Интересная история из жизни снайпера


Олег Матвейчев, 13.02.2016 12:01   –   matveychev-oleg.livejournal.com  


Бывший кагэбэшник Юрий Тарасович на днях порадовал старой историей о войне, которую услышал на дачных посиделках от друга Максима.

Park-kultury-i-otdyha-im.-Gorkogo-2

Дед Максим умудрился всю войну отвоевать снайпером и при этом выжить, хотя за ним числится целое немецкое кладбище, разбросанное от Сталинграда до Праги… Он, кстати, всегда, когда ездил с ветеранскими делегациями в ГДР, любил вставить при случае: «Я добровольцем пошел на войну, уничтожил немецкую роту в полном составе и вернулся домой к маме…». «Немецкие друзья» в ответ кисло улыбались и эта кислая улыбка всякий раз очень радовала Деда Максима. Но история не об этом.

Сидя у Тарасыча в огороде, деды заспорили: у какой страны оружие было все-таки лучше? Спорили долго, ругались даже, так ни к чему не пришли и решили, что каждый скажет про свое, в котором понимает. Летчиков среди них не было, потому и решили не спорить о самолетах. Начали с деда Максима: «Чья снайперская винтовка была самая-самая?

Дед прокашлялся и доложил:

- Я работал и с немецкими, и английскими и конечно с трехлинейками, но так сходу не скажу какая лучше. У каждой есть своя «слабинка».

Все разочарованно загудели:

- Максим, ну ты ляпнул, эдак и мы можем. Ты еще скажи, что все зависит от человека.

Дед Максим:

- И скажу. Конечно от человека. Вот нашим какой мячик не подсунь, а в футбол они так и не сыграют. И наоборот – люди могут творить такие чудеса с трехлинейкой, которых и быть не может.

Когда я был уже бывалым снайпером, до меня стали доходить нелепые слухи про какого-то хохла – снайпера, который валит выглянувших из окопа немцев с расстояния 1000 метров! Я то понимал, что пятьсот – шестьсот метров – это уже предел, а на расстоянии в километр, столько нужно предусмотреть: и температуру воздуха, и влажность, и уход пули вправо из-за вращения, я уж не говорю про скорость и направление ветра…и это при идеальном оружии и патронах. Конечно я не поверил.

Но хохол-снайпер обрастал все новыми легендами, они приходили от тех людей, не верить которым я не мог, тут пришлось призадуматься, как же он это делает?

А представьте, каково было немцам: вначале они думали, что у русского снайпера шапка-невидимка, он всегда попадает, а его самого нет нигде и, судя по рельефу местности, и быть не может. Потом, когда они поняли, что снайпер сидит в километре от них, заволновались еще больше. Видно у русских появилась секретная винтовка, которая изменит всю тактику войны.

Наши полковники выпрашивали друг у друга хохла-снайпера, хоть на денек. Снайпер приезжал на «гастроли», выщелкивал с километра пару офицеров и уезжал на другой участок фронта. После этого еще неделю можно было смело ходить вдоль линии фронта в полный рост и собирать грибы, немцы воспринимали это как заманку и еще больше вжимали головы в землю.

Интересная история из жизни снайпера

Интересная история из жизни снайпера

Наконец я и сам встретил легендарного снайпера, когда он прибыл на «гастроли» к нашим соседям. Мне пришлось десять километров по лесу прошкандыбать, но не познакомиться я не мог. Фамилия его Кравченко. Секрет конечно у него был. Оказалось что этот Кравченко не человек, а целая семья: дядька и трое племянников и все Кравченки.

Ну, конечно, доложу я вам, они и правда были настоящими артистами, возили с собой чуть ли не «полуторку» с оружием и инструментами. Тут тебе и вертушки - мерить скорость ветра и телескопы и стереотрубы и всякие штопанные-перештопанные куклы на веревочках. Я даже позавидовал. Доходило до того, что у них была кукла, которая «дергала» за веревочки другую куклу. К оружию они относились как к фарфоровым сервизам - винтовки переносили только в ящиках, с патронами чуть ли не спали, чтобы не отсырел порох.

Но самое главное - их “фирменный” стиль: занимали позицию вчетвером рядышком друг к дружке, дядька мерил, высчитывал и всем давал разные поправки – одному «щелчок» правее, другому левее, третьему, так держать, себе еще как-то… И такая у них выработалась слаженность, что, почти не сговариваясь, все четверо «лепили» одним залпом, поэтому немцы воспринимали их, как одного снайпера и какой бы не был разброс пуль, всегда одна из четырех, да попадала в цель. Личный счет убитых немцев, Кравченки пополняли строго по очереди, ведь не известно, чья пуля у немца в голове.

Самый удивительный случай из их работы был, когда они убили старшего немецкого офицера сквозь стальную баржу. Деды зашевелились:

- Максим, не бреши, как сквозь баржу? Ну, перестань, не может быть.

Дед Максим продолжал:

- Так ведь немец тоже, как и вы подумал, что не может, потому и был убит… Представьте себе: линия фронта шла по реке, с одной стороны окопались немцы и они знали, что с другой, их караулят наши снайперы, а расстояние порядочное – метров 800 – 900, кругом равнина. Кравченки убили нескольких солдат и целый день пасли торчащую офицерскую стереотрубу, но так ни разу не стрельнули, чтоб себя не выдать. Ждали голову. Но офицер тоже был не дурак, так и не выглянул. Хоть плачь.

Вдруг видят: тащится по реке длиннющая, ржавая, обгоревшая, полузатопленная баржа и вот когда она, проплывая, полностью перекрыла офицера от снайперов, немец «не подвел» - решил размять затекшие за день ручки и ножки, и выпрямился в полный рост.

Кравченки его тут же и убили, хоть и не видели сквозь баржу, но чувствовали, что должен выглянуть из окопа.

Просто немец, как и вы не был снайпером и не знал, что на таком расстоянии пуля описывает такую высокую дугу, что под ней поместится даже баржа, метра полтора, два высотой…

schulz, КОНТ

Сегодня в СМИ