Иррациональные мотивы в политике трудно понять, но нельзя не учитывать. Например, у последнего украинского Майдана, седьмую годовщину победы которого мы недавно вспоминали, была своя иррациональная или даже, можно сказать, мистическая подкладка. Если бы речь шла только об игре шкурных интересов, если бы дело было лишь в возне вокруг золотого батона, то мы бы не стали свидетелями геополитического катаклизма. Просто одни воры пришли бы на место других, как это бывало десятки раз в какой-нибудь Латинской Америке. Но такому простому исходу помешал изначальный миф украинских националистов, который заключался в том, что независимость от России сама по себе должна обеспечить Украине сытую и достойную жизнь.

Вообще-то Украина и до 2014 года была абсолютно независимым государством, к которому у России не было никаких территориальных претензий. Однако райская жизнь всё никак не наступала. Что это означало в рамках иррационального мифа? Раз нет благоденствия, значит, нет и независимости. Следовательно, нужно как-нибудь исхитриться и отделиться от России ещё раз, совсем окончательно. Совершить магический ритуал отречения от клятых москалей. Как мы помним, для не чужого нам народа этот ритуал обернулся большой кровью и территориальными потерями, зато теперь местное руководство всегда может списать любые беды на «российского агрессора».

Конечно, это крайний пример, но та же модель политического мышления проецируется и на другие страны, которые время от времени, порой в ущерб собственным интересам и, видимо, под влиянием какого-то тайного языческого культа привыкли регулярно проводить ритуалы отречения от России. Их список хорошо известен.

Это прибалтийские государства, которые с момента своего появления сделали русофобию своим фирменным ремеслом. Большинство новостей оттуда – на эту тему. Бесконечные антироссийские инициативы во всех европейских инстанциях. Заявления раздельные и совместные о необходимости противостоять России всеми силами и средствами. Неумные собрания нахлебников Ходорковского в Вильнюсе. И как, прибыльно ли ремесло? Боюсь, одни убытки от него. Население разбегается кто куда. Потерян российский рынок для местной продукции, будь то латвийские шпроты или литовская сметана. Потерян транзит через балтийские порты – доходы ушли в Усть-Лугу. Так ради чего всё это? Разумом понять невозможно, это первобытная магия, пляски с бубнами.

Это Польша и Чехия, с которыми нам совершенно нечего делить и не в чем конкурировать. Более того, есть множество общих интересов, как экономических, так и культурных. Однако же большинство тамошних политиков едино в том, что Россия каким-то мистическим образом мешает их странам жить. Отсюда и борьба с советскими памятниками, и поддержка любого шага, который может как-то навредить нашей стране.

Фото:  Ohde/Global Look Press

Допустим, во всех этих случаях присутствуют травмы общего прошлого. Но речь же всё-таки идёт о политиках, а не об исторических романистах. Вот фото из новостей: Гульбеддин Хекматияр на переговорах в Москве. Это тот самый инженер Хекматияр, который воевал против советских войск в Афганистане. Ему не за что любить русских, и его историческая травма довольно свежа. Но он политик, и если он думает, что Москва может ему помочь, он едет в Москву. Восточный человек оказывается прагматичнее, чем люди, высоко ценящие свою принадлежность к Западу – родине рационального мышления.

Но гораздо тревожнее, когда сверхдержава начинает вести себя как какой-нибудь лимитроф. Именно это нам в последнее время демонстрируют США. Здесь на историческую травму сослаться невозможно, ведь США, за исключением Аляски, никогда не входили в состав Российской империи. И тем не менее создается впечатление, что в Вашингтоне, как и в Киеве, очень хотели бы, чтобы на месте России плескался океан. США начинают жаловаться, и это нехороший признак. Страна, которая много десятилетий была примером и воплощением мечты, которая увлекала другие народы своими фильмами, джинсами и автомобилями, уверенно утверждала свои ценности в мире, начинает жаловаться на внешние силы, из-за которых всё идёт не так, как надо.

Россия не единственная страна, на которую нынче жалуются в Вашингтоне. Китай и Иран тоже в списке. Но жалобы на Россию поражают своей иррациональностью. Российские хакеры и российские блогеры, угрожающие честности американских выборов – разве это не смешно? Российские химики и российские шпионы, которые травят людей по всему миру и никак не могут отравить до смерти – разве это не нелепо? А разве не абсурдно недавнее оскорбление Джо Байдена в адрес российского президента?

Говорят, что Байден, будучи человеком пожилым, мыслит стереотипами советской эпохи. Но Байден там такой не один. Обе партии давно слились в антироссийском консенсусе. Неужели в американском руководстве нет людей, которые понимают разницу между тогдашним СССР и нынешней Россией? СССР действительно мешал американцам жить и делал это целенаправленно. Был альтернативный план мироустройства, были действия по его реализации во всех уголках мира. У России глобальных амбиций нет, да нет и возможностей для их удовлетворения. При этом Россия вовлечена в региональные конфликты, ставшие естественным результатом развала СССР, но нет ничего сложного в том, чтобы понять её интересы, ведь в Вашингтоне готовы понимать интересы стран помельче, таких как Саудовская Аравия, которая непонятно что забыла в соседнем Йемене и расчленяет своих граждан прямо в собственных посольствах.

Таким образом, новейшая ненависть официальной Америки к России не может быть основана ни на историческом наследии, ни на реальных интересах США. Это страх грядущего упадка, ощущение потери контроля над мировыми, да и внутренними делами, которое находит выход в поиске внешнего виновника. Складывается опасная мифологема: если бы можно было устранить Россию из мирового уравнения, то решение было бы тут же найдено: и пандемия была бы побеждена, и расовый вопрос бы исчез, и экономика пошла бы в гору, и сам Байден стал бы юным красавцем. Опасность этой мифологемы в том, что США, в отличие от Украины или Эстонии, действительно обладают средствами для уничтожения любой страны мира.

Но предположим, хоть это и дико, что российское государство побеждено, унижено. Кто от этого выиграет? Явно не США. От этого выиграет Китай, главный конкурент американцев. Именно Китай в этом случае установил бы протекторат над наиболее богатыми регионами нашей страны. Таким образом, победа КНР в борьбе за место главной державы мира была бы предопределена. Сильная Россия объективно будет противовесом Китаю даже при самых дружественных отношениях с ним, а слабая будет его придатком. Так в чём же рациональный смысл стремления ослабить Россию? А нет никакого смысла, всё это не более чем первобытная магия.

Когда-то Россия, отказавшись от коммунистической идеологии, поставила себе очень скромную и, как тогда казалось, достижимую цель: войти в ряд «цивилизованных» стран. В этом ряду ей места не нашлось. Приходится теперь думать о другой цели. Нынешнее неприятие со стороны США, категоричное и глухое к любым рациональным аргументам, подталкивает нас к тому, чтобы прислушаться к себе, вдуматься в себя и осознать себя отдельной цивилизацией. И пусть «цивилизованный мир» пляшет вокруг нас со своими шаманскими бубнами.

Взгляд