Диалектика начала XXI века

Описанное ниже не является чьей-либо точкой зрения, а является попыткой осмысления происходящих в мире процессов, и мобилизации России на подвиг возрождения страны.      

1. Становление настоящего в прошлом

Со времен Платона и Аристотеля, люди описывали экономические процессы, проходящие вокруг них. А спустя две тысячи лет, в 18-м веке, Адам Смит в своем исследовании[1] выявил, что именно разделение труда дало колоссальный рост производительности, и стало отправной точкой все ускоряющегося развития Мира.

Используя разделение труда, общество стало производить больше продукта, чем требуется для обеспечения занятых в производстве людей. А углубление разделения труда приводило не только к еще большему объему производства, но и к быстрому совершенствованию выпускаемой продукции, за счет более узкой специализации каждого человека, сконцентрированного на своем деле.

Все производимые излишки начали перебрасываться на рынки соседних регионов, вовлекая все новых участников в эту гонку. Любой производитель, который не перестраивался от мастерской к мануфактуре, а затем к фабрике и монополисту отрасли, постоянно повышая объем выпуска продукции и улучшая ее, просто не мог конкурировать с теми, кто так поступал.

А вместе с продуктами динамично развивающихся производств, по миру распространялись и люди, продвигающие их. От эпохи Великих Географических Открытий, и далее переходя к колонизации достигаемых земель, развитие требовало, как освоения новых рынков сбыта, так и вовлечения в процесс производства все большего количества людей, усложняя и удлиняя производственные цепочки.

Разумеется, все эти процессы самым драматическим образом сказывались на судьбах людей, которые не успевали приспосабливаться к меняющемуся миру. Если раньше человек мог всю жизнь заниматься тем же, чем занимался его отец и дед, то теперь приходилось или учиться чему-то новому или пополнять армию безработных. Если раньше люди должны были весь день работать, создавать предметы быта для себя, и обеспечивать самим себе еду и крышу над головой, то теперь все требуемые вещи могли быть уже произведены где-то в другом месте и привезены к ним на рынок. Но чтобы их купить, приходилось производить что-то другое, не нужное, что можно было продать, а на вырученные деньги купить нужное.

Но когда каждое предприятие и все общество в целом производит больше чем ему нужно, все более остро встает вопрос поиска рынка сбыта своей продукции. Выходя на новые рынки, производители передовых индустриальных районов растут еще больше, попутно уничтожая местные предприятия, монополизируя рынок. Это лишает местных жителей средств и возможностей покупать продукцию, и заставляет производителей еще сильнее расширять географию рынка.

Увеличение количества вовлеченных людей, когда к рынку присоединялись новые страны и регионы, все больше углубляло разделение труда, еще более увеличивало выпуск продукции, банкротило еще больше мелких предприятий и далее увеличивало количество безработных… Тех самых, про кого позже Дэвид Рокфеллер сказал, что «негативное влияние роста численности населения на все наши планетарные экосистемы становится ужасающе очевидным».

Уже к середине 19-го века стало понятно, что долго это продолжаться не может просто по причине конечности нашей планеты. При этом в конце должен был бы остаться условный один производитель, который задействовал бы малую часть населения Земли, а производил бы продукции на всех… Только вот купить данную продукцию потребители уже не смогли бы, поскольку не имея работы они не имели бы и средств к существованию.

Первый звоночек прозвенел в начале 20-го века, и ведущие страны передрались в надежде, что именно им достанется возможности вырасти за счет других. Не прошло и 15 лет, как Великая Депрессия потрясла мир, принесла голод, и разрешилась Второй Мировой Войной, после которой в мире осталось всего две системы разделения труда, - Советская и Американская. И уже в начале 90-х годов последние барьеры пали, и образовался единый рынок, покрывающий практически все страны Мира.

К 2008-му году возможности единого рынка, при постоянном расширении производства и углублении разделения труда, подошли к концу, и начался Последний Кризис Капитализма. Разумеется, он был купирован эмиссией денег, с последующими отчаянными поисками резервов для расширения потребления произведенных товаров, и попытками отсрочить неизбежное...

А что неизбежно?

Неизбежным в такой ситуации становится то, что центр экономической, а теперь уже и чисто финансовой силы, вытягивая ресурсы из периферии, не только вызывает защитную реакцию регионов, где идет разрушение производств, но и теряет рынок, снижая их покупательную способность. И как только исчерпались все возможности поддерживать уже виртуальный спрос на продукцию предприятий, в полный рост встал вопрос падения уровня потребления, а следом и уровня производства до уровня реального потребления в мировом масштабе.

На февраль 2020-го года, разрыв между реальным производством и возможностями потребления людей, с учетом глобального рынка, достиг в США, Китае и Европе величины в 25%. А учитывая опыт предыдущей депрессии 30х годов, когда разрушение цепочек производств привело к падению производства, на величину двукратно превышающую исходный разрыв, получается что на сегодня потенциал падения производства в упомянутых регионах составляет 50%. Половина реального производства оказывается избыточной и будет закрыта[2].

Сразу встает вопрос, а какая это будет половина? Может пусть сосед закроется, а я еще поработают?

В таких условиях страны, защищающие себя, снова переходят к политике национального суверенитета, и закрывают границы для людей, товаров и капитала, чтобы их ресурсами не заткнули убытки колапсирующей системы. Каждый тянет на себя все ресурсы, до которых может дотянуться, поскольку, когда музыка закончит играть, и придется подводить балансы, останутся только те компании, у кого будут реальные активы.

Подобное разделение мира рвет не только пути оттока ресурсов, но и рвет цепочки производств, что радикально снижает уровень производительности труда, и возможности по выпуску высокотехнологичных изделий. Каждое отдельное предприятие, не имея возможности купить требуемые комплектующие, должно будет или начинать их самостоятельно изготавливать, или прекращать производство своего продукта.

А в условиях отката мира к уровню разделения труда столетней давности, вынуждены будут остановиться целые отрасли. И пройдут года, пока общество перестроится, и будет готово снова их запускать, на новом технологическом уровне.

При этом хорошо бы, по мнению руководителей, чтобы люди, пока будет идти падение рынков и объемов производства, поседели бы дома. Незачем людям бегать по улицам, с вопросами к власти о хлебе насущном, пока еще глобальные балансы не подведены. Перспектива уйти в долгую неконтролируемую депрессию на несколько лет, в такой ситуации может показаться существенно менее привлекательной, чем полная остановка экономики, с ее быстрой перестройкой в новой конфигурации.

Нечего теперь ждать, пора подводить балансы!

2. Глобализация финансов и производства

Человечество прошло долгий путь от натурального обмена товарами по принципу «товар ->другой товар», сначала к использованию денег для сделок «товар -> деньги -> другой товар», а с ростом торговли и спекуляций к форме «деньги -> товар -> деньги с прибылью». Начиная с 16-го века, когда в результате реформации церкви перестал осуждаться ссудный процент, появилась возможность банкам все более значительно влиять на окружающий мир, используя еще более простую схему «деньги -> деньги + %».

В этой системе банки первоначально брали на себя риски производителей, финансируя новые производства, и сохраняя у себя излишки денег других компаний, видя всю картину в экономике их клиентов. Но уже к 1907 году банки в США столкнулись с кризисом неплатежей, когда они не могли вложить деньги с прибылью, и потребовалось личное участие Джона П. Моргана, который собрал их вместе, пересчитал взаимные балансы, рассчитал их и закрыл недостачу.

Чтобы системно решать подобную проблему уже к концу 1913-го года была создана Федеральная Резервная Система (ФРС) в США, которая как Центральный банк, занималась регулированием и кредитованием прочих банков. Теперь этот Центральный банк видел уже всю картину экономики государства.

Спустя 30 лет, к концу Второй Мировой Войны, США имели порядка 70% мирового запаса золота, и более 50% всего мирового производства, что дало возможность 44 странам на Бреттон-Вудской Конференции в 1944м году договориться и создать новую систему денежных отношений и торговых расчетов. Согласно этому соглашению, золото переставало быть платежным средством между государствами, его цена фиксировалась в долларах, все расчеты должны были проходить в долларах, а все прочие валюты устанавливали твердые курсы обмена по отношению к доллару.

Таким образом, доллар фактически стал мировой валютой, хотя и работал сначала в Американской части мира, и только после распада СССР занял место действительно всемирных денег. По этой системе цена любого товара, для его продажи на мировом рынке, устанавливалась в долларах, как в единице измерения стоимости.

На этой же конференции были созданы институты, призванные обеспечить работу новой финансовой системы, это Международный Валютный Фонд и Всемирный Банк. Чуть позже в 1947 году было заключено «Генеральное соглашения по тарифам и торговле», на базе которого позже возникла Всемирная Торговая Организация (ВТО). Все эти институты вместе направляли процессы глобализации на создание единой мировой банковской и торговой системы. Глобализация в рамках единого мирового рынка.

