До конца осени в Россию должен прилететь одиозный и влиятельный переговорщик – Виктория Нуланд, недавно повышенная до зама госсекретаря США по политике. Такие вопросы, как, например, урегулирование в Донбассе, нужно обсуждать именно с Нуланд, но есть проблема – она в черном списке и ей закрыт въезд в РФ. За что на Нуланд наложили санкции? И что в такой ситуации делать?

«Проблему Нуланд» или «казус Нуланд» пытаются разрешить не менее двух недель, с российской стороны первой об этом писала газета «Коммерсант». Заместителю госсекретаря США по политическим вопросам очень нужно на переговоры в Россию, но въехать она не может, поскольку находится в черном списке: на американские персональные санкции мы отвечали аналогичными своими.

В случае Нуланд это известно абсолютно точно: в 2019 году она, как частное лицо, не смогла попасть на международную конференцию, проходившую в Москве. Дело в том, что российские черные списки, в отличие от американских, имеют закрытый характер. Внесенное в них лицо узнает о том, что ему закрыт въезд в Россию только тогда, когда обращается за визой – так обиднее.

Казус в том, что высокопоставленных карьерных дипломатов (а Нуланд как раз из таких), если они не совершили буквального преступления против принимающей стороны, в черные списки обычно не вносят – нерационально, поскольку парализует механизм дипломатии как таковой. Подобного стараются избегать и в России, и на Западе.

То же обычно относится и к главам государств. Хотя исключения есть, например, под российскими персональными санкциями находится действующий президент Черногории Мило Джуканович – заслужил.

Но Джуканович все-таки политик, а Нуланд – дипломатический работник с огромным стажем, считающийся профильным специалистом по России. Накладывать санкции на таких «рабочих лошадок» как будто бы себе дороже: вот и сейчас нужно с Нуланд переговорить по вопросам болезненной значимости, да только не можем.

Разговор с ней будет об Украине и Донбассе. В идеальном для нас варианте он будет строиться как поиск ответа на вопрос, как именно американцы надавят на президента Владимира Зеленского, чтобы он начал реализовывать Минские соглашения. Причем Нуланд, как ни странно, тот человек, с которым можно найти понимание по этому вопросу. В 2016-м она прямо заявляла украинцам: соглашения, конечно, неудачные, но вы под ними сами подписались, вот и выполняйте.

Шансов на то, что именно так разговор и будет построен, в реальности немного. В любом случае разговор это строго конфиденциальный – а значит, очный, «не телефонный», несмотря на то, что в ковидную эру большая часть переговоров проходит онлайн. С учетом хронического недоверия между нами и американцами, а также склонности последних к изощренному шпионажу, «уж лучше вы к нам». Да только – «ой, вы к нам не можете, вы в черном списке». Что делать будем?

Взгляд