С.покровский: очередные рассуждения о лунной афере


Олег Матвейчев, 5.07.2016 16:07   –   matveychev-oleg.livejournal.com  


Сущность теоретических разработок Ситуационистского Интернационала заключалась в утверждении, что капиталистическое общество - это общество зрелищ.

Идет непрерывная игра, в которой любой участник, пытающийся преобразовать систему, сам оказывается поглощен системой - сам становится зрелищем. Т.е. включается в производство тех самых духовных ценностей, которые потребляют люди в капиталистической системе.

Единственное средство преобразовать мир - не бороться с ним всерьез, а совершать диверсии, искажающие и изменяющие общество. В частности, ломать смыслы, коверкать слова, создавать ситуации, благодаря которым общество будет меняться, лишаясь опоры в прежних ценностях и смыслах.

Сложная, глубоко продуманная, проектная работа по изменению общества тем самым объявлялась бессмысленной, а свое недовольство капиталистическим обществом предлагалось реализовывать в виде вполне безопасной и увлекательной игры в ”ситуации”.

В 1966 году пару студентов, увлеченных идеями ситуационистов, проникли в руководство студенческого профсоюза - и попросту растратили деньги фонда на издание брошюрки ситуационистов как раз о проблемах студенчества. Суд над растратчиками сделал популярной эту брошюру. В итоге к 1968 году левое студенческое движение свелось к дерзости и вызовам обществу. Студенты волновались, устраивали митинги, были готовы к погромам и строительству баррикад. Но ни на какое изменение существующего строя они не могли пойти просто потому, что после бунта у них принципиально не было никаких программ.

Левые студенческие движения попросту стерилизовали. А сама “Красная весна” 1968 года в Париже в результате дискредитировала левые идеи.

Приблизительно по тому же сценарию сработали хиппи в Америке. Молодежный протест против капиталистического общества был преобразован в игру. Хиппи “бросали вызов” капиталистическому обществу рабочей одеждой и обувью, которые носились везде, патлами длинных волос, яркими куртками, громом рока и блюза, бессмыслицей или наоборот странными, непривычными смыслами, извлеченными из мозга, воспаленного наркотиками и свободно продававшимся галюциногеном ЛСД, свободой сексуальных отношений.

Интересно, что хиппи кто-то очень аккуратно взращивал. Для них создавались пункты бесплатной раздачи пищи, организовывались коллективные поездки по стране, создавались места, где они могли спать, получать помощь одеждой. Американский бизнес быстро начал обеспечивать хиппи одеждой как раз под их моду. Включая фабричного производства изношенность и изорванность джинсов.

Но эти зрелища и вызовы первоначально не были эффектны. Эффект проявился тогда, когда после провокации в Тонкинском заливе была начата полномасштабная война против Северного Вьетнама.

В принципе левые силы Америки были вполне сильны и могли вести мощную антивоенную деятельность. Собирая на митинги и демонстрации миллионы людей. Но к числу антивоенного актива вдруг присоединились хиппи с гитарным роком, с хулиганством на почве свободы секса и употребления наркотиков. Политическое антивоенное движение было отравлено лозунгом хиппи “Занимайтесь любовью, а не войной!” Революционность молодежи, втянутой таким вот образом в события антивоенных движений - оказалась в результате поверхностной, театрализованной. Принцип ненасилия, который проповедовался хиппи, легитимным образом преобразовался. Дескать, коль против нас применяют полицию, так и мы имеем право на насильственные действия.

В итоге правительственные силы получили формальное право на преследование любых левых активистов, которые просто не могли на территории Америки действовать без участия вездесущих союзничков.

В 1966 году был введен запрет на свободную продажу и употребление ЛСД. Но к этому времени ЛСД стал ядром самой культуры хиппи и хиппующей молодежи. Разумеется, запрет на ЛСД стал таким же активизирующим истеричность хиппи и связанной с ними молодежи фактором, как и брошюрка ситуационистов, вброшенная в том же году в Париже. Бунтарство хиппи нарастало. Но ровно как и в Европе, революционность больших людских масс из-за наличия провоцирующих примитивную протестность, - была превращена в бесплодную.

А причем здесь программа Аполлон? Да все дело в том, что она развертывалась все в том же духе зрелищности, обозначенном мало известными в те поры ситуационистами. До полетов еще годы и годы, а вся текущая работа широко освещается в прессе. Участники дают интервью, демонстрируют себя в скафандрах… Никакой мобилизационной серьезности, при том, что дело-то непростое.

Главное, что во всех трех эпизодах участвует одна и та же наработка ситуационалистов: превращать саму жизнь в спектакль. Программа лунной гонки с самого начала стала программой-спектаклем, к которому оказался причастен каждый американец. 10 лет вся Америка жила в условиях гигантского шоу по подготовке лунной победы.