Как только банковская система получила возможность действовать на мировом уровне, она моментально начала перераспределение прибылей от промышленных предприятий в свою пользу. Если предприятие хочет что-то построить, оно должно это согласовать с банком и взять кредит. Если покупатель хочет что-то купить, он должен взять кредит. А дальше предприятия должны выплачивать банкам деньги с процентами.

Если в 1944 году доля банков в прибылях предприятий была 5%, в виде комиссии за операции и проценты по кредитам, то уже к 1947-му году, она составляла 10%, а к 2008 году она выросла до 70%. Таким образом, расходы по кредитам для предприятий и домохозяйств, в масштабах планеты, стали наибольшей статьей расходов. Человечество стало работать на банкиров. Для банкиров же, такая ситуация безусловно была радостной, но эти доходы становились все больше виртуальными.

На ранних этапах подобная ситуация всех устраивала потому что вместе с финансовым сектором росли и прочие сектора экономики, производство, научно-технический прогресс, а вместе с тем и благосостояние граждан. Но уже к 70м годам начался третий кризис падения эффективности капитала, и в США сначала отказались от золотого стандарта, затем перешли к плавающим валютным курсам, а в процессе реформ «Рейгономики» запустили печатный станок, начав рефинансирование накопленных долгов новыми кредитами, под меньшие процентные ставки.

Если раньше предприятие или домохозяйство, взяв кредит на 5 лет, должно было его отдавать, то теперь оно могло взять новый кредит большего размера, но под меньший процент. Ежемесячные выплаты сохранялись прежними, но появлялись средства для расширения производства, пополнения оборотного капитала и сиюминутных покупок. А раз можно сегодня что-то купить, значит это нужно срочно произвести, и начался активный рост производства и потребления.

Казалось бы, мировой рынок уже весь освоен, и расти некуда, но с увеличением долга появилась возможность расширять объем рынка за счет будущих прибылей.

Процентная ставка ФРС США, которая в 80е годы доходила до 18-20% постепенно падала и достигла 0% в 2008 году. Финансовая система оказалась в ситуации, когда людям нельзя было выдавать новые кредиты под меньший процент, а если им не выдавать кредиты, то люди и предприятия начнут экономить, и отдавать старые долги. В такой ситуации расходы компаний падают, что ведет к падению доходов других компаний, которые должны будут сокращать производства, зарплаты, увольнять людей, что еще больше сократит траты общества…

Теперь уже глобальная мировая экономика вплотную подошла к ситуации, когда вложить деньги с прибылями стало невозможно, а текущее потребление существенно превосходило реальные доходы населения.

И в 2008 году начался Последний Кризис Капитализма, но он не пошел по сценарию Великой Депрессии, и мировое производство не стало сокращаться, чтобы достигнуть баланса, а вместо этого были найдены внутренние резервы системы... Снова был включен печатный станок.

Параллельно появилась идея на базе МВФ запустить «Центробанк Центробанков», чтобы рефинансировать центробанки, так же как ЦБ кредитуют национальные банки. Но это потребовало бы забрать у США рычаги управления долларом и мировой финансовой системой, создав мировой банк. В 2011м году работа по реализации этой идеи была прекращена с делом Стросс-Кана[4].

Объем долларов в мировой экономике к 2014му году был увеличен в 4 раза, однако, не напрямую. Напечатанными деньгами выкупались облигации правительства США, а полученные от продажи деньги инвесторы хранили в банках, которые держали их на резервных счетах в ЦБ, что увеличило общую денежную базу в 4е раза. Однако параллельно был снижен кредитный мультипликатор так же в 4е раза, что скомпенсировало финансовую систему, и сохранило денежную массу (объем кредитов и денег в наличности и на счетах) неизменной. Это позволило увеличивать объем денег не вызывая инфляции.

К 2014 году подобный способ пополнения долларовой системы далее продолжать было невозможно, печать денег была остановлена, но финансовая система начала высасывать доллары из всех уголков Мира. В 2014м году МВФ рекомендовал девальвировать экономики развивающихся стран, инициировав значительный отток капитала из них в долларовую систему.

С 2016го года значительно ужесточились требования по контролю за движением денег. Начались чистки оффшоров, и активная легализация денег, с изъятием любых средств, по которым владелец счета или бенефициар трансакции не мог отчитаться в законности их получения.

Если в 2016м году практически половина всех средств населения была без отчетности, то к концу 2019го года эта величина сократилась практически до ноля. Все неучтенные деньги были изъяты, любые попытки получить свои деньги из банка пресекались все большими барьерами, необходимостью указания целей по любым расходам, все большей сложностью в получении наличных средств. Финансовая система вплотную подошла к необходимости отмены, а вернее изъятию наличных денег…

Двенадцать долгих лет с 2008го по 2020й экономику держали, позволяя людям и компаниям тратить больше, чем они зарабатывали. В долг разумеется.

Чтобы дальше поддержать финансовую систему необходимо начинать демонтаж и распродажу имеющихся производственных активов. Если у вас есть завод, и он уже вышел на нулевую рентабельностью, и по кредитным платежам начинаются просрочки, то банки не «центральных стран» будут требовать банкротства предприятия, и продажи его активов в уплату долгов. Это позволит прямо сейчас получить прибыль… последнюю для владельцев предприятия.

А если предприятия продолжают работу, и не будут возвращать кредиты, то в убытки начнут заходить банки. Все это начнет приводить к значительному падению стоимости активов, снижению рейтингов институтов, и, наконец, банкротству банков. Стремительное падение фондового рынка приведет к массовым маржинколам, закрытию инвестиционных счетов предприятий и частных инвесторов. Падение рынка вызовет банкротство инвестиционных фондов и хеджфондов, страховых компаний, и прочих банков. Все перечисленное вместе приведет к коллапсу финансовой и банковской системы.

Есть еще вариант начать напрямую раздавать деньги людям, или как уже предлагают некоторые энтузиасты, разбрасывать их с вертолета, что просто запустит гиперинфляцию, и обесценит доллар, обесценив любые накопления в нем.

Продолжая текущий путь финансовая система, фактически начинает высасывать деньги сначала из стран периферии, в попытке спасения центра и поддержке его спроса. Система откачивает кровь, и органы обездвиживаются, костенеют и умирают. И как периферия, так и центр оказываются перед ситуацией, когда нужно или распродавать имущество, чтобы поддержать текущий спрос, или заставлять банки оплачивать все покупки предприятий и населения за свой счет, или сокращать спрос, что приведет к падению производства и запустит дефляционный шок.

Финансовая капиталистическая система пожирает сама себя.

3. Конец глобализации, торговые войны и закрытие границ

Международная финансовая система, хотя и имеет штаб-квартиру в США, и часто ассоциируется с интересами Соединенных Штатов, однако действует как самостоятельный субъект, и оказывает такое же влияние на экономику США, как и на экономики других стран. В частности, если в 1944м году экономика США превышала 50% всего мирового производства, то на начало 2020го года, эта величина сократилась до 20% с тенденцией на дальнейшее падение.

Открытый рынок, свободное перемещение капитала и товаров создавали возможности по выводу производств из США в другие страны, в частности в Китай, снижая издержки транс-национальных корпораций и извлекая дополнительные прибыли. И хотя финансово это было выгодно, но стремительное ослабление реального сектора экономики США, на фоне роста экономики Китая не проходило незамеченным.

Если в 90е годы двадцатого века апологеты глобализации провозглашали создание единого мира, под руководством Соединенных Штатов, то уже к 2007 году все больше сторон начали говорить о «многополярном мире».

В качестве дополнительных центров силы в мире поднимались страны, именуемые позже БРИКС, которые понимали, что существующая мировая финансовая система ни только не способствует повышению их благосостояния, но и сама по себе идет к коллапсу. И если до начала кризиса 2008го года все разговоры о грядущем структурном кризисе оставались игнорируемыми, то с началом кризиса стало понятно, что существующая экономическая модель не может дальше существовать, и не может предложить внятных путей решения проблемы.

Включенный печатный станок был призван стимулировать спрос и экономику в целом, однако быстро стало понятно, что единственное прибыльное место в Мире, это фондовый, товарный и валютный рынки, а так же рынки прочих финансовых деривативов. Чем больше печаталось долларов, тем большие рекорды устанавливали котировки на бирже. При этом капитализация торгуемых инструментов, включая фьючерсы на товарной бирже, стала более чем в 10 раз превышать стоимость физически-существующих товаров и услуг, что сформировало небывалый доселе финансовый пузырь, который должен был лопнуть.

Любая попытка вывести деньги из этого пузыря, чтобы купить физические товары неминуемо привела бы к инфляции, и чтобы затушевать данную проблему реальные поставщики товаров начали отвязывать цены поставок от биржевых котировок, вводить скидки и формулы от цены.

Продавцы, например сахара, более не смотрели на цены биржи, а самостоятельно мониторили и согласовывали цены в портах мира. Если очередной игрок выходил с гигантскими суммами на счету на покупку физического товара, например нефтепродуктов или минеральных удобрений, то вдруг оказывалось, что таких как он в очереди стоит уже много, а реального продукта мало, и решение кому продать принимается уже на политическом уровне. Нарисованные виртуальные деньги не вызывали инфляцию, потому что их просто невозможно потратить, невозможно обналичить, невозможно вывести с виртуального рынка. Они становились чисто виртуальными показателями, а биржевые спекулянты в буквальном смысле торговцами воздуха.

