Почему Дональд Трамп приказал убить Касема Сулеймани?


Олег Матвейчев, 8.01.2020 15:00   –   matveychev-oleg.livejournal.com  


«Гробовщик» Майк Д’Андреа – вновь в «деле»

Операцией по убийству иранского генерала, главы спецназа «Аль-Кудс» Корпуса Стражей Исламской Революции Касема Сулеймани мог руководить офицер ЦРУ Майкл Д’Андреа, известный под прозвищами Гробовщик, Темный Принц, Аятолла Майк (Undertaker, the Dark Prince, Ayatollah Mike).

В июне 2017 года американская газета The New York Times со ссылкой на бывших и действующих сотрудников ЦРУ рассказала, что Д’Андреа, известный под прозвищами Гробовщик, Темный Принц и Аятолла Майк (Undertaker, the Dark Prince, Ayatollah Mike) был куратором охоты на Усаму бин Ладена и инициатором применения ударных беспилотников для уничтожения исламистских боевиков, в результате чего погибли сотни мирных жителей.

В номинированном на «Оскар» блокбастере режиссера Кэтрин Бигелоу «Zero Dark Thirty» («Цель номер один») Д’Андреа стал прототипом персонажа по имени «Волк», загадочного руководителя ЦРУ, отвечающего за подразделение по отслеживанию бин Ладена. Д’Андреа также руководил в 2008 году операцией ЦРУ по убийству Имада Мугнии, руководителя международных операций «Хизбаллы».

Д’Андреа был «движущей силой принятия администрацией Обамы целенаправленных убийств как центральных элементов ее усилий по борьбе с терроризмом», – пишет обозреватель The Washington Post Грег Миллер.

Д’Андреа принимал активное участие в «программе содержания под стражей и допросов, которая привела к пыткам ряда заключенных и была осуждена в широкомасштабном докладе Сената в 2014 году как бесчеловечная и неэффективная», – пишет The New York Times.

В 2006 году Д’Андреа возглавил контртеррористический центр ЦРУ и «в течение следующих девяти лет руководил охотой на боевиков по всему миру», в том числе с помощью ударных беспилотников. Эффективность этой охоты была более чем сомнительной. Как пишет Newsweek, «почти 90 процентов людей, убитых в результате авиаударов, не были предполагаемыми целями».

У либеральной The New York Times свои счеты с «Гробовщиком» из ЦРУ. На протяжении многих лет личность куратора операций ЦРУ в Иране держалась в секрете. Было известно лишь его имя – Майк – и оперативный псевдоним – Роджер. В январе 2015 года американский беспилотник ударил по объекту в Пакистане, где исламисты держали двух заложников, Уоррена Вайнштейна, американского советника по оказанию гуманитарной помощи, и его коллегу Джованни Ло Порто, итальянца. Они оба были убиты, что стало известно и привело к скандальному увольнению Д’Андреа. После этого резонансного провала журналист The New York Times Марк Мазетти обнародовал его имя.

Однако, через два года «Гробовщик» Д’Андреа получил новую работу в ЦРУ. 2 июня 2017 года The New York Times сообщила, что «аятолла Майк» будет руководить операциями ЦРУ в Иране, «что является демонстрацией силы против страны, которую президент Дональд Трамп назвал террористическим государством номер один».

Назначение Д’Андреа на этот ключевой пост имело совершенно конкретный смысл. Трампу был нужен в ЦРУ лично преданный ему человек, с одной стороны, высокий профессионал, а с другой – ставший изгоем разведсообщества, именно на иранском направлении, который «держал бы его руку» вопреки общей антитрамповской позиции «Глубинного государства» США. Аналогичную мотивацию имело и назначение Трампом директором ЦРУ Джины Хаспел, активно участвовавшей в программе пыток.

На своем новом посту Д’Андреа без промедления приступил к организации подрывных действий против Ирана. 4 января 2018 года генеральный прокурор Ирана Мохаммад Джафар Монтазери рассказал о «мозговом центре, ответственном за недельные протесты в нескольких городах страны», заявив, что руководителем проекта был американец по имени Майкл Д’Андреа и «операционная комната», состоящая из офицеров разведки трех стран: США, Израиля и Саудовской Аравии. Проект финансировался Саудовской Аравией и в основном планировался Д’Андреа и офицером связи ЦРУ, связанным с Моссадом.

М. Д’Андреа. Фото сайта Mehrnews

Одной из главных задач, поставленных Трампом перед Д’Андреа, была нейтрализация генерала Сулеймани, как ведущей фигуры в ближневосточной клиентеле ЦРУ и «антитрамповской коалиции в составе команды Д.Керри – Д. Байдена, лоббистов корпорации Lockheed и “военной группы” Д.Петрэуса-Г.Макмастера & Со», как отмечает российский аналитик Константин Черемных. У бывшего главы ЦЕНТКОМА и экс-директора ЦРУ Дэвида Петрэуса сложились особые отношения с Касемом Сулеймани и КСИР в ходе совместной борьбы против запрещённой в России террористической группировки ИГИЛ и “сети Хаккани” в Афганистане.

