Возможно, рано радуется Джанет Йеллен, называя день соглашения между 130 странами «историческим» для экономической дипломатии, имея в виду так надоевшую государствам, готовым предоставлять различные налоговые льготы, борьбу за инвестиции. Заметим, не «мы» придумывали вот эти самые правила борьбы за инвестиции, в провале которых сейчас же минфин США собственноручно и «расписывается»

Любят глобалисты всё усложнять и стрелять себе в ноги. Как бы потом не пришлось посыпать себе голову пеплом. Речь на этот раз идет о международной налоговой реформе, к которой по инициативе США готова самая активно потребляющая часть мира, но никак не ресурсная. Что важно. Не случайно же министр финансов США Джанет Йеллен, слова которой активно на этой неделе цитировали СМИ, в том числе российские, отметила, что договоренность о присоединении к международной налоговой реформе достигнута между 130 странами, на долю которых приходится более 90% мирового ВВП.

90% мирового ВВП — звучит страшно. Страшно, если не вспомнить, что чаще всего ВВП глобально представляется паритетом покупательной способности. Что, снова, — важно.

Сложно было не заметить и другую «неслучайность» — например, рост экспорта из России той или иной продукции за рубеж. Потреблять на Западе горазды. Привыкли. От привычек отказываться сложно — Кощеева игла. Но, что поделать, не читали на Западе русских народных сказок. Собственно, на этом — на потреблении — и строилась все эти годы глобальная культура глобальной экономики.

Да, чуть не забыли, еще — на рыночных условиях, о которых благодаря практике двойных стандартов действительно стали забывать. Так может быть и на этот раз — двойные стандарты же никто не отменял. Что, согласитесь, развязывает руки.

Если рассматривать налоговую реформу, исходя из той идеи, которую озвучивал минфин США впервые, то налог может распространяться на прибыль тех корпораций, которые, по сути своей, занимаются экспортом:

  • чем больше компания заработает на экспорте своих товаров или услуг в той или иной стране, тем выше будет объем ее налоговых отчислений в бюджет той страны.

Возможно, рано радуется Джанет Йеллен, называя день соглашения между 130 странами «историческим» для экономической дипломатии и говоря о том, что гонка уступок стала на шаг ближе к завершению, имея в виду так надоевшую государствам борьбу за инвестиции или, иными словами, за «приземление» бизнеса на территории стран, готовых ради этого события предоставлять различные налоговые льготы.

Заметим, не «мы» придумывали подобные правила игры. И речь здесь идет не только о России. Не «мы» придумывали вот эти самые правила борьбы за инвестиции, в провале которых сейчас же минфин США собственноручно и «расписался». Так что радость от новой задумки может быть недолгой.

Это сейчас, пока правила новой игры четко не обозначены, присоединившиеся к соглашению страны разделяют эйфорию США. Ведь никто еще не обозначил, что из себя будет представлять глобальный налог и каким именно будет механизм его распределения.

Может, США будут для начала аккумулировать средства, а затем из собственного разумения справедливости перечислять их странам. Да, сгущаем краски. В отсутствие четких правил — фантазируем.

Но, опять же, не случайно в январе этого года в США вступил в силу закон «Об ассигнованиях на национальную оборону на 2021 год», в рамках которого были приняты поправки в закон «О противодействии отмыванию денег и финансированию терроризма», наделившие американские власти правом запрашивать информацию у иностранных банков, имеющих корреспондентские счета в американских кредитных организациях.

Понятное дело, в России привычно всполошились эксперты, заявившие, как сообщало «СМИ», о том, что российские банки могут столкнуться с угрозой блокировки счетов, потерей ликвидности, банкротством, отзывом лицензий и нарушением банковской и гостайны из-за действия нового законодательства США, направленного на борьбу с отмыванием денег и финансированием терроризма.

Привычно, потому как в России привыкли к практике двойных стандартов, то и дело огрызаясь на голые выдумки, обвинения США в тех или иных грехах. К слову, о грехах. Кто у нас в мире без греха? Все 130 государств, включая все страны G20, без греха? Все, как говорится, одним миром мазаны. Так что не стоит только лишь России принимать на личный счет возможные последствия новых законодательных норм США.  