И даже ее протесты против полетов носили театрализованный характер. Когда экспедиция НАСА пребывала в Антарктиде антарктическим летом 1966-67 года, параллельно группа энтузиастов-альпинистов совершила восхождение на самую высокую вершину Антарктиды - в знак протеста против лунной программы НАСА. Разумеется с роскошными антарктическими пейзажами, с яркими одеждами альпинистов, с тевизионными репортажами.

Но сам-то прием “политической борьбы” в форме шоу для публики - был недавний. Теоретические идеи на этот счет возникли в рамках никому практически не известной малочисленной команды Ситуационалистского Интернационала. О котором Европа и услышала-то всерьез только по случаю суда над растратчиками-студентами в 1966 году. А начал работу не ранее декабря 1957 года.

Но прием бодро вошел в практику многочисленных “борцов”. И по эпизоду антарктического восхождения мы видим его непосредственную причастность к лунной программе НАСА. Причем собственные интересы НАСА в Антарктиде в то же самое лето 1966-67 годов тщательно укрываются от широкой рекламы, - при том, что прочая деятельность широко афишируется.

Собственно общность постмодернисткого способа удержать капиталистическое общество от падения достаточно хорошо просматривается в трех существенных эпизодах. Ровно на тех направлениях, где коммунизм надо было останавливать политическими средствами(Г.Киссинджер)

Коммунизм угрожал распространением в Европе, где действовали мощные коммунистические партии.

Коммунизм угрожал распространением в США, где также была мощная коммунистическая партия, а само общество раздиралось расизмом.

Наконец, коммунизм наступал в космосе, где СССР демонстрировал свои совершенно впечатляющие успехи.

В первых двух случаях революционную активность подняли ее простотой и анархичностью, привлекательной для сытой и дерзкой молодежи.

В третьем случае обязанный быть серьезным проект превратили в увлекательное многолетнее шоу. В котором каждый свободный гражданин США мог активно поучаствовать, сказав что-то для телевидения, сфотографировавшись с вызывающим плакатом “Fuck Moon!”

А вот делать саму программу на полном серьезе было нельзя. Серьезная программа создавала бы в ходе своего выполнения массовую связанную тысячами горизонтальных связей систему научно-технических специалистов, которые требовали бы друг от друга настолько надежной и настолько взаимосогласованной работы, что сами после этого начали бы представлять политическую силу, насквозь пронизывающую всю промышленность и науку.

Эту команду пришлось бы десятки лет гноить в комфортной резервации ровно так, как потом 30 лет гноили команду разработчиков “шаттла”. Да и то, не слишком-то получилось. Научно-технические кадры, выросшие вокруг программы “шаттла” и вокруг “звездных войн” - в середине 80-х показались настолько политически опасным быстро завоевывающим стратегические экономические позиции классом “золотых воротничков”, что из Америки пришлось выводить промышленность. Куда-нибудь подальше - в Китай и Юго-Восточную Азию.

Но вернемся к Аполлону. Десятилетнее многосерийное зрелище, к которому основная масса американцев имела касательство, благодаря телевидению, печати, сувенирной продукции, которое можно было обсасывать на все лады, хвалить и ругать на самом низкоинтеллектуальном уровне, - настолько понизили интеллектуальный порог участия в шоу, что в ходе уже полетных событий никакое мало-мальски интеллектуальное обсуждение в американском обществе стало невозможным.

Произошло то, что и со студентами, и с участием хиппи в антивоенном движении. Серьезных людей растворили в массе живущих зрелищностью и свободой высказывания любых мнений. Любой дебил получил свободу быть в этой “жизни-спектакле” быть равным в свободе мнений с любым интеллектуалом. И его, ровно как и дебила, можно было обозвать дебилом, выдумщиком, ищущим дешевой популярности, очернителем американской науки и техники, самого американского образа жизни. И все.

Но главное, за время шоу исчезла привычка общества решать сложные вопросы сложным мышлением. Мнение и голосование мнений - одноходовки. Наука потеряла высокий статистический вес собственного голоса.

Собственно в этом один из важнейших выводов из анализа казалось бы разнородных и разновеликих событий.

Вывода, существенного для понимания происходящего на постсоветском пространстве, в многочисленных телевизионных ток-шоу. Превратить любые происходящие в жизни события в хаос мнений и голосов участников - вместо глубокого анализа и интеллектуальной(а потому и политической) консолидации вокруг глубоко осмысленных системных истин.

http://vif2ne.ru/nvz/forum/archive/280/280458.htm

Фильм “Маскарад” (1970), производство Югославия.

Попытка югославского кинематографа в стиле С.Кубрика намекнуть на лунную аферу. Мировое общество оболванено, зараженно сексизмом и отвлечено от реальности. Полный, всеобщий маскарад мирового масштаба.

cont.ws

Сегодня в СМИ