Если ранее преобладали силы стремящиеся объединить мир в единое целое, в единый рынок, возможно даже с единым мировым правительством, то все больше периферия понимала, что именно ей придется оплачивать дальнейшее существование системы, вплоть до ее гибели.

Если раньше присоединение к единому рынку позволяло странам развиваться, то теперь расходы на поддержание международной финансовой инфраструктуры стали перевешивать предоставляемые ею возможности.

Причем эти тенденции привели к ответной реакции в самих Соединенных Штатах, разделив участников экономических и политических процессов на тех, кто поддерживает международную финансовую систему, желающую через банки, финансовые институты и валютные спекуляции продолжать контролировать сбор ресурсов со всего мира, и собственно владельцев корпораций и производств, которые сами выплачивали деньги в систему и понимали, что дальнейшее следование тем же курсом приведет к их гибели.

Встал вопрос выживания банковской системы с одной стороны, и предприятий реального сектора экономики с другой стороны. За каждой из сторон стоят люди, состояния которых оцениваются триллионами долларов, но при этом понимающих, что в данной борьбе выживет только одна из сторон.

Если банкиры сохраняют за собой власть собирать платежи по всем созданным за четыре десятилетия долгам, продолжают наращивать спекулятивный пузырь на рынке, и при этом не находят способа дальнейшего стимулирования спроса в реальном секторе, то предприятия и домохозяйства, как только перейдут в режим экономии, чтобы просто работать и отдавать кредиты, тут же столкнутся с невозможностью продажи своей продукции и услуг. Работать они смогут, а вот продавать свою продукцию уже будет некому на сжимающемся рынке.  Они начнут еще больше сокращать издержки, увольнять людей, чем вызовут дальнейшее падение спроса, и схлопывание реального сектора экономики. Мир войдет в дефляционную спираль, и пока банкиры будут продолжать выкачивать деньги из предприятий, те будут лавинообразно банкротиться. После останутся только банки, на пепелище разрушенной экономики…

Последние 70 лет создания единой мировой валюты привело к тому, что сами США стали для международной финансовой системы просто рядовой страной, буквально периферией. А центром и конечным бенефициаром всей мировой экономики стали виртуальные валютные счета в транснациональных банках. Эти счета не имеют ни родины, ни страны пребывания. Деньги могут за долю секунды перетекать туда, куда выгодно, ломая любые экономики, и финансируя любые процессы, проходящие в мире.

Какой-нибудь оффшор, который внешне выглядит как остров со взлетно-посадочной полосой, небольшой инфраструктурой, и башней крупного транснационального банка, аккумулирует гигантские капиталы, и ни кому не подчиняется кроме анонимных владельцев счетов. Пока за доллар можно все в мире купить, такой «кошелек» может буквально управлять миром.

Но если раньше доллар был обеспечен золотом или первой экономикой мира, и действовал в интересах этой экономики, то сегодня он обременяет США на ровне с другими государствами, и обеспечен по большей части военно-морскими силами США, которые могут поддержать в мире консенсус по статусу доллара, и привести тех, кто не желает его использовать к повиновению.

Выход США из международных договоренностей

В 2011м году не получилось вывести эмиссионный центр доллара из-под юрисдикции США, и интересы международной банковской системы продолжили все больше расходиться с интересами самих Соединенных Штатов. Не удивительно, что усиление протекционистских настроений, должно было выдвинуть человека, который бы начал борьбу за сохранение экономического потенциала страны.

И в 2016 году к власти в США пришел президент, открыто озвучивший намерение «Сделать Америку снова великой». К сожалению, для международных финансовых структур это намерение означает, что США не продолжит распродавать свои активы в уплату долгов или оптимизировать производства, выводя их в другие страны, а скорее начнет поддерживать местного производителя и защищать свой внутренний рынок от внешнего мира, как будто этот внешний мир и не их вовсе. А внешний мир, - это доллар.

Неудивительно, что это раскололо этилы в самих штатах по принципу, «у кого где деньги лежат». Держатели финансовых активов желали бы продолжать сидеть на печатном станке, сохранять максимальную открытость глобальных рынков, и пользоваться всеми благами мира, при случае уведя их из страны. А владельцы предприятий в реальном секторе экономики, защищая себя, начали требовать отстранения экономики США от все более обременительной финансовой системы.

Дональд Трамп начал отсекать страну от международных институтов и выходить из международных договоренностей, которые требовали ресурсов для своего поддержания, но не давали экономике США какихлибо преимуществ. США оперативно вышли как из Транстихоокеанского партнёрство, так и из Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства, которые сами же и создавали в предыдущие годы, из Парижского соглашения по климату, сократили финансирование ООН, начали пересмотр соглашения НАФТА. Фактически они сами показали пример борьбы с финансовой и торговой глобализацией, активизировав остальных участников мирового сообщества на борьбу за свои национальные интересы.

Для того чтобы США смогли сохранить свою экономику в реальном секторе производства, им нужно фактически отказаться от обеспечения доллара, списав как долларовые активы, так и долларовые долги. Это можно провести разными способами. Введение отсрочки по уплате кредитов, которую можно будет продлевать до бесконечности; заморозка вывода средств с инвестиционных на банковские счета; запуск гиперинфляции с параллельной поддержкой домохозяйств и предприятий; перевыпуск доллара на «новый доллар», в который можно будет поменять ограниченное число старых долларов. При этом предприятия будут продавать свои товары за «новый доллар», а все активы «старого доллара» станут просто цифрами на счетах, за которые невозможно будет что-либо купить.

Безусловно, это разом обанкротит богатейших людей планеты, и приведет к тотальной переоценке всех финансовых и реальных активов во всем Мире. Любые структуры, державшие деньги в подобных финансовых активах, или в акциях финансовых компаний, будут вынуждены списать данные бумаги как пустые…

Не удивительно, что на Трампа, с момента его избрания, идет не прекращающаяся травля в СМИ со стороны всевозможных структур, четко понимающих, что эти действия приведут их к краху. Эта битва идет фактически между виртуальной идеей всемирного доллара, и национальной экономикой США. И хотя доллар по прежнему является мировым платежным средством, он не может бороться против самих США. Тем более что победа финансового сектора сначала приведет к деградации экономики самих США, а после в любом случае коллапсирует в мировом масштабе.

Конец Всемирной Торговой Организации

Разрушение Бреттонвудской экономической модели побуждает США защищать свои национальные интересы, и сокращать свои расходы по поддержанию международных институтов данной системы (МВФ, Всемирный банк, ВТО). Те страны кто первыми уйдет в изоляцию смогут сохранить то, что у них есть, а те кто останется, будут вынуждены работать на поддержание инфраструктуры мировой финансово-торговой системы, убыточной на столько, что это будет экономическим самоубийством.

Чтобы защитить свою экономику, США требуется выйти из убыточных международных инвестиционных, торговых, и военных обязательств. Это требует устранение дефицита торгового баланса с Китаем, Европой и другими странами.

Если десятилетия США переносили производства своих предприятий в Китай, и получали сверхприбыли от дорогой продажи, дешево произведенной в Китае продукции, то к настоящему моменту инвестиционные прибыли иссякли, но остался импорт из Китая продукции на пол триллиона долларов в год больший, чем экспорт туда. Устранение подобного дисбаланса породило торговую санкционную войну между странами.

Аналогично останавливаются потоки по финансированию всевозможных международных программ, начиная с цветных революций, отмененных буквально накануне их начала, разнообразных националистов в Восточной Европе, и заканчивая военными операциями на Ближнем Востоке. Тотальное сокращение расходов требует сворачивания присутствия США не только в «горячих точках», но и во множестве военных баз, разбросанных по всей планете.

Действия США начинали подхватываться и другими странами. Как заметил главный управляющий Банка международных расчетов Агустин Карстенс в 2018м году:

«На протяжении десятилетий страны усиливали глобализацию, международное сотрудничество, разрабатывали правила для либерализации торговли, повышали открытость рынков — сейчас же на смену пришли протекционизм, попрание торговых правил, закрытие рынков, международная конфронтация… Эскалация валютных войн может закрыть доступ зарубежных инвесторов к финансовым рынкам, вызвать намеренные ограничения иностранных вложений, а также подчинить движение капитала политической конъюнктуре».

К декабрю 2019го года США сумело заблокировать назначение новых судей в арбитражный суд ВТО, остановив действие данной организации в части регулирования вопросов международной торговли. Любая страна или организация теперь может сколь угодно нарушать требования, без возможностей разрешения споров инструментами ВТО. С этого момента фактически заканчивается мировая торговая глобализация.

