Из заявлений Киева можно сделать вывод, что риск новой битвы за Донбасс снизился, острый кризис миновал. Одна из причин этого, по-видимому, в том, что у Зеленского не получилось «продать» Западу легенду про «новое нападение России», поскольку все понимают, что новая война нужна не России, а самому Зеленскому. Но есть и те, кто считает, будто обострение в Донбассе все-таки может принести РФ выгоду.

«То, что они хотят сделать, это поднять градус настолько, чтобы показать, что Запад будет колебаться в вопросе поддержки Украины, что они на самом деле не считают нас партнером. Это своего рода испытание».

Этот комментарий президента Украины Владимира Зеленского журналу Time призван объяснить пропагандистские утверждения Киева о том, что Россия ответственна за текущее обострение в Донбассе и готовит новое наступление на Украину. На дворе уже не 2014 год, и многие из тех, кто верил тогда Киеву на слово, теперь так не делают и даже переспрашивают – а зачем России такая война? Зеленский объясняет: чтобы показать, что Запад Украину не поддерживает. Ничего умнее в его офисе придумать не смогли.

Это, впрочем, простительно: задача у украинских пропагандистов тяжелая. Ведь за обострение ответственна именно Украина, точнее, технологи Зеленского и некоторые пассионарии на передовой, а больше эта война никому не нужна, наоборот – она крайне нежелательна. Для российских интересов в том числе.

При президенте Порошенко каких-либо объяснений западные СМИ от Киева практически не требовали. С больной головы на здоровую тема обострений переносилась через утверждение, что в России спят и видят, как бы захватить Украину и присоединить к своей «империи». Публичному имиджу Зеленского подобная бредятина не слишком хорошо подходит, но главное в ней то, что она теперь мало на кого работает – разве что на поляков и прибалтов. Вот и приходится выкручиваться.

В реальности, провоцируя обострение в Донбассе и сваливая вину за это на Россию, Киев преследует несколько целей. Программа-минимум – перед лицом внешней угрозы сплотить население вокруг теряющего рейтинг президента и выцыганить у западных стран еще какую-нибудь поддержку.

Более амбициозная цель – изменить линию фронта и перезапустить конфликт так, чтобы соглашения о прекращении боевых действий (более известные как Минские соглашения) были отменены явочным порядком и потребовалось бы заключать новые. Те, которые есть, Украина имплементировать не собирается – эта идея крайне непопулярна в обществе и по сути означает капитуляцию перед Донбассом, который получит автономию значительно большую, чем просил до войны.

Наконец, программа-максимум – или втянуть российскую армию в конфликт, или убедить всех на Западе, что она в этот конфликт втянулась.

Тогда можно будет уговорить Запад (в первую очередь – администрацию Джо Байдена, во вторую – Берлин и Париж) на введение против Москвы давно анонсированных «суперсанкций». Эти санкции настолько «супер», что больно ударят и по самому Западу (против такого обсуждаемого сейчас сценария, как санкции против суверенного долга РФ в рублях, выступало даже министерство финансов США), поэтому «уважаемые партнеры» пока что на них не соглашаются, но в случае войны, глядишь, согласятся. Тогда российская валюта рухнет, и всей Украиной можно будет отпраздновать то, что у соседа корова сдохла.

Взгляд