В истории с отравлением самого известного на сегодняшний день российского оппозиционера Алексея Навального по понятным причинам остается множество вопросов. Единственное, что у меня не вызывает сомнений, — это именно отравление, а не что-либо еще.

Напомним, политик почувствовал себя плохо на борту самолета, который утром 20 августа вылетел из Томска в Москву. Из-за этого лайнер совершил вынужденную посадку в Омске. Здесь оппозиционера уже в бессознательном состоянии доставили в городскую больницу скорой помощи. На данный момент известно, что политик находится в коме и подключен к аппарату искусственной вентиляции легких («Росбалт» продолжает следить за развитием событий).

Провластные СМИ и телеграмм-каналы тиражируют версии в духе «наверное, сам что-то съел/выпил» или «накачался наркотой». Со ссылкой на источники в правоохранительных органах они поспешили сообщить, что эти самые органы версию об умышленном отравлении «пока не рассматривают».

Между тем пресс-секретарь Навального Кира Ярмыш, которая сопровождала его в этой поездке, была с ним и в томском аэропорту, и в самолете, написала, что 20 августа Навальный с утра ничего не ел, а лишь выпил чай в кафе аэропорта. В своем Twitter она заявила: «Вижу, кремлевские телеграм-каналы стали отрабатывать новый темник: якобы Навальный вчера вечером много пил, а сегодня сам принял таблетку от похмелья, что и спровоцировало отравление. Это неправда. Он не пил вчера и не принимал никаких таблеток сегодня».

Прокремлевские СМИ версию намеренного отравления политика отрицают, но «отравление чаем», как говорится, налицо (на память тут же приходит чай с подмешанным в него полонием-210, жертвой которого в ноябре 2006 года в Лондоне стал другой непримиримый оппонент действующей российской власти — Александр Литвиненко). Поскольку ничего другого Навальный за много часов до этого внутрь не принимал (авиакомпания, услугами которой он воспользовался для перелета, заявила, что на борту самолета Навальный не ел и не пил), подозрения общественности в том, что дело нечисто, только растут.

Усиливает эти подозрения и тот факт, что в омской больнице, по сообщению все той же Ярмыш, полиции, росгвардейцев и сотрудников ФСБ больше, чем медиков. Если дело не имеет криминальной окраски, зачем же нагонять туда такое количество людей в погонах? Долгое молчание врачей, которые словно все никак не решат, какой диагноз озвучивать и озвучивать ли его вообще, также наводит на нехорошие размышления…

Между тем в Кремле, судя по всему, поняли, что на информационную бомбу о тяжелом отравлении Навального, из-за которой на второй план ушли даже новости из бунтующей Белоруссии, надо оперативно реагировать. Что и сделал пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков, заверивший журналистов в том, что за жизнь оппозиционера борются «в Омске лучшие врачи», которые проводят онлайн-консультации с московскими коллегами. В общем, Песков дал понять, мол, «делаем, что возможно», пожелал Навальному скорейшего выздоровления — правда, с оговоркой «как и любому гражданину нашей страны» — и даже пообещал высочайшего содействия ему, если понадобится, в отправке на лечение за границу.

Ну а теперь «версии в студию…»

Сразу отмечу, что вариант с преднамеренным отравлением оппозиционера, с учетом описанных выше обстоятельств, представляется мне наиболее вероятным. Однако всех вопросов эта версия все равно не снимает. Безусловно, подозрения, что за этим стоит российская власть, возникают не просто так и не на пустом месте, ведь сразу же на ум приходит ряд других похожих случаев. Многие сегодня вспоминают, что в разные годы погибли или были тяжело отравлены самые разные люди — экс-разведчики, журналисты и общественные деятели, объединяло которых одно: в Кремле их считали и считают врагами. Это и Юрий Щекочихин, и Анна Политковская (которую тоже вначале отравили перед посадкой в самолет, а после того как она выжила, через некоторое время застрелили), и Александр Литвиненко, и Сергей и Юлия Скрипаль, и Петр Верзилов. Не будем забывать, что и сам Навальный год назад, находясь в спецприемнике, уже пережил похожее странное отравление…

Однако нынешний случай в этом ряду стоит все-таки особняком. Травить популярного разоблачителя власти на фоне массовых белорусских протестов, за которыми сегодня так пристально наблюдают россияне, особенно оппозиционно настроенные? Да еще делать это за три недели до региональных выборов?

Конечно, можно не сомневаться, что в нашей стране есть облеченные властью люди, которые рассуждают в сталинском духе: «есть человек — есть проблема, нет человека — нет проблемы». Однако на дворе XXI век. Не забудем, что Россией сегодня правит человек, которого даже некоторые оппозиционные активисты считают гениальным политтехнологом. Раз так, то этому человеку не может не быть известно, что черный пиар — тоже пиар.

Подсунуть главному несистемному оппозиционеру за три недели до выборов яд — значит (если выживет) создать ему ореол страдальца, гонимого и преследуемого властью. Сделать такое в условиях экономического, эпидемиологического кризисов, падения рейтингов власти и роста общественного недовольства на фоне приближающихся местных выборов, означает ударить себя, скажем так, ниже пояса.

Мне кажется совершенно очевидным, что живой Навальный сегодня менее опасен для власти, чем мертвый. Что произойдет, если он, не дай бог, скончается? Реакцию российского общества в нынешней накаленной атмосфере даже не берусь предсказать…

Суммируя это, следует признать, что если за отравлением Навального стоит верховная власть, то в политтехнологическом смысле она сильно деградировала. Либо у нее просто «сорвало резьбу» на фоне целой череды неприятностей: Белоруссия, Хабаровск, Башкирия и так далее (о том, что у Путина началась полоса невезения, я писал еще до наступления августа).

Если же за этим стоит не Кремль, то кто? Пресловутый «эксцесс исполнителя»? Кто-то из силовиков не так понял сложные намеки высшего начальства? Или отравлением Навального оно, наоборот, намерено решило спровоцировать протестную волну, дабы всех оппозиционеров за год до выборов в Госдуму сразу и прихлопнуть? Если так, то это очень рискованная игра! Впрочем, Кремль не раз доказывал, что порой он не прочь пойти ва-банк…

Однако пока все это только версии. Сейчас остается лишь надеяться на профессионализм медиков, которые борются за жизнь Алексея Навального и принципиальность защитников закона, которые должны расследовать это отравление.

Александр Желенин

Росбалт