В январе 2020го года подписан договор между США и Китаем, призванный «восстановить баланс в американо-китайских торговых отношениях». Фактически этот договор лишает Китай возможности продавать в США свою продукцию на сумму в 500 миллиардов долларов в год. Само по себе это действие приводит к тому, что миллионы китайских предпринимателей, производивших в своих частных фабриках всевозможные изделия, которые далее через сайт Alibaba шли в США, в одночасье лишились рынка сбыта, будущих прибылей и работы.

Кроме того, Китай на начало 2020го года, имея положительный торговый баланс в 500 млрд долл, имел отрицательный платежный баланс, что означает что Китай выводит печатаемые юани в доллары. Под купленные доллары национальный банк Китая имел возможность стимулировать свою экономику, печатая  юани в объеме 2 - 4 триллиона долларов в год (при учете кредитного мультипликатора 4-8 соответственно). То есть Китай при размере экономики в 16 трил. долл, ежегодно стимулировал экономику в объеме 25% от ВВП, чего больше он делать не может, без риска получить инфляцию.

Перед правительством Китая встал вопрос, как перестроить тысячи предприятий, в которых работают миллионы людей, на новую реальность, в которой не только нет возможности продать произведенные товары, но и необходимо снизить объем стимулирования производства на 25% ВВП в год?

Непонятно, как поведут себя миллионы людей потенциально лишившихся работы. А значительное сокращение продаж и следом производства, ведущее к сокращению рабочих мест и реальных доходов населения, приведет к невозможности выплачивать долги, аренду и вскоре выбросит людей на улицу, без средств к существованию.

Как предотвратить социальные волнения? Как снизить производство во время кризиса перепроизводства? Как аккуратно остановить экономику?

Эпидемия заболевания COVID-19 от вируса SARS-Cov-2

«И вдруг неожиданно, можно сказать вдруг, откуда не возьмись» (М.ЗадорновTM), через неделю после подписания договора между Китаем и США о выравнивании торгового баланса, сразу после того как экономика Китая остановилась, уйдя на празднование китайского нового года, в Китае вспыхивает эпидемия нового вируса, которая требует закрытия городов, ввода карантина и комендантского часа, закрытия границ, и остановки экономики на неопределенный срок.

При этом для нагнетания ситуации в СМИ не стали рассказывать о том, как часто появляются новые штаммы различных вирусных инфекций, и о числе заболеваний другими болезнями за тот же период. На людей просто массово надели намордники, и начали публично концентрировать внимание на двух показателях, - количестве вновь заболевших и смертности среди них.

По мере развития событий, страны Европы, а вслед за ними и в США, начали регистрировать данное заболевание и вводить меры по борьбе с ним.

Особенно отличились по уровню заболевания и смертности страны, где широко развито страхование жизни. Ведь когда умирает человек в возрасте более 90 лет, с полным букетом заболеваний, но в его крови обнаруживают так же и коронавирус, то указывая его в причинах смерти, появляется возможность получить страховые выплаты. В результате статистика смертности от коронавируса в таких странах бьет рекорды, в то время как в соседних странах, где выплат не делается, она почему-то отличается более чем в десять раз.

Медики и официальные лица объявили, что за ближайшее время данным вирусом переболеют более 80% населения планеты, и этот вирус будет сопутствующим для человечества, как сезонный грипп. При этом, у более чем 85% заболевших он протекает без симптомов, поскольку иммунитет с ним вполне справляется. Болезнь в теле развивается в течении 2х недель без симптомов, что существенно увеличивает возможности человека по распространению заболевания. В зону риска попадают пожилые люди, и люди с ослабленным здоровьем.

В мире в целом, и в каждой стране в частности, общая статистика смертности не отличается ни от прошлых зимних месяцев, ни от показателей прошлого года. То есть вирус есть, а вот до показателей не только пандемии, но и даже до показателей эпидемии не дотягивает. Достаточно посмотреть на мировую статистику смертности с 1 января по 2 апреля 2020 года[5]:

  • 51 560 – умерло от Короновируса;
  • 123 755 – умерло от Сезонного гриппа;
  • 214 357 – умерло от Употребления грязной воды;
  • 249 673 – умерло от Малярии;
  • 272 956 – умерло от Суицидов;
  • 343 604 – умерло в результате ДТП;
  • 427 892 умерло от ВИЧ/СПИДа; 636 628 – умерло от Алкоголя;
  • 1 272 451 – умерло от Курения;
  • 2 090 499 – умерло от Онкологии;

И хотя статистические данные коронавируса заслуживают внимания медиков, и требуют их интенсивной работы, но не выглядят выдающимися на фоне других вирусов сопутствующих человеку, вроде гриппа или ротовируса, смертность от которого в три раза выше. Тем не менее, вирус не сходит с передовиц центральных СМИ. Его публично сравнивают с испанкой, от которой погибло по разным оценкам 17 - 50 миллионов человек, и нагнетают ужас до такой степени, что люди ходят в масках, шарахаются друг от друга, города закрыты, авиасообщение между странами остановлено, сборы более двух лиц под запретом, все сидят по домам и смотрят новости.

Нагнетание страха и отказ от критического осмысления фактов или статистики, позволили запустить меры социального контроля, доселе невиданные в масштабе планеты.

4. Террористическая диктатура финансового капитала

В конце девятнадцатого, начале двадцатого века, с объединением рынков разных стран в единое экономическое образование, уходили в прошлое законы «невидимой руки» рынка. Реальные решения начинали принимать сначала на уровне картелей, когда крупные производители собирались вместе, и решали вопросы цен и направлений развития предприятий. Затем даже крупные компании сливались, образуя монополии, получавшие полную власть над рабочими и над потоками товаров своей отрасли. А внешне, над предприятиями и отраслями множества стран возвышался финансовый капитал, который не работал с людьми и товарами, а занимался исключительно вопросами роста своей стоимости, используя ссудный процент.

Проблема состояла в том, что экстенсивный рост капитала, стимулируемый ссудным процентом, возможен только в условиях расширения рынка, когда можно вернуть деньги с прибылью. В условиях замкнутого рынка прибыли взяться неоткуда, и возврат долгов не возможен[6]. И хотя удавалось ломать барьеры соседей, и еще более расширить рынки в двух мировых войнах, все равно вставал вопрос об управлении людьми.

Двадцатый век был богат на социальные эксперименты. Впервые человечеству потребовалось учиться управлять потоками людей на глобальном уровне. При этом человечество, на протяжении истории последних нескольких тысяч лет, неуклонно шло к повышению личных свобод и возможностей людей.

Великая Французская Буржуазная Революция проходила под лозунгом «свобода, равенство, братство», и имела в виду такие свободы и равенства, которые давали возможности личного предпринимательства, и вели по пути мастерская -> мануфактура -> фабрика -> монополия -> финансовый капитал. Вот только по этому пути могли пройти единицы, а что делать оставшимся миллиардам людей, оставалось не понятно.

Людям оставалась свобода выбрать, на какой фабрике работать за зарплату, равную стоимости воспроизводства, то есть за еду, одежду, жилье и возможность содержания детей. На любые возмущения работодатель показывал сотрудникам, что там за пределами фабрики миллионы голодных жаждут попасть внутрь, и если работник будет возмущаться условиями труда, зарплатой, продолжительностью рабочей смены или продолжительностью своей жизни, то его не сложно будет заменить другими людьми, готовыми к работе на текущих условиях.

Разумеется, полная свобода, это значит, что если человек хочет работать по 16 часов в день, то нельзя его ограничивать. Вдруг сосед согласится поработать 18 часов в день, и займет такое желанное рабочее место. Если ребенок в 7 лет хочет пойти поработать, помогая родителям, то нельзя его лишать таких возможностей. И женщин тоже нельзя ограничивать, пусть работают даже на самых тяжелых работах. И у них всех должна быть максимально возможная конкуренция друг с другом, чтобы мужчина понимал, что его место в любой момент может занять, допустим, двое детей, и не расслаблялся.

Великая Октябрьская Социалистическая Революция так же провозглашала «свободу, равенство и братство», но речь шла уже о равенстве в жизненных возможностях, для всех ныне живущих миллиардов людей, а не только избранных элит. Люди боролись за свободу получения для всех бесплатного образования, бесплатной медицинской помощи, свободу доступа к общественному транспорту, коммунальным услугам и производимым благам. По итогу именно этой революции была установлена всеобщая занятость и 8-ми часовой рабочий день, с планом его снижения до 6-ти, и далее до 4-х часов; было установлено равенства в правах между мужчиной и женщиной; введена общественная собственность на земельные недра и средства производства, что дало возможность справедливого распределения произведенных обществом благ на всех его членов.

Все изложенные социалистические принципы были слишком привлекательны для людей всего мира, и с появлением страны провозгласившей эти принципы своей основой, держателям капитала приходилось чтото уступать, в борьбе с трудящимися за свои права.

Но уступая в деталях, они не отходили от сути, создав для управления людьми, и направления их на решение требуемых задач, идеологию фашизма.

Открытая террористическая диктатура

«Фашизм — это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала… Это власть самого финансового капитала»[7].

Чтобы понять смысл фразы, давайте рассмотрим это определение с конца.

