Маленькая Эстония готовит ВМФ России большую проблему

RP

Уже через несколько лет Эстония получит противокорабельные ракетные комплексы с противокорабельными крылатыми ракетами (ПКР) Blue Spear 5G SSM. Да, эта ракета выглядит смешно по сравнению с российскими гиперзвуковыми «Цирконами». И тем не менее это оружие представляет для ВМФ России опасность. В чем она заключается и как можно было бы ее устранить?

Blue Spear 5G – это малогабаритная дозвуковая ПКР, являющаяся примерным аналогом американского «Гарпуна», нашей 3М24 (она же в авиации – Х-35), японской «тип 90», шведской SAAB RBS 15, итальянской Otomat Mk 2 Block IV и им подобных. Эксперты считают, что реально это вариант известной израильской ракеты Gabriel 5, выпускаемой корпорацией IAI – гигантом израильского ВПК.

Дальность полета ракеты – 290 километров, что заставило ура-патриотов на Западе начать радостно рассказывать о том, что эта ракета может угрожать даже российским кораблям в Санкт-Петербурге. И даже якобы наземным объектам! Командующий ВМФ Эстонии Юри Саска уже заявил, что эти ракеты будут «основным элементом военно-морской обороны Эстонии в предстоящие десятилетия».

Разумеется, отдельно взятая Эстония никогда не нанесет удар этими ракетами по российским портам и военным базам. Но все меняется, если «в деле» оказывается не только Эстония, но и другие страны. Чтобы понять потенциал эстонских ракет, стоит сделать короткий анализ Балтийского театра военных действий (ТВД).

Ловушка для Балтфлота

География безжалостна – неудачное расположение страны на глобусе изменить очень трудно и дорого. Для России на Балтике это как никогда актуально. Многим кажется, что «там все рядом», «простреливается авиацией», а еще, что у России полноценный и достаточный для нее выход на Балтику.

Нет. Россия имеет выход в самое устье Финского залива – длиннющей и узкой акватории, по обеим берегам которой либо враждебные (Прибалтика и НАТО), либо непонятно то ли нейтральные, то ли нет (Финляндия) страны. Финский залив – это узкий и длинный коридор, по которому любой корабль, судно или конвой из России будет выходить в само Балтийское море десятки часов. И вот Финский-то залив как раз простреливается полностью, только не с нашего берега.

После сотен километров враждебных или потенциально враждебных берегов – и корабль может выйти на простор Балтийского моря. Повернув с этого простора на юг, можно прийти в Калининградскую область, где базируется значительная часть Балтфлота. Для понимания масштабов: расстояние по реалистичному маршруту военного времени из порта Усть-Луга на территории «большой» России в Балтийск Калининградской области – примерно 1000 километров. Корабль будет идти его сутки, огибая аж три страны НАТО подряд. Вот так там «все рядом».

Сам Калининград – крайне уязвимая позиция. Если находящийся на базе в Балтийске флот пропустит первый удар любого противника, то он будет потерян почти полностью. Что самое плохое, корабли в Балтийске могут быть уничтожены артиллерийским огнем с польской территории, причем много времени не понадобится.

С другой стороны, если Калининградский оборонительный район (КОР) будет взят наступлением с земли, то кораблям будет просто некуда деваться, даже если они будут в море в этот момент. Идти в Питер – это те же 1000 километров по зажатому врагами Финскому заливу. На таких расстояниях технически невозможно обеспечить кораблям истребительное прикрытие с берега, резерв истребителей с большой земли не успеет, а в воздухе постоянно можно держать только несколько самолетов, которых просто не хватит на отражение массированного удара. И это тоже все на Балтике.

Балтийский ТВД – самый неудобный и один из самых опасных для ВМФ России. И если отдельно взятая Эстония ничего не может изменить своими ракетами, то Эстония как часть антироссийской коалиции или как «игрок без правил», способный провести, как говорят американцы, «операцию под фальшивым флагом», со своими ракетами уже меняет немало. Вблизи побережья Эстонии ширина Финского залива в основном не доходит и до 50 километров.

При внезапном нападении на Россию эти ракеты с территории Эстонии могут быть применены против базы в Кронштадте или гражданских радиоконтрастных целей, против курсирующих между Усть-Лугой и Калининградом паромов. И этот риск теперь с нами навсегда.

Чтобы обезопасить от этих ракет наши корабли или конвои в Калининград или десантные отряды на переходе, придется заранее отслеживать их перемещения. Прилагать усилия, выделять силы и средства, а в военное время нести потери, чтобы владеть этой информацией. Зная, где ракеты, их можно заранее уничтожить – и тогда ни одна из них не покинет пусковую установку. Или, по крайней мере, большинство не покинет.

Есть ли у России необходимые для этого силы и средства? Да. Будем надеяться на лучшее. Имеется, впрочем, еще один важный вопрос.

