Турецкие правые и пантюркисты активно поддержали руководство Казахстана в споре с некоторыми российскими общественными деятелями о советском происхождении современных границ, демонстрируя свою солидарность с Нур-Султаном. Это важный показатель того, что Анкара продолжает усиливать свое влияние в Центральной Азии и Казахстане, рассчитывая подорвать позиции Москвы в регионе в целом.

Об этом в авторской колонке для «ПолитНавигатора» пишет Айнур Курманов, сопредседатель Социалистического движения Казахстана.

Собственно, удивляться тут нечему, так как сами последователи турецкой фашистской организации Бозкурт «Серые волки» вполне вольготно себя чувствуют в Казахстане под патронажем помощника президента Ерлана Карина, который в целом опекает различного рода отечественных неонацистов. Да так, что предложил смягчить для них наказание в Уголовном Кодексе, предлагая заменить тюремное заключение за разжигание национальной розни на административный штраф.

Нельзя исключать, что казахстанские власти держат турецких фашистов, которые с 2015 года являются ближайшими союзниками исламистской партии Эрдогана, да и их местных последователей неслучайно, а с целью передачи опыта для борьбы с несогласными, с активистами профсоюзов, с интернационалистами и левыми, в общем со всеми теми, кто может выступить против насаждаемой националистической идеологии. Возможно, скоро как раз и понадобятся именно такие штурмовики для борьбы с «внутренним врагом».

Но это только передовой турецкий отряд, так как неоосманская экспансия происходит в Казахстане давно и намного глубже, и шире, чем это может показаться. И после успеха в Нагорном Карабахе, Анкара стремится только нарастить темпы развития своего влияния в Центральной Азии и, в частности, в Нур-Султане (Целиноград) и Ташкенте, рассматривая их как ключевых игроков региона. При этом Турция выступает именно как таран и агент Запада во всех смыслах сказанного.

Эта активизация происходит сейчас как по официальным каналам через развитие Тюркского совета и через совместные экономические проекты, так и через неофициальные. К официальным можно отнести и посещение в конце октября прошлого года министра обороны Турции Хусули Акара Казахстана и Узбекистана, в результате которого были еще раз подтверждены намерения на дальнейшее развитие военного сотрудничества.

По итогам переговоров с министром обороны Казахстана Нурланом Ермекбаевым турецкий гость отметил тогда, что диалог сторон прошел «достаточно легко». «Поскольку между главами наших государств на уровне президентов имеются очень тесный диалог и сотрудничество», — пояснил он.

Ермекбаев со своей стороны подчеркнул, что Турция носит статус стратегического партнера Казахстана, а также напомнил, что соглашение о военном сотрудничестве двух стран было подписано еще в 2018 году первым президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым. Ратификация этого документа состоялась уже при новом главе государства — Касым-Жомарте Токаеве.

Поэтому и тема создания «Армии Турана» ложится на вполне удобренную почву. Речь идет о военном блоке, объединяющем тюркоязычные страны. Поездка Хулуси Акара в Казахстан была расценена турецким изданием Turkiye Gazetesi как один из шагов к созданию единой армии тюркских государств. Некоторые могут сказать, что это лишь декларации и пожелания Анкары, но, рассматривая геополитические задачи Запада по «евроинтеграции» стран Центральной Азии именно через Турцию, идея создания тюркского НАТО уже не кажется фантастической.

Помимо взаимных политических и военных задач, у семьи Назарбаевых есть еще и свои давние экономические интересы в Анатолии, так как в турецкий гостиничный бизнес и различные компании вложены значительные казахстанские капиталы. Также, пару лет назад Елбасы предлагал турецкому бизнесу ряд активов казахстанских стратегических компаний в добывающих отраслях, энергетике и транспорте.

«Мы проводим масштабную приватизацию. Выставляем на продажу предприятия в сфере горнодобывающей, нефтегазовой, энергетической, металлургической сферах, а также транспорта и логистики. Мы выведем на IPO такие крупные национальные компании, как Казахтелеком, Казатомпром, Казпочта, Қазақстан темір жолы и других», — сказал президент Казахстана на встрече с «капитанами бизнеса» Турции 13 сентября 2018 года в тогдашней еще Астане.

Елбасы тогда предлагал сыграть на усилении санкций между крупнейшими державами и вложиться в доходные проекты. Но очень подозрительно смотрятся сами проекты «приватизации» контрольных акций крупнейших казахстанских компаний, которые могут оказаться, опять-таки, в руках Семьи через подставные или аффилированные турецкие компании. С другой стороны, тревожит сам факт процесса сращивания капиталов двух стран.

