Статья Навального в The Guardian выглядит странно. Очевидно, писалась она «под годовщину» эвакуации в Германию и приезд Меркель. Но совершенно непонятно, какую задачу она призвана решить в содержательном смысле, кроме как напомнить, что есть вот такой вот Ляпкин-Тяпкин.

Что говорит Навальный? В его мире нет никакой России. Только глобальные проблемы. Которые сводятся к противостоянию автократов от Эритреи до Каракаса и от Мьянмы до Москвы – с Западом. Инструментом автократов является коррупция.

С помощью коррупции автократы создают нищету, а через это – миграционный кризис на Западе. Коррупция уничтожает природу, а через это – климат. Вот прям жгут леса в Сибири тем, что их предварительно бесконтрольно коррупционно срубили – и губят климат. Как так? Не знаю, но в статье такого много. Еще автократы воровством всего и вся приводят к власти талибов. Которых, впрочем, «поддерживает народ», так как оный народ раздражают «роллс-ройсы» на улицах нищих городов.

То есть предмета достойного, кроме борьбы с коррупцией, в череде мировых проблем нет. Все остальное – следствие неудач в этой борьбе. При этом коррупция – тут надо снова отдать должное изгибам логики автора – свойственна по большей части «интернационалу автократов». А лидеры Запада смотрят на это и ничего сделать не могут. Проблема в том, что им неудобно с автократами на саммитах эту коррупцию обсуждать, они закрывают глаза. А в результате не имеют политической воли все это прекратить.

«Все знаю, все понимаю, но ничего поделать не могу».

А автократы в своей подлости и хитрости – по прогнозу автора – готовят страшенный теракт (devastating не хухры-мухры) на IT-инфраструктуру целой страны или химическую атаку на систему водоснабжения большого города. Почему? Чтобы «отвлечь человечество от золотых дворцов к мировым проблемам безопасности» – прямая цитата.

Не очень понятно, за каким рожном обитателям золотых дворцов система водоснабжения, если их потенциальные оппоненты стесняются с ними даже разговаривать на тему коррупции, не то, что предпринять какие бы то ни было шаги. (Навальный отдельно жалуется, что сколько он ни делал расследований, Запад ни одному эпизоду не дал ход в своих юрисдикциях, хотя мог бы).

Фото:  Alexander Zemlianichenko/AP/ТАСС

Далее автор снова уходит в парадокс – с одной стороны, постулирует, что 90% коррупционных денег утилизируется в экономике Запада. А с другой стороны, начинает рассуждать, что «людям в Вашингтоне и Берлине» необходимо побороть коррупцию в Минске и Каракасе. Видимо, чтобы ограбить самих себя, не выходя из кондиционированных офисов и удлиненных мерседесов на улицах Вашингтона и Берлина.

Список потенциальных подвигов достаточно беззубый.

Лучше применять антикоррупционное законодательство своих стран. Больше работать с личными санкциями в адрес «олигархов». Навальный очень возмущен тем, что офицеров разведки «санкционируют» легко, а бизнесменов – очень тяжело. Как же так, возмущается: «Если полковник – под санкции», а если «коммерсант – то в Давос». Ну и всякую «принудительную транспарентность» вводить для всех, кто с «тетей губернатора» работает. Что это такое и зачем это нужно – не очень понятно. Но общий стратегический вывод – партнеры тети губернатора зачахнут от принудительной прозрачности и откажут режимам автократов в поддержке. Тут они, видимо, и рухнут. Режимы, а не тети.

Отдельный совет (должен, судя по всему, понравиться действующей элите) – «давить оппозицию, которая вся пронизана «политической коррупцией», как на «крайне правом» фланге, так и на «крайне левом». Так как она вся куплена автократическим интернационалом. Навальный приводит даже список опасных радикалов: «бывший премьер Германии, бывший министр иностранных дел Австрии, бывший премьер Италии». Забыл он еще про бывшего премьера Франции. Интересно, по мысли автора все эти граждане – они кто? Пламенные леваки или опасные правые популисты?

Ну и главное. Мало политической воли видит Алексей Анатольевич. Была бы воля, не нужно было бы ни денег, ни солдат, вообще ничего. И всё бы немедленно получилось. Вот и вся статья.

Ощущения от прочтения сводятся к недоумению. Все время хочется спросить автора: «Вы с кем разговариваете вообще? К кому сейчас обращаетесь?». Вроде бы выбор издания – The Guardian – говорит о том, что обращается он к так называемой леволиберальной элите, к «розовой» профессуре. Но ни язык, ни повестка, ни какие-то ключевые содержательные вещи – не позволяют найти там благодарного читателя.

И авторы, и читатели, и политические партнеры издания говорят про другое, другим языком и пользуясь совершенно другой оптикой. Равенство – понимаемое, как защита меньшинств, снижение потребления, экологически ответственное поведение, права человека, мораль и дискуссии о новой этике, ревизия любой политической или гражданской традиции – ничего похожего даже отдаленно. «Прервите экономическую связь автократов от Мьянмы до Минска и ваших элит, и воздух очистится, а леса потухнут», – вот и вся климатическая повестка.

Обращения внутрь своей страны нет вовсе. Если не считать таковым призыв активизировать экономические санкции в адрес крупнейших экономических субъектов, так как «никаких бизнесменов на самом деле нет, а есть партнеры автократов по коррупции». Тоже мимо.

Ну и не учитывать, что коллективный Запад предпочитает очень четко разделять моральную поддержку оппозиции и такие же моральные претензии к автократам и бизнесу – странно. Видимо, автор, потолкавшись на нескольких «оппозиционных» смысловых площадках, выбрал (а вернее, вернулся к тому, с чего начинал, когда был блогером – обличителем коррупции в госкомпаниях) исключительно «коррупционную» тему. На мой вкус, слабый заход и достаточно бесперспективная ставка.

В мире глобальных угроз – пандемийных, экономических, террористических – и ковид-неврозов «борьба с коррупцией» продастся слабо. Разделение на хороших лидеров Запада, недостатки которых в излишней стеснительности и малой политической воле, и «автократов-коррупционеров» выглядит уязвимо, с точки зрения самого Запада. И особенно уязвимо как раз в контексте актуальной афганской ситуации, где совсем не афганские муниципалы, очевидно, освоили львиную часть средств, отпускаемых на их страну.

Статья – при том, что основная задача ее действительно напоминание о существовании – выглядит даже не выстрелом в молоко, а непониманием с какой стороны в нынешней ситуации и повестке, сконцентрированной вокруг постпандемийного восстановления во всех смыслах, вообще держат ружье.

Взгляд