Помимо прочего, никто не дал четкого обозначения, что же считать транснациональной корпорацией в новой международной налоговой системе. В известном понимании это та корпорация, которая имеет представительства, филиалы в других странах.

Мы все сегодня называем известных цифровых гигантов транснациональными IT-компаниями, хотя и не имеющих филиалов в каких-то странах, в том числе в России, но работающих в других государствах, в частности в России. Зарабатывающих на российской аудитории или аудитории иных государств.

Также открытым остается вопрос, какой объем активов наделяет корпорации приставкой «транснациональные». И хотя существуют более простые методы регулирования деятельности, вводимые национальными государствами для корпораций, например, подписанный Владимиром Путиным закон, обязывающий IT-гигантов, имеющих ежедневную аудиторию от полумиллиона человек, открывать в России филиалы, но всё же глобалисты любят более сложные схемы.

Между тем остается неизвестным ответ на другой вопрос: будут ли признанны транснациональными горизонтально-интегрированные или вертикально-интегрированные структуры, потому как те же вертикальные имеют в своих структурах те или иные предприятия, уже находящиеся на территории других государств.

И вот ответы на эти вопросы и покажут, кого же под прицел берет международная налоговая система, предлагаемая США:

  • ресурсные компании или цифровые, а может, и тех, и других.

Однако любой бизнес волнует, как говорится, только одно — прибыль. Свои расходы бизнес непременно переложит в себестоимость товаров и услуг. И одно дело — легко пережить подорожание цифровых услуг, тем более легко, если в государствах создают альтернативные транснациональным национальные компании, работающие в той же сфере, но куда сложнее пережить подорожание ресурсов.

Да, в случае своего распространения, в том числе и на российские ресурсные компании, экспортная деятельность которых одна из главных статей бюджетных доходов страны, международный налог может ударить по России, но ведь ударит и по странам — потребителям ресурсов.

Ни одна страна не позволит себе потерять свой суверенитет (отдельных «индивидуумов» во внимание не берем). Тем более потерять суверенитет из-за «хотелок» бизнеса, как и, в принципе, любого другого субъекта. Если таковой фактор в случае введения международного корпоративного налога будет угрожать государствам, а подозрения такие существуют, то национальные государства будут вынуждены принимать те или иные меры. А значит, напряжение в мире будет только нарастать.

Сложно не заметить и еще один фактор, пожалуй, главный. С введением международного корпоративного налога рост благосостояния государств начнет зависеть от денежно-кредитной политики центробанков. Кто заправляет финансовой политикой в мире, всем известно, что еще раз требует обратить внимание на те самые поправки, принятые в начале года в законодательстве США, несущие угрозу блокировки счетов банков национальных государств.

Проще говоря, допустим, если бы сегодня уже начал действовать международный налог, к которому также присоединилась бы Россия, то с учетом низких доходов граждан и исчерпанного лимита потребкредитования, как и наличия высокой кредитной нагрузки на граждан, потребление импортных товаров не принесло бы бюджету никакой пользы.

В общем, пока отсутствует понимание механизма международного корпоративного налога и его конкретной пользы для государств, остается только додумывать, чем могут обернуться для мира новые затеи США, и ждать оценки российских уполномоченных ведомств по возможному эффекту действия налога на экономику России.

Как говорил Владимир Путин в ходе своей видеовстречи с выпускниками программы кадрового резерва Высшей школы госуправления, сбор налогов — творческая работа. Это, к слову, о том, что государства не будут стоять в сторонке в случае появления рисков для наполнения бюджета.

Напомним, на той самой видеовстрече глава российского государства, спросив присутствовавшего руководителя ФНС страны о его отношении к инициативе международного сообщества по введению международного налога, подчеркивал, что налоговая система России должна быть экономически обоснована и справедлива именно с социальной точки зрения!

Аврора