Помимо участия турецкого капитала в приватизации казахстанских активов, Нурсултана Назарбаева всегда волновали еще и альтернативные пути транспортировки нефти и газа, которые пролегали бы в обход территории России. В частности, его интересовало строительство Трансанатолийского газопровода (TANAP), по которому пойдет газ Азербайджана, Туркмении и в перспективе Казахстана в Турцию. Протяженность газопровода составляет 1,85 тыс. км, а максимальная пропускная способность его может быть доведена до 31 млрд кубометров. Данный проект становится фундаментом и для давней затеи со строительством нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан, по которому должна будет потечь и казахстанская нефть.

Теперь, после победы Азербайджана в конфликте с Арменией в Нагорном Карабахе, для Назарбаева и его семьи открываются новые возможности по осуществлению давно задуманных планов. Кстати, данная кардинальная перекройка геополитических границ на Кавказе и Центральной Азии происходит скоординировано, когда тот же Нурсултан Назарбаев вполне был в курсе предстоящей военной кампании. Не случайно он поехал после якобы перенесённого коронавируса в июле прошлого года в Бодрум, куда также приехал неожиданно «лечиться» другой экс-президент Петр Порошенко.

Первой же ласточкой в этом направлении можно назвать проект «Каспийский цифровой хаб». Он предполагает прокладку подводного волоконно-оптического кабеля по дну Каспийского моря. Сами линии совпадают с геополитическими маршрутами, направленными на обход России.

В этом проекте «цифровизации» ведущую роль играют Азербайджан, США и Великобритания с целью информационного захвата прикаспийского региона. С учетом новых технологий это дает возможность США установить свое господство, активно используя для этих целей в качестве прикрытия Азербайджан и Турцию. В мае прошлого года казахстанские дипломаты и британские фирмы договорились повысить его запланированную мощность до двух центров обработки данных — в казахстанском Актау и азербайджанском Баку.

Фактически после осуществления задуманного, Азербайджан и Казахстан будут превращены в головной общерегиональный хаб именно американских цифровых технологий и только ускорят как проводники дальнейшую турецкую, а соответственно, и западную экспансию в регионе. Если сооружение американских военных баз на Каспии было отложено в связи с подписанием странами региона соглашения по разделу водоема, то такие информационные проекты и планы по строительству трубопроводов с участием Турции, Азербайджана и Казахстана как раз возвращают присутствие США.

Это еще раз подтверждает полное совпадение векторов Турции и Запада в восточном направлении. И социокультурная «евроинтеграция» с Западом Казахстана происходит также именно через Турцию. Типичный признак протурецкой ориентации – перевод на латиницу казахского языка, который начат был при Назарбаеве и продолжается при Токаеве, а также проведенная кампания по тотальному переименованию столицы, астанинского аэропорта и вокзала, и центральных проспектов областных центров честь Елбасы как раз в стиле подражания Ататюрку.

Не случайно происходит сейчас и усиленное строительство множества объектов в городе Туркестане, а сама область переименована из Южно-Казахстанской в Туркестанскую. И дело тут вовсе не в слухах об очередном переносе столицы или строительстве будущего погребального мавзолея для «лидера нации» рядом с гробницей Ходжи Ахмеда Ясави, а в том, что с самого начала Назарбаев пропагандировал этот пункт в качестве главного центра и символа всех тюрков региона.

Этот статус был подтвержден и посещением этого города в начале 1990-х годов премьером Турции Сулейманом Демирелем. Там же был создан в 1991 году международный казахско-турецкий университет имени Ходжи Ахмеда Ясави (университет Ахмеда Ясави) по личной инициативе Назарбаева и на основе Межправительственного соглашения между Казахстаном и Турцией. В 1996 году в Каскелене был открыт еще один университет уже имени Сулеймана Демиреля, а затем десятки других турецких учебных заведений. Все эти вузы были и остаются инструментами мягкой силы Анкары в Казахстане.

Поэтому возвеличивание города Туркестана имеет важную роль в современной националистической идеологии, ставшей государственной. Это должно, с одной стороны, показать и подтвердить первенство Казахстана в Центральной Азии, а, с другой, на корню пресечь возможные территориальные притязания со стороны соседнего Узбекистана. Но факт остается фактом, Нур-Султан таким образом пытается еще «приватизировать» и застолбить за собой историческое название региона «Туркестан», а также представить себя главным гегемоном в регионе.

Это очень важный идеологический и геополитический посыл, показывающий истинные устремления казахстанского руководства, взявшего курс на Анкару, как возможность через Турцию осуществить собственную «евроинтеграцию». Поэтому Казахстан является сейчас главным проводником распространения пантюркизма в Центральной Азии.