Антон Баков. О выборах, Ройзмане и Матильде


Олег Матвейчев, 16.08.2017 12:00   –   matveychev-oleg.livejournal.com  


Без названия

С Антоном Баковым мы договорились встретиться вечером в Пассаже – он со своей женой Мариной смотрел фильм “Валериан и город тысячи планет” (фильм, кстати, ему понравился). Присесть в какое-либо заведение для беседы оказалось делом проблематичным – несмотря на “глубокий кризис” – мест в ближайших ресторанах и кафе не оказалось.

После нескольких попыток нас приютил странный такой ресторанчик, занявший бывшую арку здания городской администрации. Поэтому и беседовали мы Антоном во дворе екатеринбургской управы…

Вопрос: Антон, главный вопрос, сразу, в лоб – пойдешь голосовать?

Баков: Конечно, схожу, проголосую за Евгения Киселева - должен же за него хотя бы один человек проголосовать! А последний раз я голосовал 4 года назад, когда моя дочь Анастасия выдвигалась в мэры Екатеринбурга – тогда я тоже, естественно, проголосовал.

Вопрос: А нужен вообще губернатор Свердловской области?

Баков: Нет, конечно. Да, и области-то не существует. Это придуманное какое-то междометье…

Вопрос: Губернатор не нужен в таком виде, какой есть? Или все-таки, может быть другой, нужный губернатор?

Баков: Я же, понимаешь, соавтор Устава Свердловской области! Я же отец-основатель! Я местный Джефферсон! И, когда мы писали устав области, было уже понятно, что со всеми этими губернаторами устав слизан с Конституции Российской Федерации 93-го года. И уже тогда было понятно, что делаем что-то не то. Но! Из чего я лично исходил? Я исходил из того, что у области нет никакой идентичности, никакой айдентики… И, стало быть, появится рожа губернаторская какая-то и будет представлять собой Свердловскую область.

Когда я был маленьким, было четкое разделение на Свердловск и область. Все городки вокруг – Первоуральск, Каменск-Уральский, Белоярка – это захолустье, «область», а Свердловск – не область. Может быть, для жителей области это выглядело как-то иначе, но городские – т.е., мы – понимали это так.

Помнишь, даже в паспортах СССР – «Мой адрес - не дом и не улица, мой адрес - Советский Союз» – не писали принадлежность вообще к области, сразу г. Свердловск? И РСФСР не писали. Это уже потом в современной России появилась хоть какая-то айдентика. Президент, например. Кто знал начальников РСФСР? А вот Ельцина с Путиным…

Ну, а наша Свердловская область оказалась связана, отчасти и из-за меня, с Росселем. И получилось так, что Россель – и есть Свердловская область. В гораздо большей степени, чем “Путин – это Россия”, кстати. Росселю уже 80 лет, а он все еще остается символом, по-моему, области. Он, а не какая-то крыса со стрелой на гербе.

Вопрос: Так, кого мы будем выбирать 10-го сентября?

Баков: Функций сейчас во власти ни у кого никаких нет, и никто ничего не делает.

Но, на самом деле, это проблема не только России. Проблема импотенции бюрократии – общемировая. Я вот поездил в последнее время по азиатским и африканским странам… Да, люди приходят во власть, чтобы ничего не делать, получать какие-то деньги, нежиться, перерезать ленточки, давать комментарии в газетах и по телевизору…

И, конечно, ни Путин не управляет Россией, ни, тем более, Куйвашев или другой губернатор не может управлять Свердловской областью…

Вопрос: А зачем тогда выборы, для кого? Для кого шоу?

Баков: Теоретически – для нас. Я всегда считал, что девиз политики: «Смех и радость мы приносим людям!». И то, что очевидна всем ненужность этих выборов – это значит, что плохо разыграли пьесу, нет страсти, нет задора, нет и шоу. Скучно. И если даже шоу какое-то и готовится, то уж больно все шоумены какие-то потертые…

Вопрос: Взять, например, фильм “День выборов” Квартета И…

Баков: Да, что в этом фильме мне нравится – все молодые и веселые!

Помню, по молодости и мы шалили – например, в Тульской области остановили строительство атомной станции… Это было несложно, ведь ее никто не строил.

Я тогда удивился: “Как, говорить не о чем на выборах? Во-первых, мы остановим строительство атомной станции в Тульской области”… Меня спросили, мол, разве кто-то собирается? Я ответил, что 100% собираются. И если мы не выступим с протестом – точно построят. И потом, сколько власть не пыталась опровергнуть это, люди ей не верили. Наши люди никому не верят, считают, что все их обманывают. Особенно начальство… Так и не появилась – не знаю, хорошо это или плохо – в Тульской области АЭС…

Вопрос: С кем из кандидатов ты знаком?

Баков: Хорошо знаю Сергина, буквально, с детства… Доктор Сергин, работал у Зяблицева, без ноги. Куда ему еще пойти? Только в губернаторы. Я и слоган ему придумал: «Одна нога здесь – другая там!» На самом деле, бесконечно уважаю его, и, если бы не Киселев, отдал бы голос за Сергина.