  • Капитал - это самовозрастающая стоимость. То есть ресурсы, активы, энергоносители и люди, вместе работающие как единое целое для роста самого себя (роста активов, ресурсов и т.п.);
  • Финансовые капитал, - это денежная составляющая капитала, работающая по принципу «деньги -> деньги + %». Банкиры и финансисты, владеющие финансовым капиталом, не работают с людьми, ресурсами или активами, они работают только с деньгами, а потому не вкладывают в свою работу вопросы этики или совести. Деньги их абстрагируют от мыслей о том, что за сокращением расходов, будут стоять чьи-то голодные смерти. Ничего личного, просто бизнес;
  • Власть финансового капитала – власть банкиров и финансистов;
  • Диктатура финансового капитала – проявление власти банкиров и финансистов;
  • Террористическая диктатура – проявление своей власти путем запугивания, наведения ужаса

(«terror» – ужас, страх, испуг);

  • Открытая террористическая диктатура финансового капитала - проявляемая в открытую, через насилие и запугивание, власть банкиров и финансистов.  

И вот эти самые банкиры, финансисты и империалисты, проявляя в открытую свою власть, вешали людей за бродяжничество[8], расстреливали демонстрации[9], морили голодом десятки миллионов людей в Индии[10], произвольно вводили шовинистические критерии, сжигая при этом сотни тысяч людей в печах Освенцима и Майданика[11], и загоняя другие сотни тысяч в трудовые лагеря, где умные люди точно подсчитали по формуле, сколько нужно выдавать человеку еды, чтобы максимизировать выдаваемый им объем работы, перед его голодной смертью от истощения.

Ни кто не виноват, так формула показала! Это же эффективно! Остальные люди просто не вписались в рынок! И вообще это же важно, сокращать издержки, в конце концов, посмотрите на экологию, сколько еще миллиардов лишних людей на планете! Нужно жизненное пространство освобождать! И кстати, банкиры вовсе не отдавали приказов все это делать, они только оставались конечными бенефициарами от этих процессов, но сами ни сном, ни духом.

Скрытая террористическая диктатура

Придя к власти после Первой Мировой Войны, фашисты принялись в открытую воплощать все мыслимые свободы из того, что можно делать с человеком. Объединились в единую экономическую систему, и столкнулись с принципиально другой системой. СССР имел на начало войны практически в 10 раз меньше ресурсов, в сравнении с Европой, объединенной под властью фашистской Германии. Однако социалистическая система оказалась на порядок более эффективна, чем капиталистическая, по возможностям достижения экономических результатов.

Война закончилась в Берлине, и на Нюрнбергском процессе фашизм был публично осужден всем человечеством. Открытая террористическая диктатура была осуждена, а вот сам финансовый капитал продолжал заниматься глобализацией. Теперь на планете оставалось всего две системы разделения труда, каждая со своим рынком, и у Капитала было много работы по его освоению.

После создания Бреттонвудских институтов глобального рынка, и послевоенного восстановления Европы, расходы на социальные нужды многих государств выросли с ноля до 30% госбюджета и продолжали расти. Корпорации активно расплачивались с ТОП-менеджерами частью своих акций, начав распределять прибыли среди работников. Все больше людей уже не занимались выживанием, а достигали значительного уровня благосостояния, позволив социологам говорить о преобладании среднего класса.

Наличие большого количества людей, у которых были закрыты не только базовые потребности в товарах первой необходимости, но и обеспечен комплексный достаток в жизни, внесло существенные коррективы в отношении государства и общества. Генеральной Ассамблеей ООН была принята и провозглашена «Всеобщая декларация прав человека».

Государство, как инструмент насилия в руках правящей элиты, на протяжении всей истории стремилось защищать интересы и имущество самой элиты. Для бедных людей, у которых нет ни какого имущества, государство является скорее внешним управляющим и карательным органом. И для сохранения стабильности требовались узы, сплачивающие людей, воспитывающие покорность и преемственность поколений. Таким цементом общества оставалась семья.

В 70х годах, исчерпав возможности роста рынка, и испытывая жестокий экономический кризис, западная система нашла способ расширения спроса, путем создания Общества Потребления. Требовалось отключить у людей тормоза, и, дав им дешевых денег через реформы Рейгономики, заставить их покупать все больше и больше.

В рамках консервативного общества, противопоставление личных свобод общим интересам требует достижения сложного баланса. Однако каждому конкретному человеку идея его полной вседозволенности весьма привлекательна. Вот только эта идея не стыкуется с традиционными ценностями и умеренностью, которые прививаются в семье.

Появившиеся представители среднего класса, могли уже не опираться на семью, но были заинтересованы в государстве, как инструменте контроля по соблюдению своих прав. Частному лицу, обладающему имуществом и активами, нужна система, которая будет обеспечивать соблюдение всеми единых правил игры, осуществлять судебные и полицейские функции, но при этом не вмешивающаяся в их жизнь.

И ставка финансовых элит была сделана на правые либеральные идеи, максимально разобщающие людей, мотивирующие их брать все больше кредитов, для удовлетворения своих желаний, потребностей, фантазий и идей.

Были запущены социальные индустрии, непрерывно формирующие стереотипы поведения для миллиардов людей во всем мире, активно разрушающие семью, призывающие к безудержному потреблению максимума благ сегодня, без ответственности за свое моральное поведение.

  • Началась активная пропаганда сексуальных меньшинств, которая до этого была уголовно наказуема;
  • Появился институт ювенальной юстиции, забирающий детей из семей сообразно новой логике;
  • Запущено феминистическое движение, направленное на прямую борьбу женщин против мужчин;
  • Введена свобода совести, как возможность выбрать свои личные критерии добра и зла;
  • Максимальная инфантилизация людей;

Принципы жизни по Оруэлу (1949г.) «Мы разорвали связь между мужчиной и женщиной, между матерью и ребенком, между одним человеком и другим. Ни кто уже не доверяет ни жене, ни ребенку, ни другому. А скоро и жен и друзей не будет. Новорожденных мы заберем у матери, как забираем яйца из-под несушки. Половое влечение вытравим. Размножение станет ежегодной формальностью, как возобновление продовольственной карточки. Не будет различия между уродливым и прекрасным».

История двадцатого века показала, что существуют ровно два пути организации мирового общежития. Либо социалистические принципы, декларирующие всеобщее равенство, либо капиталистические, формирующие тотальное неравенство, вплоть до введения кастовой системы.

Разобщение людей в результате ультро-либеральной пропаганды вседозволенности и безответственности, на практике формирует все большую зависимость людей от государства. Для диктата своих интересов, финансовый капитал не может опять использовать прямой террор, понимая, что люди еще помнят последствия фашизма. Однако роль террориста можно делегировать. И не важно, выступает ли в качестве террориста человек, государство или короновирус. А дальше, от любых «ужасов этого мира» можно отважно спасать людей, попутно забирая все те свободы, которые были достигнуты в борьбе в девятнадцатом и двадцатом веках.

Финансовым капиталом формируется скрытая террористическая диктатура, которая пользуясь либеральными лозунгами о свободе личности, натравливает людей друг против друга, организуя конкуренцию по принципу «все против всех», и активно рассуждает про лишних людей, которые вдруг оказались не нужны, поскольку они создают экономическое бремя. Снова финансовый капитал выступает с идеей физического устранения большого количества людей, через войны, голод, гражданские беспорядки, и с персонажами фильмов вроде Таноса[12], закладывает эту идею людям, как нормальную и рабочую схему решения проблем, стоящих перед человечеством.

В мае 2010-го года состоялось заседание благотворительного центра Рокфеллера, на котором было озвучено несколько сценариев развития дальнейших событий на наше планете, и удивительным образом у финансистов при любом раскладе получается электронный концлагерь[13].

В текущих реалиях особенно интересным видится описанный сценарий развития пандемии гриппа, приведший к 8 млн. смертей, остановивший на время экономику мира, приведший «…к контролю со стороны государства… люди более не препятствовали лидерам государств принимать решения самостоятельно, не интересуясь мнением народа».

В условиях бушующей истерии в СМИ по поводу короновируса, когда, например, в Грузии после трех недель чрезвычайного положения появляется 4 новых больных за сутки, и перекрываются 4е крупнейших города страны[14], встает вопрос о том, «что первичнее, курица или яйцо?». Критические действия властей неадекватные той угрозе, которую представляет распространяющая инфекция, с попутным вводом мер тотального контроля за перемещением людей, заставляют задуматься об истинных намерениях тех, кто решил «половить рыбку в мутной воде».

Причем в условиях, когда люди получают информацию из СМИ, и даже не пытаются ее осмыслить, появилась возможность нагнетать панику, не зависимо от реальной опасности заболевания, и управлять массами людей, из расчета что «эпидемия все спишет».

С другой стороны текущая ситуация (на апрель 2020-го года) обнажила перед обществом существующие системные противоречия, убрала людей с улиц, и реально остановила целые пласты экономической деятельности. Это дает возможность реорганизации существующей модели экономического развития максимально безболезненным образом.