Так, в августе 2004 года Касем Сулеймани по просьбе Петрэуса стал посредником по прекращению огня между «Армией Махди» Муктады-аль Садра и новым правительством в Багдаде, что повысило рейтинг Петрэуса, который показал, что может «решать вопросы» в Ираке.

Касем Сулеймани успешно взаимодействовал не только с Петрэусом, но и с Райаном Крокером (Ryan Clark Crocker), который был послом США в Ливане (1990-1993), Кувейте (1994-1997), Сирии (1998-2001), Пакистане (2004-2007), Ираке (2007-2009) и Афганистане (2011-2012) и которого Джордж Буш-младший называл «американским Лоуренсом Аравийским».

Попытки Д’Андреа, как куратора иранского направления в ЦРУ, вступить в диалог с руководством Ирана и в частности с генералом Сулеймани, о которых со ссылкой на источники в разведслужбах сообщает известный финансовый аналитик Саймон Уоткинс, успехом не увенчались по понятным причинам.

Когда Д’Андреа возглавил созданный предшественником Майка Помпео на посту директора ЦРУ Джоном Бреннаном Iran Mission Center (Центр иранский миссии ЦРУ), то он первым делом изгнал из него всех опытных экспертов по Ирану во главе с Маргарет Стромецки, которая руководила аналитической группой данного центра.

Деятельностью ЦРУ, связанной с Ираном, руководил Оперативный отдел, известный как «Персидский дом» (Persia House). В этом отделе работали опытные офицеры, хорошо знакомые с ситуацией в Иране. Их увольнять Д’Андреа не решился, ограничившись серьезным внушением уделять больше внимания смене режима в Иране. «Люди Трампа хотели, чтобы деятельность против Ирана контролировала более целеустремлённая и воинственная группа», – отмечает индийский историк, директор Института социальных исследований Виджей Прашад.

Финансирует подрывную деятельность вашингтонских ястребов из команды Д’Андреа американский миллиардер Томас Каплан, создавший с этой целью две организации – United Against Nuclear Iran (UANI) и Counter Extremism Project.

Глава UANI Марк Уоллес является исполнительным директором финансовой группы Tigris Kaplan, инвестиционной финансовой компании, которая, как он признает, выиграет от «нестабильности на Ближнем Востоке». Координирует взаимодействие ЦРУ с UANI и Counter Extremism Project ветеран ЦРУ Норман Роул. Роул предложил свою поддержу вашингтонской некоммерческой организации Arabia Foundation, во главе которой стоит Али Шихаби, имеющий тесные связи с саудовской монархией.

«Эти люди – Каплан, Д’Андреа и Шихаби – стремятся использовать всю мощь вооруженных сил США для достижения опасных целей арабских королевств в Персидском заливе… Они хотят войны против Ирана», – пишет Виджей Прашад.

В течение последних десятилетий генералу Сулеймани удалось выстроить деловые отношения «с представителями ЦРУ и Пентагона, но в большей степени он взаимодействовал с Центральным разведывательным управлением». – отмечает российский востоковед-иранист Кирилл Джавлах.

С новыми вашингтонскими ястребами Сулеймани общего языка не нашел. Поскольку иранские силовики, фронтменом которых был убитый глава сил спецназначения «Кудс», не изменили своим партнерам из стана американских демократов, то Трампу ничего не оставалось, как дать отмашку Д’Андреа и Джине Хаспел (которая была в числе узкой группы советников Трампа, одобривших ликвидацию Сулеймани) на убийство генерала. «Трамп зачищает клиентелу и союзников ЦРУ. В какой-то степени эта операция отразится на предвыборном раскладе в США», – прокомментировал убийство Сулеймани российский иранист.

Лидер ливанской шиитской организации «Хизбалла» шейх Хасан Насралла, выступая по телевидению, заявил, что реагирование на убийство Сулеймани является обязанностью не только Ирана, но и его союзников в регионе. Он полагает, что теракт в аэропорту Багдада ознаменовал «начало нового этапа и новой истории не только для Ирана или Ирака, но и для всего региона»… и что это «явное, вопиющее преступление», которое трансформирует Ближний Восток. «Когда гробы американских солдат и офицеров начнут перевозиться … в Соединенные Штаты, Трамп и его администрация поймут, что они действительно потеряли регион и проиграют выборы», – сказал Насралла, имея в виду президентские выборы в США в 2020 году.

«Парламент Ирака проголосовал за вывод американских войск из страны. “Нет США, да Сулеймани” – скандировали депутаты. Это уже моральная победа Ирана. Кроме того, если можно таргетированием уничтожить Сулеймани, то значит можно и Асада, северокорейского лидера, равно как и президента США», – прокомментировал события в регионе военный аналитик Рачья Арзуманян.

Дональд Трамп в своем стремлении победить на президентских выборах пересёк красную черту, которая отделяет эксцентричного политика от политического экстремиста. Убийство генерала Сулеймани, совершенное по его приказу, взорвало ситуацию на Ближнем Востоке и подорвало, возможно, фатально, репутацию США.

Владимир Прохватилов

источник

Сегодня в СМИ