Москва, Пекин и Вашингтон приступили к освоению планеты на новом уровне

RP

Напрасно последние российские предложения по стратегической безопасности в Европе и на постсоветском пространстве называют «ультиматумом». По сути дела, это декларация о намерениях и констатация того факта, что эти намерения будут реализованы – тем путем или этим. Или в рамках договоренностей, или явочным порядком.

Вряд ли это стало большой неожиданностью для Белого дома. Почти наверняка всё то, что сегодня активно обсуждают в нашей стране и во всем мире, было изложено Владимиром Путиным своему американскому визави в ходе виртуального саммита на высшем уровне.

Другое дело – публикация нашим МИДом проекта договора о взаимных гарантиях безопасности в Европе. Беспрецедентная открытость при начале «субстантивного диалога» поставила Вашингтон в положение стратегического цугцванга.

Что ни сделай – всё плохо. Откажешься от условий Москвы – это развяжет ей руки для мер, которые мягко были названы дипломатами «военно-техническими». Согласишься хотя бы на часть требований – тебя обвинят в «уступках Путину». Поэтому США будут тянуть время. Более того, на первом этапе вопрос попытаются, выражаясь советским аппаратным жаргоном, принять в вату и замотать на процедуре. В немалой степени к этой тактике Белый дом подталкивает обеспокоенность европейских союзников. Не то чтобы в первый раз намечается решение серьезного европейского вопроса без Европы. И не то чтобы планируемый будущий миропорядок по-вашингтонски давал Старому Свету много надежд сохранить хотя бы часть нынешнего благосостояния и видимости самостоятельности. Просто европейские элиты придется утихомиривать и ставить на место не по расписанию, раньше времени.

Прошедший недавно виртуальный саммит демократий был установочным мероприятием. В конце 2023 года должен состояться еще один форум «нового мирового сообщества», на котором это сообщество сократят и упорядочат. Войдут в него заметно меньше 110 стран – кое-кто во «второй тур» не пройдет. Но часть европейских стран в Альянсе демократий понадобится. И их предстоит убедить следовать жестким требованиям «свободной части человечества». Дело это непростое и деликатное. А тут российский демарш! Еще две недели назад Байден был спасителем Европы от большой войны и защитником Украины от «российской агрессии». В награду за это он мог требовать что угодно. Теперь любая договоренность с Москвой, пусть даже предварительная и половинчатая, но достигнутая быстро, станет пассивом в работе с элитами Старого Света.

Фото: Александр Демьянчук/ТАСС

Впрочем, это не значит, что никакого решения в сложившейся ситуации нет. Напротив, все важнейшие решения уже приняты. В Москве. В Пекине. И в Вашингтоне. Из трех великих держав Россия сделала свой шаг последней. Соединенные Штаты заявили о создании новой конфигурации объединенного Запада в виде Альянса демократий. Также достаточно ясно был сформулирован курс на поэтапный отказ Вашингтона от действующих ныне международных структур – ООН, МВФ, Всемирного банка и других. Помощник президента США по нацбезопасности Джейк Салливан назвал новое состояние глобального управления «смесью структур». Одновременное задействование различных альянсов, по словам Салливана, позволяет обеспечить наилучший для Вашингтона результат.

Любопытно, что в своем нашумевшем выступлении на онлайн-форуме Defense One Салливан почти ничего не сказал о НАТО. Это не означает, конечно, что эта организация не может входить в «смесь структур». Но центрального места в-мире-как-его-видит-Салливан она не занимает. Куда важнее индо-тихоокеанское направление, где действуют сразу два новых блока – AUKUS и Quad. В оба объединения входит Австралия, которая за прошедшие несколько месяцев заключила сразу несколько военно-технических контрактов, потенциально выводящих эту страну на совершенно новый стратегический уровень уже через пять-шесть лет. Кроме того, на пятом континенте интенсифицируется добыча полезных ископаемых (в первую очередь щелочных и редкоземельных металлов) и строятся новые индустриальные мощности. Иными словами, Австралию «накачивают».

Это требует внимания и ресурсов, которых уже не хватает на другие регионы. В частности, на Ближний Восток. Быстрый вывод американских войск из Афганистана, намечающийся уход из Ирака, сворачивание военного сотрудничества с Саудовской Аравией – всё это проявления процесса сокращения издержек на неосновных стратегических направлениях. Как это ни парадоксально, такая логика может привести администрацию Байдена к почти трамповскому выводу о том, что НАТО «устарело», а европейцам нужно уделять больше внимания своей собственной безопасности. Старому Свету вполне могут сбросить с рук на руки «проект Украина», а «не справляющихся» не взять в «светлое демократическое будущее».

Не стоит забывать, что Афганистан был одним из основных союзников США вне НАТО. Этот официальный статус давал право на большое количество преференций, так что Грузия и Молдавия давно и безуспешно пытались его обрести. И что же? Эту страну бросили. Когда Байден говорил о выводе из нее американских войск, он заявил, что Соединенные Штаты не могут и не станут сражаться за демократию в тех странах, которые сами драться за нее не в состоянии. Замечу, что Европа была для Вашингтона таким же «неспособным субъектом» еще 80 лет назад, до объявления войны гитлеровской Германии.