5. Новый мировой порядок, запущенный в 2020-м году

Нет сомнений, что сложившаяся в мире ситуация полностью осознается главами ведущих государств. В мире идет крупнейшая структурная технологичная и общественная перестройка. Начиная с 2016-го года, Дональд Трамп в США занимается активной реорганизацией государственной экономики, и готовит страну к выходу из глобальной экономики. В Европе ряд правительств уже заговорили о национализации остановившихся отраслей.

В России Владимир Путин, в начале 2020-го года, предложил изменения в конституцию, о переходе к приоритету национального законодательства над международным, и, в связи с отсрочкой голосования по изменению конституции, объявил о возможном выходе России в одностороннем порядке из международных соглашений, которые будут мешать претворять в жизнь национальную политику по запуску внутреннего инвестиционного цикла.

Поскольку основные проблемы находятся в дисбалансе структуры производства и потребления, и неизбежно придется этот дисбаланс исправлять, что потребует серьезнейшего перераспределения средств между различными слоями населения, то понятно, что данный процесс требует подготовки и аккуратности.

Текущие процессы:

  1. Разделение мира на локальные системы разделения труда, сферы влияния, валютные зоны;
  2. Переход к Госкапитализму, с необходимостью введения Мобилизационной Экономики;
  3. Сокращение банковской и финансовой системы, в структуре распределения прибылей, с текущих 50%, до послевоенного уровня в 5% (в 10 раз).
  4. Создание замкнутой системы производства и распределения, работающей и развивающейся, без необходимого условия роста рынка.
  5. Смена технологического уклада
  6. Смена управленческой модели

Все как в Великую Депрессию 30-х годов

Всемирный структурный кризис сегодня, наиболее близок к тому, что проходило в США в 1929 – 1932 годах, названных позже Великой Депрессией. Этот кризис в СССР назывался кризисом перепроизводства, или кризисом падения эффективности капитала.

  • В августе 1929 года началась полномасштабная рецессия в экономике.
  • В октябре 1929 года произошел биржевой крах;
  • Четыре месяца спустя, когда в марте 1930 года рынок уже начал расти, в реальном секторе экономики начался дефляционный шок;
  • Сокращение экономики более чем на 30%, привело к десятилетию затяжной стагнации.

За весь период в 30-е годы, эти процессы привели к падению фондового рынка в 10 раз, появлению более чем 30 миллионов безработных, и смерти от голода более 2-х миллионов человек. Чтобы преодолеть экономическую депрессию принимались меры по регулированию экономики, была создана Комиссии по ценным бумагам и биржам, безработные привлекались к общественным работам, но окончательно вопрос был решен только с переходом к мобилизационной экономике Второй Мировой Войны.

Что мы видим сегодня?

В феврале-марте 2020-го года началось резкое  падение рынка США, более чем на 34%, которое было остановлено крупной эмиссией денег. Трампу в ноябре 2020-го еще предстоит пройти через выборы, и хотя он по всем опросам лидирует, он заинтересован в относительной стабильности, и масштабные преобразования экономики разумно отложить до «после выборов».

Параллельно в мире разворачивались карантинные меры по борьбе с короновирусом, которые потребовали сначала отмены массовых мероприятий, затем закрытия всех публичных мест, и наконец, полной остановки авиасообщения между странами. Любые пересечения границы приводят к закрытию людей на карантин, что запускает проблемы с логистикой товаров, сокращение товарооборота между странами, и деловой активности во всем мире.

В марте происходит срыв сделки ОПЕК+, по сокращению добычи нефти всеми странами кроме США. Россия отказывается принять предложенные условия и отдать долю рынка, Саудовская Аравия объявляет об увеличении объема добычи, и цена на нефть резко падает более чем на 50%.

И если в обычной ситуации коррекция рынка это больше финансовое мероприятие, не отражающееся в реальном секторе, а экспортеры энергоносителей в обычной ситуации вполне способны договориться и стабилизировать ситуацию, то в сочетании с закрытием границ и существенным снижением экономической активности в мире, мы уже видим начало дефляционного шока[14].

Количество безработных растет на десятки миллионов еженедельно. США и Европа прибегают к прямой финансовой поддержке людей, чем запускают инфляцию по доллару. И чем дольше люди сидят по домам в самоизоляции, тем глубже будет деградация связей, и тем быстрее пойдет распад систем.

Все менее пророческими, все более спланированными видятся слова Пола Кругмана:

«Стоит задача получить результаты войны без самой войны».

Локальные экономические пространства

Диалектика развития, через единство и борьбу противоположностей, равно как и Книга Перемен, утверждающая, что любая сущность, достигая предела своего развития, переходит в свою противоположность, проясняют происходящие в мире процессы: если ранее было выгодно создавать единое мировое экономическое пространство, то сегодня становится выгодно из него выходить.

Закрывая границы для людей, товаров, услуг, информации и финансовых потоков, разрушая цепочки поставок и производства, появляется резкий дефицит товаров, которые ранее закупались извне. И этот же дефицит дает возможность местным предприятиям запускать процессы импортозамещения, наращивая внутреннее производство, занимая людей работой и направляя их на наиболее востребованные направления. Это потребует таможенных пошлин для защиты рынков, ограничение свободного движения капитала и отдельных валют для каждой экономической системы.

В результате в мире начинают формироваться локальные экономические образования, производства которых замыкаются сами в себе, с минимальными перемещениями товаров и людей между данными областями. Каждая сформированная зона должна будет иметь свою отдельную валюту, с расчетом между зонами в каком-то независимом, и одинаково принимаемом всеми эквиваленте. Таким всеобщим эквивалентом при подсчете торгового баланса может выступать золото.

Сейчас можно выделить формирующиеся экономические зоны:

  • С центром в США, объединяющей Северную и Южную Америки (возврат к доктрине Монро);
  • С центром в Китае, с вовлечением стран юго-восточной Азии, кроме Вьетнама;
  • С центром в России, вовлекающей в единое экономическое пространство стран бывшего СССР, Турцию, Иран, Вьетнам, и возможно Японию или Германию;
  • С центром в Индии, которая будет ограничиваться самой Индией;
  • Великобритания, страны Европы и западной Африки, будут формировать различные экономические пространства, как кому выгодно, исходя из национальных приоритетов.

Переход к Госкапитализму и Мобилизационной Экономике

В условиях прохождения подобных процессов, частный бизнес многих направлений существовать не сможет. Государствам придется национализировать наиболее важные отрасли, поддерживать бизнес в убыточных отраслях, а также начинать формировать рабочие места и госзаказы, чтобы переориентировать людей в требуемые направления. Появляется возможность перехода к Госкапитализму и Мобилизационной Экономике, и при наличии политической воли к построению новой социально-экономической системы.

Те государства, которые не будут брать под контроль происходящее на своей территории, а понадеются на помощь или управление извне, рискуют столкнуться со стихийными и непредсказуемыми последствиями массовых банкротств предприятий, резкого падения уровня жизни людей, перебоев с продовольствием и товарами народного потребления.

Учитывая, что сейчас не будет финансовой помощи из США, Брюсселя или МВФ, в условиях остановки международных финансовых институтов, и занятости крупных игроков над решением аналогичных вопросов у себя дома, то все страны будут заинтересованы максимально быстро определяться, с кем они будут формировать общую экономическую систему.

Распад глобального рынка на экономические зоны, уменьшит и уровень разделения труда. Приведение к балансу структуры спроса и предложения сократит объемы производства по всему миру на величину порядка 35%, и на величину более 50% в США и Европе. Это сокращение будет идти в первую очередь за счет отраслей предыдущего технологического уклада.

После того как экономические зоны оформятся, организуются, и станут готовыми снова расширяться, начнется борьба между ними, аналогичная ситуации перед Первой Мировой Войной. Однако вторая волна глобализации не обязательно должна будет проходить через мировые войны, как в 20-м веке. Человечество сможет придумать другой способ построения глобального общества, возможно с сохранением различных центров силы, контролирующих более равномерное распределение капитала, чем это есть сегодня.

Уже озвучена необходимость встречи глав государств США, России и Китая, которые в ближайшее время должны будут договориться по форме обеспечения мировой безопасности, поскольку уход США и сил НАТО из многих регионов, может дестабилизировать обстановку.

Сокращение банковской и финансовой системы в 10 раз

Как бы банкиры не уверяли себя и других, что им принадлежат предприятия и поэтому они должны всем управлять, в условиях кризиса, когда выживает или реальный сектор экономики или финансовый, сложно ожидать победы от держателей виртуальных активов.

Производителям США достаточно объявить, что все вновь производимые товары будут продаваться за новую валюту, то все держатели долларов и различных деривативов, сохраняя свои триллионы, по факту просто ничего не смогут на них купить. Фактически государствам придется списать долги. Технически это можно реализовать разными способами, и как оно будет в действительности предсказать сложно, поскольку все будет зависеть от решений людей и от борьбы интересов.

Но неизбежность сдувания пузырей на фондовом и товарном рынках (фьючеры, деривативы, любые позиции с плечом), и последующей реорганизации экономики, с многократным уменьшением объема одних отраслей в пользу других, диктует необходимость перераспределения капитала в пользу реального сектора экономики в его перспективных направлениях.

