В борьбе вокруг строящейся российской военно-морской базы в Судане наступила пауза – по крайней мере, содержание идущих переговоров не разглашается публично. Возможно, Москве удастся найти общий язык с Хартумом, возможно, ситуация разрешится иначе, однако желание России укрепить свои позиции в восточной Африке несомненно.

Интересы России здесь понятны. Наша страна намерена восстановить свои позиции великой державы. Если Советский Союз поддерживал свое присутствие в регионе и поддерживал широкие и разнообразные политические связи от Индокитая до африканского побережья, то после его распада Россия серьезно утратила позиции и очень слабо представлена и в южной Азии, и в восточной Африке. Между тем, потенциал нашей страны велик, а проекты в области инфраструктуры, энергетики, мировой торговли, добычи и обработки ресурсов могут принести много пользы и России, и ее партнерам.

Однако благие пожелания и экономические связи – это лишь часть того, что может дать региону Россия. Все наши усилия на этом направлении должны быть обеспечены силой. И здесь нам есть, что предложить – и правительствам, и деловым кругам государств-партнеров.

России в последние годы удается весьма эффективно решать проблемы, связанные с угрозами национальной безопасности наших союзников. И в регионе хватает стран, которым необходимо участие могущественных заинтересованных в прочном мире держав, чтобы разрешить тлеющие годами или вовсю полыхающие в регионе конфликты.

Например, Мозамбик на юго-востоке африканского побережья отчаянно защищается от атак местного филиала Исламского государства (террористическая организация, запрещена в РФ). Мозамбик – это бедное государство, но в стране хватает нереализованного потенциала. Нефть, газ, бокситы, титан – эта страна в состоянии дать очень многое тем, кто сумеет разрешить проблемы с инфраструктурой региона и обеспечить безопасность от террористов. И это лишь один из примеров.

Конечно, российская военная мощь не так велика (пока что), как у некоторых иных игроков. Но как показала практика, Россия со сторожевиками и «грачами» справляется с чисткой разнообразных мировых гноищ лучше, чем некоторые счастливые обладатели авианосных флотов и эскадрилий ударных дронов.

У некоторой части сограждан вызывает саркастическую усмешку сама мысль о том, что Россия ассоциируется с порядком и законностью, а также – с развитием инфраструктуры и экономики. Но это объективно именно так. Там, куда приходит Россия, мир делается безопаснее и спокойнее.

Несколько лет назад в Сирии бушевала гражданская война, на которой убивали людей десятками тысяч каждый год. В первые месяцы этой экспедиции простейший скромный тезис «вероятно, России удастся стабилизировать законное правительство Сирии» звучал даже не оптимистически, многим он казался оторванным от реальности ура-патриотизмом. Разгрома и позора нашего экспедиционного корпуса ждали очень многие, кто со страхом, кто со злорадством. Потом были улицы Алеппо и пригороды Дамаска, трофейные «шахидмобили» и палаческие мечи боевиков на выставках в Москве и брошенные в пыль знамена всяческих запрещенных в России «джабхатов» и «даулей». И будь это хоть античный театр, это будет Рейхстагом.

Оказалось, что несколько десятков самолетов, спецназ, советники и разосланные по нужным адресам «калибры» при правильном использовании, энергии и достаточном искусстве дипломатов, чиновников, бизнесменов и военных могут переломить ход войны в двадцатимиллионной стране и приохладить одну из самых горячих точек планеты.  Об этой войне нельзя сказать, что она полностью закончилась, но число жертв упало на порядок, а война сместилась с улиц мегаполисов на периферию, в отдаленные углы и пустоши.

Затем буквально несколько сот инструкторов, старые «калаши» и советские броневики вкупе с теми же самыми дипломатическими усилиями позволили стабилизировать Центральноафриканскую республику – одну из самых бедных стран мира, где уже думать забыли, что проехать в соседний город, не опасаясь головорезов в засаде, – это вообще возможно.

В Карабахе российский миротворческий контингент явился вообще, как кавалерия в вестерне – за две секунды до настоящей катастрофы и массовой гибели населения. Право же, у нас вышло получше, чем у некоторых.

В момент, когда пишутся эти строки, в Афганистане запрещенное в России террористическое движение «Талибан» умиленно наблюдает, как из страны эвакуируется мировая сверхдержава во всей силе и славе ее. Эта же сверхдержава и целая команда союзников поменьше так и не придумали, что им делать с Ливией, которая с их помощью и с их благословения попросту разрушена, а Ирак кое-как стабилизировался после десятилетий чудовищно жестокой и кровавой войны, учиненной главным оплотом мировой демократии.

Конечно, были успехи и у западных стран, и у России не всегда все идет гладко, но факт состоит в том, что наша держава среди миротворцев планеты не отстает от других и опережает многих.

Естественно, что Россия делает все это не из чистого альтруизма. Безопасность – это не только ценность, это и услуга. Которая стоит если не денег, то влияния. Нужно понимать, что это работа вдолгую, и стоит вложиться в господство на морях единожды, чтобы получить контроль над акваториями на десятилетия.

Могущество великой державы – это не только бремя, но и возможности, открывающиеся в мировой политике, экономике, торговле. Граждане России привыкли жить в великой державе. Не нужно менять привычки.

Андрей Соколов. ПолитНавигатор