На Украине наконец начались долгожданные реформы по кардинальной перестройке всей государственной системы – экономики, судов, социальной сферы, образования и здравоохранения. В общем, начались долгожданные европейские реформы. Не подвел своих избирателей Владимир Зеленский. Сдержал предвыборные обещания.

Начали, как обычно, с самого главного. Министерство развития экономики, торговли и сельского хозяйства Украины утвердило изменения при обозначении профессий: теперь разрешается использовать феминитивы. Соответствующий приказ обнародован на сайте Минэкономики.

Так, в классификаторе профессий названия работ приводятся в мужском роде, кроме названий, которые применяются исключительно в женском роде (экономка, нянька, горничная, сестра-хозяйка, швея). Однако теперь работница может потребовать при внесении записи о названии работы в кадровую документацию называть себя по-новому.

В приказе приводятся такие примеры: инженер – инженерка, станочник широкого профиля – станочница широкого профиля, социолог – социологиня. Именно теперь, когда на Украине свобода личности ничем не ограничена, от самой богатой в прошлом республики СССР теперь точно можно ждать Большого Рывка.

Который обещали украинскому народу все без исключения президенты. Начиная от бывшего коммуниста Кравчука и заканчивая молодым и «антисистемным» Зеленским. Каждый из украинских президентов обещал либо европейский вектор развития, либо европейские стандарты жизни для своих избирателей, либо то и другое вместе. И в качестве вдохновляющего примера украинские политики всегда указывают на соседнюю Польшу, которая растет в последнее десятилетие самыми высокими темпами среди экономик стран ЕС.

Фото:  Artur Widak/Zuma/ТАСС

В октябре 2019 года кабинет министров президента Зеленского объявил основные показатели новой экономической программы. Среди его пунктов были 40-процентный рост реального ВВП, создание одного миллиона новых рабочих мест, привлечение 50 млрд долларов прямых иностранных инвестиций.

Никаких объективных достижений в реализации этой амбициозной программы Зеленский пока предъявить не может. Поэтому, как и все его предшественники на президентском посту, он скармливает своим избирателям в основном «идеологические» победы. В принципе, то, что новый украинский лидер ограничивается гендерной революцией, а не очередным томосом или запретом на публичное употребление русского языка, уже неплохо. Но на этом его отличие от Порошенко – заканчивается.

Глядя на происходящее на Украине, не покидает ощущение, что страна ментально безнадежно застряла в 1991 году. Святая вера в великолепный, мудрый, благородный Запад и его единственно верный исторический путь тогда была обычным делом на всем пространстве бывшего СССР. Постсоветские люди от Калининграда и Львова до Владивостока и Ташкента почти что буквально молились на Запад, ожидая оттуда божественного откровения, которое мгновенно сделает их такими же богатыми и благополучными, как хотя бы немцы или датчане.

Стать равными американцам конечно никто не мечтал. Это было бы чересчур. Америка должна была оставаться недостижимой мечтой и идеалом, которому следовало подражать во всем: начиная ковбойскими сапогами и заканчивая всеобщим переходом на английский язык.

Почти все бывшие советские республики за прошедшие тридцать лет изрядно повзрослели, утратили иллюзии и начали более-менее самостоятельно устраивать собственную независимую жизнь, даже если это была настоящая гражданская война. И только украинцы с простодушием детей продолжают переодеваться в европейцев, «делать европейский выбор» и прилежно учиться всяким модным западным штукам вроде парадов ЛГБТ и феминизма.

При этом нужно понимать, что украинское общество остается дико архаичным. Даже знаменитая украинская коррупция, которая пронизывает абсолютно все государство и бизнес (которые, в свою очередь, неразрывно сплавлены), является свидетельством дремучей «азиатчины», которая царствует на просторах бывшей Советской Украины.

Клановость, семейные связи, вездесущие взятки и открытое кормление чиновников на государственных должностях больше напоминает Бессарабию и Валахию времен Османской империи с мурзами и башибузуками Авакова, нежели молодую европейскую демократию 21-го века. Только глядя на Украину остро понимаешь, какой длинный исторический путь прошло российское общество за последние десятилетия. Одним из важнейших достижений этих лет стало то, что мы научились уважать сами себя, верить в себя и жить своим умом.

Это только на первый взгляд выглядит как пустой пропагандистский лозунг. А кто помнит начало 90-х и даже середину нулевых, тот застал и бессчетных западных советников в российских министерствах, которые писали стратегию отечественной приватизации, направленную на максимальное ослабление российской экономики. Всевозможных аферистов, для которых открывал любые двери просто американский, британский или израильский паспорт. Как 90% владельцев бизнеса мечтали только о том, чтобы продать свою компанию за приличные деньги «западникам» и немедленно отбыть на ПМЖ во Флориду, Испанию или Лазурный берег.

А сегодня российские компании привычно рисуют планы глобальной экспансии, и даже наличие западного университетского диплома стало, скорее, обременением для начинающего карьеру молодого человека. Российские работодатели предпочитают выпускников первоклассных российских вузов.

Другие материалы автора

Для будущего нации вообще очень важно быть и чувствовать себя успешной. Это служит естественным внутренним топливом для дальнейшего развития. Даже тренеры личностного роста внушают своим клиентам, что «успех приходит только к тем, кто верит в то, что он уже успешен». Богатые становятся еще богаче, а успешные становятся еще успешнее. В самом буквальном смысле этого слова. То же самое происходит и со странами.

Лузер же рискует навсегда погрузиться в пучину депрессии и внутреннего распада. Как только Россия окончательно стряхнет с себя остатки комплекса неполноценности, которые ей упорно продолжает навязывать отечественная или уже иммигрировавшая либеральная интеллигенция, и начнет их в упор не замечать, многое в нашей жизни начнет меняться в лучшую сторону еще быстрее.

Тогда вводить феминитивы в официальный реестр профессий нам точно не придется.

Взгляд