Сегодня банки и финансовые компании распределяют в свою пользу 50% прибыли от всех произведенных и проданных товаров мира. Эта величина будет сокращаться до послевоенного уровня, когда банки имели 5% в структуре прибылей.

Сокращение доходов финансового сектора в 10 раз, приведет к невозможности содержания всей международной банковской инфраструктуры, закрытию большинства финансовых институтов и банков, к списанию виртуальных активов, к переоценке капитализации компаний, с учетом оставшихся у них активов, банкротству всех тех, кто после пересчета ушел в минус, и так далее, пока не останутся компании, обладающие реальными и перспективными активами.

Ситуацию условно можно сравнить с тем, как на старте СССР были закрыты все банки, кроме 10 государственных. Аналогичные процессы пройдут сейчас, только в мировом масштабе.

Создание замкнутой системы производства и распределения

Все происходящее сегодня является структурным кризисом капитализма, математическую неизбежность которого в условиях глобального рынка показал Карл Маркс в книге Капитал.

При сохранении стихийной структуры производства и потребления, регулируемой через рынок, все участники оказываются в принципиально не равных условиях. А когда рынок физически не может расширяться, то они приходят к банкротству.

Поэтому кризис, начавшийся в 2008 году, и называют «последним кризисом капитализма». И хотя в условиях глобального рынка текущая социально-экономическая система работать не может, она и не будет, поскольку мир сейчас распадаться на множество экономических зон, и откатывается к ситуации начала 20-го века.

Дальнейшие пути развития человечества, после формирования раздельных экономических систем:

Во-первых, страны могут раз за разом запускать процессы капиталистической глобализации и регулярного распада, ценой которого будет голод, безработица, и миллионы жертв. Потом экономический рост, победа одной из стран в новой глобализации, нарастание противоречий и снова распад.

Возможно динамическое равновесие из трех экономических систем. Противостояние СССР и США показали, что Мир, разделенный на две системы, не устойчив. В то время, как разделение Мира на три системы, когда каждая будет слабее двух других, позволит поддерживать ситуацию постоянной конкуренции между ними неопределенно долго. Потенциально это могут быть Евразийская, Китайская и Американская системы.

Подобная конфигурация позволяет сохранить капиталистическую форму экономики данных систем, а постоянная борьба, читайте война, между ними будет играть роль внешнего рынка, когда все экономики будут работать на то, чтобы мобилизовать свои силы, и произвести максимум возможного, чтобы потом дружно уничтожить произведенное на поле боя. Эта конфигурация потребует жесткой организации людей, в каждой из зон.

Подобное непрерывное противостояние трех экономических систем было наглядно показано в романе Джорджа Оруэлла «1984». И хотя Оруэлл полагал, что он описывает коммунизм, но поскольку он его никогда не видел, то он описывал то, что видел вокруг себя, дав миру антиутопию развитого капитализма.

Вот только не стоит забывать, что сегодня более полутора миллиардов жителей Земли живет при социалистическом строе. Начиная с революции 1917-го года и образования первого социалистического государства СССР в 1922-м году, идеи социального равенства неуклонно усиливались. И хотя распад СССР показал слабости конкретных решений, он не остановил стремление человечества к максимальному благосостоянию для всех членов общества.

Поэтому появляется возможность построения замкнутой экономической системы, которая не требовала бы для своего функционирования ссудного процента и постоянного расширения рынков, а развивалась бы по пути социально-технического прогресса. Такая система с одной стороны позволяет задействовать всех людей, обеспечив всеобщую занятость, обеспечивает неуклонный рост благосостояния всех членов общества, и при этом радикально сокращает объемы потребления природных ресурсов, в сравнении с текущим уровнем.

В основе данной системы лежит объединение предпринимательской активности по выбору направлений производства, государственного стратегического планирования самого производства, смешанной собственностью на средства производства, общественной собственностью на недра и инфраструктуру, и общественными фондами потребления.

6. Новая индустриализация в России

Начиная с 90-х годов, когда к власти в России начали приходить люди, заинтересованные в присвоении общенародной собственности, они не только быстро нашли опору на Западе, но и неуклонно получали от туда предложения реформ, которые наиболее хорошо работали для колоний в Британской Империи.

В результате сегодня, Россия встроена в глобальный рынок исключительно на колониальных основаниях, и находится во многом под управлением внешнего капитала. Страна не имеет своей национальной валюты, а использует производную от доллара. Продавая на внешний рынок любые товары за доллары, стране позволено под их обеспечение эмитировать рубль. До 2014-го года было возможно на Западе получать кредиты для развития в России сырьевых производств, чтобы добывать и продавать им требуемое сырье. С тех пор как санкции закрыли для страны возможность получения финансирования из-за рубежа, экономика России, как и реальные доходы граждан, перешла к спаду.

Продукция большинства высокотехнологичных производств России не востребована на внешних рынках, поскольку они и сами все производят. В результате получать финансирование для запуска любых инфраструктурных, социальных, обрабатывающих или производственных проектов возможно только под заградительные двухзначные проценты по кредитам и крупные залоги. Это сразу ставит национальные предприятия в невыгодные не конкурентные условия против иностранных компаний, способных получить кредитование в Европе даже под отрицательные ставки и без залогов.

Но при этом в 20-м веке люди научились пользоваться деньгами, как простым инструментом для работы экономики. Сначала в СССР, а затем и в США была создана система печатания фиатных денег, бумажных знаков играющую роль в экономике, аналогичную роли крови в организме.

Рубль СССР был обеспечен всем национальным благосостоянием страны. Если планировался запуск предприятия, согласовывалась смета, и Центральный банк печатал необходимое количество денег. Была возможность напечатать любое количество денег под планы правительства.

Доллар США обеспечен обязательствами страны. Если вы хотите запустить любой проект, то для него, под залог взятой в лизинг банковской гарантии вы получаете финансирование и запускаете проект. Для этого требуется несколько процентов от стоимости проекта, и не требуется собственный залог. Также возможно оценить идеи, планы, патенты, НИОКРы, и прочую интеллектуальную собственность, используя эту оценку в качестве залога для финансирования проекта. При этом сами банки под обязательства друг друга печатают деньги в необходимых количествах. Для национальных проектов правительство США формирует бюджет, и чтобы покрыть его дефицит выпускается нужное количество федеральных облигаций, под которые ФРС печатает необходимое количество денег.

ЦБ РФ сегодня печатает деньги исключительно под обязательства иностранных государств, причем рубль умудряется быть неустойчивым, будучи на 200% обеспеченный золото-валютными резервами.

Политика ЦБ отдает преференции иностранному спекулятивному капиталу, и запрещает кредитовать реальный сектор экономики России, в отсутствии кратно больших залогов. В результате предприятия не имеют возможности ни пополнить оборотный капитал, ни получить деньги для финансирования производства.

Правительства США, Европы и Китая печатают деньги, давая максимальные возможности своим предприятиям реализовывать свои проекты. ЦБ РФ рубли из экономики изымает, в результате организация, которая печатает деньги, второй год подряд оказывается единственным центральным банком стран G20, которая показывает убыток по операциям. Игра ЦБ вместе с американскими хеджфондами против рубля привела к тому, что рубль, в 2015-м году, занял почетное последнее место по устойчивости, среди всех валют мира.

Капитал любой страны, это не деньги, напечатанные Центробанком, а все совокупные активы.

Россия имеет:

  • Природный капитал (недра, вода, земля, леса, растения, животные…);
  • Физический капитал (заводы, инфраструктура, дороги, энергоресурсы, трубопроводы, линии связи…);  Человеческий капитал (носители знаний, умений и навыков, здоровья, и количество людей…);  А Финансовый капитал является только производным от них, для решения конкретных функций.

Вместо того чтобы обеспечить рубль всем богатством государства, и создать возможности для местных производств и научно-технического прогресса, за последние 30 лет следованию рекомендаций из МВФ, в России была построена система по образцу колоний Великобритании, которым разрешалось иметь деньги на производство того, что требовалось метрополии.

Однако сегодня, в момент глобального кризиса, у России появляется возможность роста, которых больше нет ни у одной из стран Мира.

Импортозамещение и рост экономики на фоне всеобщего кризиса

Начинающийся коллапс рынков США, Европы и Китая уже привел к закрытию границ между странами, началу распада мира на отдельные регионы, и переоценки активов. Несоответствие структуры спроса и предложения, потребуют остановки и перестройки огромного количества производств.

Россия уже прошла подобный спад в 90е годы, и на фоне завышенного потребления в Европе и США, в России наоборот спрос максимально подавлялся. На сегодня большинство предприятий работают на 60% от возможной мощности, нет оборотного капитала, и нет спроса, поскольку последние 5 лет подряд падали доходы населения, в результате искусственно созданного дефицита денег.

Границы закрыты, ВТО недееспособно, инструкции МВФ, Всемирного банка и международных рейтинговых агентств нам сейчас напрямую вредны, а те, кто их используют, больше подходят под определение «врага народа».

