хоть и редкие, но зато настоящие российские подлодки. При этом следует отметить, что особо секретные «заготовки» для подлодок противника американцы будут скрывать, отрабатывая их на своих подлодках.

Теперь можно заранее, в мирное время отработать оптимальные способы решения боевых задач в будущем, взаимодействие в корабельных группах, тактические схемы для небольшого отряда боевых кораблей, действующего с минимальной поддержкой, и останется время для того, чтобы внедрить все наработки в руководящие документы, довести их до всех кораблей ВМС и потом отработать на учениях уже всем флотом. Также можно будет проверить в деле различную перспективную технику. Просто еще один шаг по подготовке к будущей войне. Видимо, со следующего года они начнут интенсивную подготовку.

Хорошего для ВМФ РФ в этом нет, если честно, ничего. Современным гидроакустическим комплексам, работающим в низкочастотных диапазонах с активным гидроакустическим «подсветом» и буксируемой за кораблем антенной, без разницы – шумная подлодка или нет, ее все равно обнаружат. А ширина полосы, в которой группа из нескольких эсминцев сможет обнаружить подлодку, составляет сотни километров. К тому же они смогут наводить на обнаруженные наши подлодки свои. Видя, как к войне готовятся другие, ВС РФ стоит объективно и непредвзято посмотреть на то, как к ней готовимся мы.

Взгляд