Лишь бы не было войны… газовой


Николай Стариков, 27.07.2017 15:59   –   nstarikov.ru  


Источник: http://www.stoletie.ru/

«Газпрому» всё сложнее адаптироваться к экономическому и политическому давлению Запада

Газовый рынок Европы, почти радикально изменившийся после серии разного рода кризисов, может превратиться для российского газового гиганта, многие годы доминировавшего здесь, в некое подобие неприступной крепости.

И дело тут, увы, не только и не столько в пресловутых санкциях, как американских, так и европейских, направленных в первую очередь против глобальных проектов «Северный поток-2» и «Турецкий поток». О санкциях, причём только новых, поскольку старые затрагивали «Газпром» лишь по касательной, скажем по возможности коротко.

Итак, о возможности применения санкций к «Северному потоку-2» и «Турецкому потоку» было объявлено США чуть ли не день в день перед презентацией выпуска евробондов нашего газового концерна. «Газпром» не без оснований рассчитывал выручить очень солидные средства и вложить их в масштабное строительство. Европейские компании тут же призвали американского союзника отказаться от таких шагов в отношении первого из проектов. Санкции не только подрывают перспективу формирования сбалансированного рынка газа на старом континенте уже в ближайшие годы, но и лишают европейский бизнес многомиллиардных заказов. Палата представителей США должна была выдать свой вердикт где-то после 10 июля, но пока в эфире – молчание.

Из «Газпрома» сообщают о том, что выпуск евробондов состоится в любом случае и твердят, что американские санкции проекту (имея в виду «Северный поток-2») не помеха. Хотя сомнения есть. С турецким вариантом ситуация поспокойнее, так как за ним стоит сам президент Эрдоган и связанные с ним турецкие бизнес-кланы. Там отнюдь не намерены скупиться, даже если предстоит постоянно оглядываться на Вашингтон.

Но даже при самом пессимистичном сценарии – то есть свёртывании обеих проектов, «Газпром», в конце концов, может даже выиграть. Во-первых, у концерна снизится долговая нагрузка, а всяческие потери от разрыва контрактов – это уже головная боль не «Газпрома», а тех же страховых компаний. Ну а имиджевые потери – пустяки, дело житейское, караван будет идти дальше.

Однако сейчас куда более сложной задачей, встающей перед «Газпромом», становится проведение совершенно иной по сути, гибкой ценовой политики на внешних рынках. Время, когда на годы вперёд заключались соглашения на огромные объёмы поставок, с прямолинейной привязкой цены на газ к текущим нефтяным котировкам, уходит.

Особенно тяжёлым периодом для русского газа может оказаться начало 2020 годов, когда придёт время завершения значительной доли долгосрочных контрактов, в том числе заключённых «Газпромом» уже после критических 2008-2009 гг. и даже после известных событий в Крыму и Донбассе.

Однако, и это – лишь часть, хотя и очень важная, тех проблем, которые ожидают российских газовиков.

Больше всего трудностей добавляют как минимум сразу два фактора. Первый – перемены в политике ЕС по регулированию рынка, о которых более подробно – ниже. А второй – это набирающий обороты процесс перевода всё большего числа газовых сделок в так называемый спотовый режим, когда традиционная многие годы привязка к нефтяным котировкам уже не играет той роли, как ранее. Цена газа на условиях «спот», как правило, формируется по факту, исходя из принципа «здесь и сейчас», то есть, по сути – на основе текущего спроса и предложения. К тому же, и с возможностью оперативного пересмотра по частям, для чего достаточно всего лишь… дополнительной страховки. Характерно, что раньше страховщики нечасто рисковали с полномасштабным страхованием солидных газовых сделок, причём отнюдь не из-за высоких рисков, а просто в силу того, что могли порой просто «не потянуть объёмы».

С этой точки зрения российских газовиков ни в коем случае не должен успокаивать даже тот факт, что просто колоссальные пакеты соглашений по поставкам «голубого топлива» в конкретные страны Европы, вплоть до Великобритании, уже свёрстаны на годы вперёд. Где-то в 2021 году начнётся спад, пусть сначала и очень плавный, но продолжаться-то он будет аж до начала 2030-х годов, и именно за это время «Газпрому» предстоит что-то сделать. Либо снова взять штурмом «крепость ЕС», как это когда-то удалось главному из вице-газовиков Александру Медведеву, либо признать локальное поражение и отступить на заранее подготовленные позиции.

На днях специалисты компании Thomson Reuters обнародовали экспертное исследование европейского рынка газа. В нём отмечается, что за прошедшие со времени российско-украинского газового конфликта 2009 г, когда на 22 дня были фактически сорваны систематические поставки газа в страны ЕС, пересмотр ценовой политики по газу лишил «российского монополиста» от 20% до 25% прибыли.

Попытки «Газпрома» демпинговать или оказывать давление на партнёров лишь усугубили ситуацию, и доля концерна на европейском рынка на какое-то время упала с 30% до 23%, хотя в последнее время довольно уверенно восстанавливается.