Формируются наиболее благоприятные условия для выхода России, из под внешнего управления иностранным финансовым капиталом. Мобилизация национальной экономики, позволит ближайшие 10 – 15 лет осуществлять экономический рост на 7 – 10% ежегодно, на фоне обвала экономики ранее ведущих стран мира.

Разрушение международных цепочек производств, и распад мира на экономические и валютные зоны, подразумевает отсутствие возможности закупить иностранные комплектующие, а значит это все нужно производить самостоятельно.

В России появляется возможность:

  • Создать суверенную национальную валюту – Рубль, запустить собственный эмиссионный центр рубля, обеспеченного национальным благосостоянием, и эмитируемого российским Центробанком в объемах, требуемых для роста и развития экономики государства.
  • Запустить Импортозамещение иностранных изделий, в том числе высокотехнологичных, что дает возможность запуска тысяч предприятий по всей стране, сокращению трат на импорт, появлению новых рабочих мест, созданию внутреннего рынка, росту экспорта не сырьевых товаров;
  • Ограничить доступ валютных спекулянтов на российский рынок и провести Деофшоризацию. Из других государств нам нужны технологии и специалисты, а финансовые ресурсы ЦБ РФ может создать в требуемом объеме.
  • Национализировать отраслевые и системообразующие предприятия.
  • Создать единую государственную систему стратегического планирования экономики.
  • Наладить кредитно-денежную политику, - для запуска рублевого инвестиционного цикла, с банками развития для долгосрочных кредитов, инвестиционным банками для развития инфраструктуры, и банкам для коммерческого кредитования под околонулевые процентные ставки в приоритетных для государства направлениях.
  • Развернуть налоговую политику к работе на повышение благосостояния общества, введя прогрессивную шкалу налогооблажения, и минимизировав налоги для малого и среднего бизнеса, существенно расширив налогооблагаемую базу.
  • Начать оценивать интеллектуальный и человеческий капитал, предоставляя финансирование под эту оценку, значительно повысив благосостояние специалистов, и минимизировав их отток из страны, а так же привлекая иностранных специалистов и технологов для работы у нас.

Финансисты относятся сегодня к деньгам как к фетишу, в результате хозяевами денег становятся банкиры, а производство реальных благ сокращается. Но деньги, это инструмент, и искусство управления деньгами, это вопрос управления экономическим развитием.

Если вы хотите построить завод, финансировать инфраструктурное и капитальное строительство, или запустить научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР), то есть создать Капитал, то государство для финансирования этих целее может создать денег столько, сколько требуется.

Когда денег печатается больше, чем создается Капитала, то начинается инфляция, но если денег печатается меньше, то экономика начинает «скукоживаться». Она просто не получает необходимого количества денег для связывания ресурсов, начинается деградация системы, и растет инфляция издержек.

Сегодня в России все налажено для создания преференций иностранным игрокам, вроде добавления компании «Макдональдс» в список системообразующих организаций экономики. Нужно эту ситуацию развернуть в пользу национальных компаний.

Сейчас запускается конкуренция соперничающих мобилизационных экономик разных стран. Мир распадается, и то государство, которое локально запустит наиболее эффективную модель технологического, управленческого и экономического развития, сможет наиболее быстро преодолеть переходный период, перестроить себя, и начнет интегрировать в свою систему другие страны, которые не успеют перестроиться.

Далее:

  1. Образ развивающейся экономической системы

О том, что нужно получить в итоге…

  1. Человек и общество

О том, кому делать…

  1. Мобилизационная экономика России

О том, что и как делать…                                                

10. Подробности

  1. Адам Смит. Исследование о природе и причинах богатства народов (1776 год)
  2. Перед началом Великой Депрессии в США, структурный разрыв между доходами и расходами домохозяйств составлял 15%, а дефляционный шок с октября 1929 по 1932 годы сократил уровень потребления (и соответственно производства) на 30%, достигнув на этом уровне равновесного состояния. При падении спроса закрывались производства, что в свою очередь вело к падению спроса и закрытию других производств. Из-за разрушения цепочек производств, реальный уровень падения в два раза превысил исходный дисбаланс.

На начало 2020го года разрыв между доходами и расходами домохозяйств в США составляет порядка 25%, что приведет к фактическому падению производства более чем на 50%, к моменту достижения нового равновесия в экономике.

  1. Домини к Стросс-Кан до 18 мая 2011 года являлся директором-распорядителем Международного Валютного Фонда, и активно был вовлечен в подготовку реорганизации МВФ в «Центробанк Центробанков», с выводом эмиссии доллара из-под юрисдикции США. К тому моменту шли активные обсуждения, особенно со стороны Китая, о перераспределении долей в резервных валютах МВФ. После его ареста 14го мая по обвинению в попытке изнасилования горничной, он подал в отставку, а тема реорганизации МВФ исчезла из обсуждения, как в СМИ, так и на политическом уровне.
  2. По данным Международной организации труда на 7 апреля 2020 года «Более четырех из пяти человек (81%) от общей численности рабочей силы мира в 3,3 миллиарда человек, в настоящее время страдают от полного или частичного закрытия рабочих мест»

(https://www.ilo.org/global/about-the-ilo/newsroom/news/WCMS_740893/lang--en/index.htm).

  1. По данным с сайта https://www.worldometers.info/
  2. Строгое научное доказательство невозможности получения прибыли при использовании ссудного процента в замкнутой рыночной системе, представил Карл Маркс в книге «Капитал».
  3. Классическим марксистским определением фашизма считается определение, представленное в резолюции XIII пленума ИККИ и повторённое на VII Конгрессе Коминтерна в 1935 году Георгием Димитровым, докладчиком по этому вопросу: «Фашизм — это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала… Фашизм — это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм — это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции. Фашизм во внешней политике — это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть против других народов.»
  4. Во время огораживания в Англии в XV – XIX веках, небольшие фермерские участки банкротились и сливались в крупные «агрохолдинги», а крестьяне, теряя землю и жилища, становились наемными рабочими, или бродягами и нищими. (капиталистический аналог коллективизации)

Правительство издавало жестокие законы против бродяг и нищих. Пойманного бродягу бичевали. Он становился рабом того, кто донёс на него властям. Если бродяга попадался вторично, ему отрезали уши, ставили на лицо клеймо раскалённым железом, заключали в тюрьму. Пойманных в третий раз вешали как самых отъявленных злодеев. В первой половине XVI века в Англии было казнено 72 тысячи человек.

Чтобы не погибнуть от голода и не попасть на виселицу, разорённые крестьяне нанимались на работу за любую, самую низкую плату. Это было выгодно владельцам мануфактур и новым дворянам. Кровавыми законами правительство стремилось превратить бывших крестьян в послушных рабочих.

  1. Нет смысла перечислять все случаи расстрелов демонстраций в мировой истории. Стоит упомянуть об истории возникновения Дня Труда первого мая. 1 мая 1886 года чикагские рабочие организовали массовую забастовку с требованием 8-часового рабочего дня. При низкой заработной плате они работали по 12—15 часов, использовался детский труд, отсутствовали социальные гарантии. В забастовке участвовало 350 тысяч американских рабочих. Развитие событий привели к расстрелу рабочих в время митингов, несколькими днями позже.
  2. События в британской Бенгалии 1943 года (Индия), во время которых от недоедания и болезней умерло по разным оценкам от 4 (по британской историографии) до 30 миллионов человек из 60,3 миллионов населения.
  3. С 1941 года нацисты создали более 42 000 лагерей и гетто, включая 4 лагеря, специально предназначенные для уничтожения людей, - Хелмно, Треблинка, Белжец, Собибор, и концентрационные лагеря, которые были приспособлены для массовых убийств, такие как Бухенвальд, Дахау и Равенсбрюк в Германии, Освенцим, Майданек в оккупированной Польше, концлагеря Ясеновац, Малый Тростенец, Яновский, Озаричи и некоторые другие, расположенные в разных странах. В приговорах Нюрнбергского трибунала закреплено количество жертв в 6 миллионов евреев.
  4. Танос — персонаж, титан, суперзлодей вселенной комиксов Marvel. В фильме «Мстители: Война Бесконечности» 2018-го года, данный персонаж рассуждает о целесообразности уничтожения половины населения вселенной, называя это милосердием, и претворяет свой план в жизнь. Картина стала 5-м самым кассовым фильмом всех времен, и транслировала философскую идею об уничтожении людей, как логичную и рабочую схему по решению проблем мира.
  5. Доклады центра Рокфеллера от мая 2010го года о возможных путях развития человечества на русском и английском языках: https://maxpark.com/user/2004327006/content/847485
  6. Тбилиси, Батуми, Кутаиси: Грузия закрыла свои крупнейшие города на «замок» до мая: https://radiokp.ru/politika/tbilisi-batumi-kutaisi-gruziya-zakryla-svoi-krupneyshie-goroda-na-zamok-domaya_nid17897_au3203au

11. Библиография

Аврора