Так или иначе, глобальная западная элита свою ставку сделала. Объединенный Запад, точнее, Запад, пересобранный под новые задачи и обстоятельства, меняет векторы стратегических направлений, перераспределяет ресурсы и строит новую модель управления – технологически «смесевую» и идеологически жесткую, «демократическую». Свою новую стратегию реализует и Пекин. Всё началось еще лет 20 назад, когда Китай окончательно выбрался из своей скорлупы и начал последовательную экономическую (а кое-где – и военно-стратегическую) экспансию. Уже в 2012-2014 годах западные элиты забеспокоились и стали строить планы по сдерживанию Поднебесной. Окончательно всё прояснил 19-й съезд КПК, на котором были приняты программы развития вплоть до 2030-2050 годов.

Построение инфраструктуры логистических коридоров «Одного пояса, одного пути», распространение юаня в качестве мировой валюты и Union Pay как мировой платежной системы, ставшей во многих регионах альтернативой VISA и MasterCard, в буквальном смысле слова построение новых территорий в Южно-Китайском море, экономическая экспансия в Африке и Южной Европе – всё это звенья одной цепи. Поднебесная отстраивает свою часть мира, пусть и меньшую, чем та, что в планах у Вашингтона, но все-таки значительную как по территории, так и по объему рынка.

КНР также стремительно наращивает свой военно-технический потенциал, включая ядерный. При этом Пекин пользуется самой современной системой раннего обнаружения запусков чужих ракет (прежде всего американских), построенной для нашего южного соседа Россией. Это было стратегическое решение не только для нашей страны, но и для Китая. В немалой степени именно благодаря ему Поднебесная официально поддержала все требования Москвы к США и НАТО. Причина важная, но не единственная. Пекин заявил о неизбежном и скором присоединении Тайваня – мирным путем, но явочным порядком. Остров (на деле, несколько островов), который должен вернуться в родную китайскую гавань, имеет не только имиджевое и военно-стратегическое значение, но и технологическое. Тайвань – вторая по мощности фабрика по производству современных процессоров. А с такими «заблудшими территориями» не шутят.

Думаю, Поднебесная надеется на симметричное «понимание» Москвой новой китайской конфигурации в АТР, которое мы, в полном соответствии с принципами стратегического добрососедства, обеспечим южным соседям в рамках стратегического же технологического взаимодействия. Попросту говоря, если американская угроза экспортно-технологических ограничений в отношении нашей страны будет реализована или хотя бы предъявлена (пока это только целенаправленный слив в прессу), тайваньский вопрос будет быстро решен, и полмира, включая Россию, будет пользоваться продукцией объединенного китайского «процессоропрома».

Ну, а «айфоны»… Эти девайсы, использующие процессоры TSMC Bionic (made in Taiwan) со временем, конечно, перейдут на другую элементную базу, но на пару лет могут попросту исчезнуть. Но Бог с ними, с «айфонами»! На кону куда более серьезная перекройка мирового рынка микрочипов, дефицит которых уже сегодня привел к хаосу во многих глобальных индустриях – от автомобильной до станкостроительной. И останутся ли индустрии глобальными, кстати сказать? В общем, всё очень серьезно. И столь же серьезны заявки всех великих держав. Дальнейшее будет зависеть от успешности реализации ими этих заявок.

Либеральной элите Соединенных Штатов предстоит осуществить свой амбициозный инфраструктурный проект (в том или ином виде, с «зеленой» частью или без оной), подавить популистское сопротивление в Америке и Европе, провести реиндустриализацию Австралии и начать добывать там столько щелочных и редкоземельных металлов и других полезных ископаемых, сколько нужно Альянсу демократий, а также перекроить под себя хотя бы половину мировых логистических цепочек. Отдельная задача – вытеснить на обочину жизни и заместить «неправильное» население Запада, до сих пор сопротивляющееся новому либеральному порядку, при этом не развязав ни одной гражданской войны.

У китайских товарищей задач не меньше. Неслучайно недавно было принято поворотное решение в области демографии – теперь всем гражданам Поднебесной позволено иметь по три ребенка на семью.

Ну а членам партии столько отпрысков иметь прямо предписано. Пекину нужно много молодых и активных людей для реализации его больших планов. Программу «сделано в Китае» тоже никто не отменял. Как и стратегию развития внутреннего полуторамиллиардного рынка. Не стоит забывать и о сложности и деликатности процессов интеграции обществ Гонконга и Тайваня.

Задачи, стоящие перед Россией, лишь на первый взгляд могут показаться или значительно более сложными, или гораздо менее масштабными. На сегодняшний день в основном решен лишь один вопрос – военно-стратегический. Очерченную рамку национально-цивилизационного влияния Москвы еще только предстоит наполнить содержанием – технологическим, инфраструктурно-освоенческим, а главное, идеологическим. Но нельзя сбрасывать со счетов и огромных резервов нашей страны, а также заделов в опережающем освоении многих сред, прежде всего Арктики.

Сложности и трудности будут у всех трех центров силы. Равно как есть у них и свои преимущества и уникальные ресурсы. Москва, Пекин и Вашингтон лишь приступили к освоению планеты на новом технологическом уровне. На этом пути жесткая конкуренция неизбежна. Поэтому пожелаем в наступающем 2022 году нашим дипломатам и военным договориться о том, чтобы эта конкуренция оставалась, пусть и напряженной, но в основном мирной.

Взгляд

Подписаться на Русский пульс

Подпишись, чтобы не пропустить свежие статьи. Подпишись сейчас, чтобы читаться статьи, доступные только зарегистрированным пользователям.
pochta@mail.ru
Подписаться