И здесь самое время рассказать о переменах в политике ЕС по регулированию рынка газа. Начать надо с того, что эксперты ЕС на протяжении нескольких лет, опираясь на «пиковый» опыт 2008-2009 годов, вели подготовительную работу по выработке единой газовой стратегии не только для самой ЕС, но и для стран, входящих в европейское энергетическое сообщество. В первую очередь, речь идёт о согласованной всеми членами ЕС (по принципу – общий враг объединяет) тарифной и ценовой политике. На этом, уже заложенном, основательном фундаменте в настоящее время без спешки и ненужной рекламы вырабатывается документ, представляющий собой что-то вроде «дорожной карты», а поскольку такое название уже не в моде, он эпически наименован Quo Vadis.

В какой-то период вокруг этой работы сформировался некий налёт или даже флёр секретности, что позволило ряду экспертов охарактеризовать будущую «Стратегию» как ангажированную и откровенно антироссийскую. Однако, в итоге, специалистов экспортного отделения российского газового гиганта не только ознакомили с ходом работ и основными положениями Quo Vadis, но и пригласили к конструктивному сотрудничеству при его разработке и подготовке к введению в действие. Один из наших ведущих экспертов, доктор наук, профессор РГУ нефти и газа им. Губкина, советник гендиректора «Газпром экспорт» Андрей Конопляник считает, что было бы весьма опасно недооценивать возможный эффект от Quo Vadis. Дело в том, что эта программа опирается на такие механизмы, которые очень трудно оспаривать, так как это будут в основном правовые акты ЕС. Но главное даже не это, а то, что им совсем непросто что-либо противопоставить, поскольку речь в стратегии Quo Vadis идёт почти исключительно о ценовой, тарифной и регулятивной политике.

Саму по себе стратегию Quo Vadis в ЕС продолжают подавать публике как всего лишь… логическое продолжение политики либерализации континентального рынка газа. Начало ей было положено задолго до «газовых войн», когда «Газпром» в Европе, особенно в Западной, только начинал осваиваться. На самом же деле, как считает Андрей Конопляник, выступающий, по его собственным словам в роли некоего «адвоката дьявола», это кардинально отличающийся от всех предыдущих комплекс мер, сочетающих в себе инструменты мягкого и жёсткого права.

Эти меры, при определённых условиях, способны преобразовать европейский рынок газа так, что «Газпром» будет просто-напросто вытеснен на периферию ЕС. И даже дальше – до границы стран – членов европейского энергетического сообщества, к которому, как известно, совсем недавно присоединилась и Украина.

Среди конкретных мер, входящих в программу Quo Vadis, особо выделим то, что в тарифной политике ЕС ставит перед собой амбициозную, но, похоже, выполнимую задачу минимизировать тарифы на транзит и хранение газа внутри ЕС. Но при этом довести до возможного максимума аналогичные расценки на границе зоны ЕС и даже шире. Этого планируется достичь за счёт, среди прочего, перераспределения регулирующих функций от отдельных стран к единым европейским структурам, вроде ныне существующих отраслевых еврокомиссаров. Функции покупателей тоже последовательно будут передаваться «наверх» — в единые евроструктуры. Это делается под благовидным предлогом избавления от посредников, завышающих конечные цены, хотя в реальности может обернуться жёсткой «зачисткой» в рядах именно конечных покупателей.

Характерно, что со всем этим напрямую связано и планируемое ЕС слияние рыночных зон, когда на территории чуть ли не всего Евросоюза можно будет приобретать «голубое топливо» на одинаковых условиях. Вне зависимости от наличия хранилищ и степени их заполнения, от того, какие на местах цены и тарифы на иные товары, от существующего спроса и предложения. Кроме того, что особенно радикально и прямо направлено против «засилья «Газпрома» – предусмотрен и оперативный перенос пунктов сдачи/приёмки газа на границы стран ЕС и дальше – на границы отдельных членов энергосообщества. А ведь «Газпром» десятилетиями привык торговать по всей Европе сразу с конечными потребителями.

Андрей Конопляник справедливо охарактеризовал все эти меры, как создание современного аналога «Линии Керзона», хотя представляется, что это больше напоминает «черту оседлости», за пределами которой ни о каком равноправии или свободе конкуренции говорить не приходится. В качестве ответа на них сейчас у «Газпрома» в рукаве, точнее – в трубе, только один козырь – демпинг. Сами по себе трубопроводные проекты как инструменты в правовой дискуссии или в ценовой войне вряд ли сработают. О разработке же действительно гибкой ценовой и тарифной политики в недрах российского гиганта пока, увы, похоже, остаётся только мечтать.

Впрочем, профессор Конопляник всё же привел едва ли не единственный реальный аргумент, способный поставить под сомнение сразу ряд положений эпической Quo Vadis. Дело в том, что его использование отнюдь не гарантирует, и даже не обещает европейскому потребителю главного – сколько-нибудь существенного снижения цен на газ. А именно это – создание наилучших условий для европейского потребителя всегда лежит в основе любых разнородных и разнокалиберных еэсовских «Стратегий».

Сегодня в СМИ