Общественное мнение не меняется сиюминутно


Кавполит, 16.09.2016 22:35   –   kavpolit.com  


Уже сейчас есть заметное число политически активных людей, которые заведомо считают результаты выборов, например, в Дагестане, нелегитимными

Северный Кавказ, как бы ни хотелось обратного экстремистам с разных флангов политического фронта, был, есть и останется неотъемлемой частью Российской Федерации.

Это значит, что и выборы в макрорегионе должны проходить на тех же основаниях и принципах, что и в остальных областях, краях, республиках и автономных округах. Эти принципы, напомню, — конкурентность, открытость и легитимность.

Последняя прямо зависит от первых двух.

В целом по России – в этом сходится большинство политологов – федеральным и местным властям удалось обеспечить и конкурентность, и открытость выборов, а значит, серьезных сомнений в легитимности возникнуть не должно (если, конечно, особо рьяные борцы за кажущийся им «правильным» результат не испортят все в последний день).

Но, главное, у тех, кто отвечает за выборы на федеральном уровне, есть однозначное понимание – имитационная демократия опасна для государственной машины.

Это как заправлять настоящий автомобиль водой. Пожара заведомо не случится, но и уехать никуда не получится.

В первые дни после начала избирательной кампании конкурентность на выборах в СКФО зашкаливала. Более того, среди претендентов на выдвижение от «Единой России» она началась еще раньше.

В самом изначально конкурентном Южном округе избирателям оставили лишь двух реальных политиков

По данным сайта «Депутат.Клуб», предоставившего гражданам возможность предварительно проголосовать по интернету за своего кандидата – сперва на праймериз ЕР, а потом и непосредственно на выборах в Госдуму, южные регионы России были в числе лидеров по активности кандидатов и избирателей.

Причем активности как честной, когда люди сами голосовали с компьютеров и телефонов за своих кандидатов, так и нечестной – когда за кандидатов голосовали специальные программы – «роботы» (эти «голоса» потом приходилось аннулировать).

По числу сильных самовыдвиженцев Дагестан поначалу лидировал не только в масштабах федерального округа, но и в масштабах страны. Но постепенно конкурентность была сведена до общероссийской, а потом и до минимальной: одномандатников стало в два с лишним раза меньше.

Те, кому интересны детали, уже, наверное, прочитали статью Рамазана Магомедова, пересказывать ее нет смысла. Разве что добавить, что от поддержанной Михаилом Ходорковским Юлии Юзик наблюдатели ждали более активной кампании.

Тем не менее, в самом изначально конкурентном Южном округе вместо выбора из как минимум пяти сильных кандидатов избирателям оставили лишь двух реальных политиков. 

Не обошлось без скандалов в Карачаево-Черкесии, где сильный самовыдвиженец Алий Тоторкулов был снят с выборов за сокрытие судимостей.

Регулярно приходили скандальные новости из различных муниципалитетов Ставрополья.

Тихо и спокойно избирательная кампания прошла в Чечне – в том, что так будет, мало кто изначально сомневался

В Северной Осетии в последнюю неделю добровольно снялись с дистанции кандидат от КПРФ Роберт Кочиев и лидер местного отделения «Патриотов России» Арсен Фадзаев.

Последнему, как говорят, пообещали за это решение пост члена Совета Федерации от республики.

Тихо и спокойно избирательная кампания прошла в Чечне – собственно, в том, что так будет, мало кто изначально сомневался.

Таким образом, начав по части конкурентности, что называется, за здравие, к концу кампании многие регионы Северного Кавказа подошли в ситуации за упокой. Выбор у избирателя, безусловно, остался, но заметно беднее, чем мог бы быть.

И тут мы переходим ко второму обязательному пункту – открытости. Какие-то решения  по сокращению числа зарегистрированных были приняты вполне открыто – даже если кто-то с ними не согласен.

От «токсичных» сборщиков подписей не застрахован ни один кандидат, да и сокрытие судимости – действительно, серьезное нарушение – за это снимали кандидатов по всей России, и ЦИК не вступался.

Но помимо открытых судебных решений было и множество подковерных, о которых общественность узнавала по «сливам» и утечкам: в процессе любой борьбы бульдогов под ковром наружу обязательно высунется то мохнатая лапа, то хвост, то ухо.

Начав по части конкурентности за здравие, к концу кампании многие регионы СКФО подошли в ситуации за упокой

И это, безусловно, минус. Собственно, об отношении к голосованию политически активных граждан можно судить по опросу на сайте КАВПОЛИТа, согласно которому лишь 24% собираются идти на выборы, а почти в два раза больше вообще не верят в честные выборы.

Тревожный симптом, но его сложно назвать исключительно кавказским явлением. Общественное мнение крайне консервативно – не только на Кавказе, это общемировое явление, не зависящее от степени урбанизации или эмансипации.

Например, среди московских либеральных пользователей Facebook в последние дни царит традиционное уныние – мол, голосовать не за кого, а даже если и проголосовать, наверняка не так посчитают, да и что это меняет, и прочая, и прочая.

Это при том, что в большинстве московских избирательных округов прошли яркие избирательные кампании с участием оппозиционеров на любой вкус. Но москвичи обожглись на молоке в 2011-м и особенно в ходе рекордных по числу нарушений выборов в Мосгордуму в 2009 году, когда, например, лидер «Яблока» Сергей Митрохин не обнаружил в протоколе выборов с участка, где голосовал он сам с семьей, вообще ни одного голоса за свою партию!

И теперь столичные жители лениво дуют на воду, не веря, что их голос может на что-то повлиять.

Так же и жители ряда кавказских регионов. Даже учитывая, что нынешняя кампания объективно была более открытой и конкурентной, чем выборы пятилетней давности (а это так!), заметная часть общества пока не готова считать ее соответствующей их ожиданиям.

И каждый случай недопуска кандидата или снятия его с выборов воспринимается как вопиющая несправедливость.

Уже сейчас заметное число политически активных людей заведомо считают результаты выборов в Дагестане нелегитимными

Поэтому уже сейчас есть заметное число политически активных людей (подчеркнем, именно активных – тех, кто участвует в митингах, пишет в соцсетях и СМИ, публично высказывает свою политическую позицию), которые заведомо считают результаты выборов, например, в Дагестане, нелегитимными.

Их уже не переубедить, игнорировать их тоже невозможно, силовые меры неприемлемы. Да, физически они, возможно, в меньшинстве, но драйверами общественной активности всегда было меньшинство.

Разумеется, говорить о предкризисной ситуации было бы, наверное, чрезмерным пессимизмом. Что-что, а договариваться и находить компромиссы на Кавказе умели всегда.

Но не проще ли было изначально не создавать почву для потенциального недовольства? 

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции ”Кавполита”

Сегодня в СМИ