Вопрос: Тогда, о Киселеве…

Баков: Киселев… Это вообще “враг народа”, “пятая колонна”… Он против “крымнаша”. Он ходит 4-го июля в американское консульство. И я ему завидую – меня туда ни разу не приглашали. Его гнобят, кричат, что он – американский агент и так далее. Поэтому, думаю, надо за него проголосовать, чтобы хоть как-то встряхнуть болото.

Вопрос: Торощин?

Баков: С Торощиным мы уже после выдвижения встречались - милый, славный мальчишка из Ирбита… Но, совсем молоденький. И он попытался объяснить, что реальная оппозиция – это он. Мы сидели в Огоньке, я выпил немного текилы, а он с чайком маялся, по-губернаторски. Спросил у меня совета. Я сказал, что не надо слишком серьезно к этому относиться, повеселее надо! Я, например, все свои выборы превращал во что-нибудь веселое.

Вопрос: Парфенов, коммунист?

Баков: Нет, с этим москвичом я не знаком.

Вопрос: Ионин?

Баков: Ионин пришел ко мне работать еще мальчишечкой, еще школьником. Так и остался с Бурковым. Славный парнишка был, но повзрослел, испортили его в наших областных думах. Сейчас уже не тот.

Вопрос: Ну, а Куйвашев?

Баков: Ты знаешь, как ни странно, я очень позитивно настроен по отношению к Куйвашеву. Это первый губернатор, к которому у меня нет вообще никаких претензий. Помню, пару лет назад он мне даже бутылку водки подарил на Новый год.

Вопрос: Кто сколько наберет?

Баков: Теоретически, Куйвашев должен набрать под 80 процентов. Если Ройзман и Навальный будут продолжать призывать к бойкоту выборов, то и больше будет. Выборы состоятся при любой явке. Недовольные не придут на выборы и что? Придут другие – те, кому власть нравится или просто наплевать.

И опять я тут виноват – из-за меня же когда-то отменили порог явки. В 2006 году мы организовали в области пенсионную забастовку, и буквально через месяц Сурков протащил через Госдуму отмену порога явки! Тогда порог явки был 25%, мы смогли снизить явку до 27… Причем, понятно, что тогда с явкой все-таки нахимичили. Так что, переполох аж до самого Кремля докатился.

Вопрос: Тогда вопрос по Ройзману – он сейчас призывает бойкотировать выборы…

Баков: У Ройзмана, благодаря его фамилии, есть достаточная поддержка в Москве. Если наши евреи почти все уехали, то в Москве они остались. И считают, что если еврей – то порядочный человек. Ну, не знаю, я вот, например, интернационалист, и думаю, что в любой нации есть порядочные люди.

Вопрос: А нужны ли сейчас партии власти подтасовки? Разве недостаточно просто поддерживающих существующую власть?

Баков: Подтасовки, конечно, будут. Я поэтому и не занимаюсь выборами уже 10 лет. Все развратились… Эти несчастные бюджетницы, которые сидят в избирательных комиссиях - они, мне кажется, уже давно перешагнули через какой-то моральный барьер, и уже им сейчас абсолютно все-равно, что насчитать.

Вопрос: А вдруг указаний не будет?

Баков: Какая разница? Им на местах все равно, какие-то цифры им сбрасывают. Вспомни, как в Саратовской области все протоколы были сданы с победой в 62,5 процента – по разнарядке. Люди сказали: “Нам, вообще, всё по-фигу! Сколько скажете, столько и нарисуем”…

Вопрос: Ну, может, это и был своеобразный протест?

Баков: Может быть. Но, я со своей стороны и пошел в монархисты, потому что ясно, что демократия в России никому не нужна. Народу не важно, кто и в какой должности, какую политику проводит.

Вопрос: Кто-то обращался к тебе за помощью в проведении выборной кампании?

Баков: Я тебе честно скажу – денег никто не предлагал. И не хотят, и не могут. Чтобы провести выборы в такой области, как наша, я бы по старым временам, десятилетней давности, составил бы смету в миллионов 5 долларов, триста миллионов рублей…

Если у кого сейчас и есть такие деньги, тот не захочет тратить их на должность, которая ничего не решает! Ленточки резать за 300 миллионов?

Вопрос: Тогда, кто же все решает?

Баков: Точно не власть. У нас нет сейчас никакой вертикали власти. На заводе решает директор, в магазине – заведующая, в семье – жена. Тот же Ройзман – человек, который ничего не решает и ничем не распоряжается в нашем городе. Уже 4 года… И что? Кто-то заметил, что он ничего не делает?

Вопрос: Почему ты выступил с заявлением о фильме “Матильда”, в котором призвал к его бойкоту? Ты смотрел фильм?

Баков: «Не читал, но осуждаю?». Примерно так. Но у Учителя с Пастернаком только одно общее – национальность. А не талант.

Я – сторонник красивых историй. А эта история некрасивая, она ничем не кончилась. Степень ее достоверности под большим вопросом, так как Матильда написала об этом уже после смерти семьи Николая Второго, точнее, когда были убиты все свидетели…

И если уж рассказывать о романах Николая, то нужно вспомнить, что он, как идиот, до безумия, любил свою жену… И это была одна из самых “жирных” причин революции. История этой любви вышла боком и ему, и ей, и их детям, и России…

Но, это была настоящая любовь, и я бы с удовольствием о ней посмотрел фильм.

Источник

Сегодня в СМИ