ПВО кораблей

Конечно, стрельба на большие расстояния ракетами, ГСН которых производят захват цели на боевом пути – это целое искусство, над которым, например, ВМФ СССР трудился многие годы. То, что у Эстонии есть ракета с дальностью 290 километров, совсем не значит, что ей можно спокойно поразить цель на таком или сравнимом расстоянии. С этими ракетами эстонцы столкнутся с пресловутой «проблемой целеуказания» – чтобы стрелять на большую дальность по цели, нужно знать, где она сейчас, каким курсом идет, с какой скоростью, чтобы рассчитать так называемое упрежденное место цели (УМЦ).

А еще Эстонии придется точно понимать, есть ли на курсе ракеты нейтральные торговые суда с похожей на цель эффективной площадью рассеяния, иначе вместо российского корвета можно поразить голландский танкер с нефтью. На забитой коммерческим трафиком Балтике трудно себе представить, что на пути ракеты после включения ее ГСН не окажется гражданских целей, включая нейтралов.

Однако у Балтийского флота ВМФ РФ нет ни одного корабля, который когда-либо отрабатывал поражение таких целей. Из российских кораблей в последние годы по подобным мишеням стреляли только фрегаты Черноморского флота с зенитно-ракетным комплексом «Штиль». Стреляли по аналогу – ракете-мишени РМ-24, и стреляли успешно.

Также в силу тактико-технических характеристик зенитно-ракетных комплексов «Кинжал» на сторожевых кораблях проекта 11540 «Ярослав Мудрый» и «Неустрашимый» можно предположить, что они тоже смогут справиться с такими целями. Возможно, с такой ракетой на Балтике сможет справиться головной корвет проекта 20380 «Стерегущий» с зенитно-артиллерийским комплексом «Кортик-М», но это уже желательно проверить. Остальные корабли Балтфлота отработать успешно по такой цели, скорее всего, не смогут. То есть у нас на Балтике есть два-три корабля, которые, предположительно, способны сбивать такие цели. И куда большее количество таких, которые точно не способны.

Что является критерием готовности корабля и его экипажа выполнять ту или иную задачу? Сдача курсовых задач, например, ракетной или артиллерийской стрельбы, а также успешные действия на учениях. Если ничего этого нет, то считать корабль и экипаж готовыми к бою нельзя. Ведь они не умеют делать то, что нужно в бою, или не могут этого технически, или неизвестно, могут это или нет, так как они не пробовали.

И именно в такой ситуации оказывается Балтфлот. Да, эти маленькие эстонские ракеты на фоне могучих «Цирконов» выглядят как игрушки. Но мы никогда по таким игрушкам не стреляли! Вот в чем проблема.

Да, если все пойдет как должно, то эстонские ракеты будут отслеживать. Но это может просто не получиться в нужный момент, или их отследят, но не смогут вовремя уничтожить. На войне бывает всякое. И тогда у наших кораблей останется только один выход – сбить их своими зенитными ракетами. А для этого необходимо такую задачу отрабатывать на похожих на эти ракеты мишенях, то есть малоразмерных, малозаметных и маловысотных. Таких мишеней, на которых можно было бы безопасно тренироваться, у ВМФ России сегодня нет. В принципе.

Да, есть РМ-24 – переоборудованная в мишень ПКР 3М24 комплекса «Уран». Она довольно точно имитирует такие цели, и если уж кораблю удастся ее сбить, то значит, и эстонскую ракету тоже получится. Но это опасная мишень. При ее разрушении подрывом боевой части зенитной ракеты некоторые тяжелые фрагменты могут пролетать километр и более и поражать корабль. При повреждении ракеты-мишени она под действием ударной волны может довернуть на корабль, и если потом ее сбить не получится, то корабль может быть поражен с человеческими жертвами. Он может быть даже потерян. А пока каждый из кораблей не отстрелялся по подобной цели, боеготовыми их считать нельзя. Есть ли выход?

Есть, и быстрый. В 2020 году с успехом были закончены государственные испытания мишенного комплекса «Адъютант», в составе которого есть мишени, которые как раз и нужны ВМФ. С ними те риски, которые есть при стрельбе по РМ-24, отсутствуют. Но просто так во флоте их по ряду причин применить нельзя, нужно создавать морскую модификацию, принимать на вооружение, закупать и потом стрелять.

Уже сейчас специалистам известно, какие корабли ВМФ, скорее всего, провалят такие стрельбы, в том числе и из состава Балтфлота. Известно и то, что с этим нужно делать. У России есть все ресурсы, необходимые для того, чтобы закупаемые Эстонией ракеты не представляли для нее значимой угрозы. Теперь, однако, ими надо грамотно распорядиться. Сама по себе проблема новых ПКР Эстонии не рассосется.

Взгляд

Подписаться на Русский пульс

Подпишись, чтобы не пропустить свежие статьи. Подпишись сейчас, чтобы читаться статьи, доступные только зарегистрированным пользователям.
pochta@mail.ru
Подписаться