Про Олимпийский фактор и наш «кибербронепоезд»


Николай Стариков, 6.02.2018 07:00   –   nstarikov.ru  


Грядущие выборы и ситуацию с Олимпиадой обсудили в интервью «газпромовской» газете из Екатеринбурга «Трасса».

Сегодняшний гость редакции Николай Стариков – российский общественный и политический деятель, писатель, блогер, публицист. Он является автором почти двух десятков книг по новой и новейшей истории России. Тема нашей беседы – выборы главы государства.

– Николай Викторович, нынешние выборы Президента проходят в непростой ситуации: страна под экономическими санкциями, на Олимпийские игры сборная едет без флага и гимна, нас обвиняют во вмешательстве во внутриполитические дела других государств. Как этот фон отразится на настроениях избирателя? Скажется ли это на явке, например?

– Я хочу сказать, что все последние выборы руководителей нашего государства проходят в очень непростой обстановке. Однако надо сказать, что динамика развития этой «непростой» обстановки, на мой взгляд, вполне положительная. В 2011—2012 годах страна была потрясена митингами белоленточной оппозиции. Тогда, между прочим, существовала реальная угроза развала государства и каких-то печальных последствий, которые мы сегодня наблюдаем на Украине. Прошло пять лет, и мы видим, что та нестабильность, то давление, спровоцированное либерально настроенными силами, сместилось: расположилось по периметру границ. Это значит, что сделан ещё один шаг к полному государственному суверенитету России.

Ну, а что касается явки и количества людей, которые обязательно придут на выборы, я думаю, оно будет сопоставимо с числом наших сограждан, выразивших свою волю на предыдущих выборах Президента. В 2012 году, насколько я помню, проголосовало более 65% россиян.

Большинство граждан Российской Федерации прекрасно понимают, что это действительно, те выборы, на которые нельзя не ходить. Что это главные выборы, на которых решается будущее страны.

– А результаты выступления сборной на Олимпиаде в Южной Корее могут повлиять на итоги голосования?

– Полагаю, к моменту начала голосования спортивные баталии будут давно обсуждены, страсти поулягутся. Так что спортивные результаты наших олимпийцев никакого серьезного влияния на выбор избирателей не окажут. А вот на общем настроении людей, конечно, этот фактор отразится. И поэтому хочется попросить наших спортсменов: даже в столь непростой обстановке привезти как можно больше медалей и положительных новостей с этой Олимпиады.

– Николай Викторович, как бы Вы охарактеризовали нынешнее экономическое состояние России? Чего нам больше принесли санкции – пользы или вреда?

– В первую очередь, ясности и понимания, что наши геополитические противники, или как мы их называем – партнеры, даже не планируют играть по тем правилам, которые они сами написали для мировой экономики. Как только Россия, с их точки зрения, посмела принимать самостоятельные решения, они немедленно захотели её наказать. При этом наплевав на правила ВТО, на свои собственные слова и на многократные заявления о том, что бизнес находится вне политики.

Мне кажется, сегодня у каждого гражданина нашей страны есть понимание того, что на Запад нужно обращать как можно меньше внимания и не надо стараться ему понравиться. Потому что в любой деятельности, которая идет на благо России, он будет всегда занимать позицию стороннего и недовольного наблюдателя. И, что самое главное, будет пытаться влиять на действия руководства страны, на настроения граждан, чтобы изменить направление развития России в ту сторону, которую Запад считает благоприятной для себя самого.

– Тема вмешательства в выборы: нас обвинили, что мы в целом ряде стран Европы и в США пытались влиять на расклад сил, на итоговые результаты. А «русские хакеры» вообще стали именем нарицательным. Считаете у нас действительно существуют такие «кибервойска»? Есть тут хотя бы доля правды?

– Я очень надеюсь, что такие войска у нас существуют. Очень надеюсь, что наш «кибербронепоезд» стоит на запасном пути. Для меня абсолютно очевидно, что эта нездоровая истерия вокруг, так называемых «русских хакеров», якобы стремящихся вмешаться в то, во что вмешиваться не нужно и бессмысленно, раскручивается с одной целью: создать атмосферу ненависти, боязни и опасения в отношении нашей страны. Это, в свою очередь, создаст, с точки зрения тех, кто это делает, благоприятный фон для потенциального вмешательства и в российские выборы, и в другие сферы жизни нашей страны.

– А на предстоящих выборах возможно вмешательство извне? И как это может проявляться?

– Вмешательство будет обязательно. В этом сомневаться не приходится. Огромная машина по промывке мозгов, которая создана в российском интернете и существует в нашем информационном пространстве в виде либеральных СМИ, и которая управляется из единого западного центра, уже запущена. Первая её цель – действующая власть: это попытки подрыва авторитета Владимира Путина.

Цель №2 – поддержка того альтернативного кандидата, на которого Запад сделает ставку. Юмор ситуации в том, что вполне возможно этот кандидат даже знать не будет, что он «назначен» подобной фигурой. Что он путем массированной поддержки из самых неожиданных источников должен оттянуть часть голосов электората, голосующего за Путина.

Задача тех, кто этим занимается, состоит в том, чтобы наш национальный лидер пришел к победе максимально ослабленным и с наименьшим процентом голосов. В общем, грядущие выборы будут нести в себе очередные очень интересные находки от наших геополитических «партнеров», но я уверен, что любые попытки запудрить мозги российскому избирателю обречены на провал».

P.S. Два вопроса, ответы на которые не вошли в окончательный текст интервью.

– 10 лет назад в России вышла книга «Газпром: новое русское оружие». Согласны ли Вы с подобным утверждением?

– К сожалению, с этой книгой не знаком, но заголовок красивый, броский. На мой взгляд, вполне соответствующий реальному положению дел. Да, действительно, мы обладаем серьезными запасами углеводородов и должны использовать то, чем нас наделил Господь Бог не только с максимальной экономической, но и с максимальной политической и геополитической пользой. Поэтому не вижу ничего удивительного или противоестественного в том, что мы, владея пятой частью запасов газа на планете, пытаемся влиять на мировую политику.

– В США заявляют, что реализуемый «Газпромом» проект «Северный поток – 2» – угроза энергобезопасности европейских государств. Почему Европа по этому вопросу занимает какую-то невнятную позицию?

– Конечно, европейцам не позавидуешь. С одной стороны, строительство «Северного потока – 2» необходимо для стабильного и бесперебойного снабжения Европы газом. А с другой, закрытия проекта от них требуют американцы, навязывающие в качестве альтернативы собственный дорогой сжиженный газ. Вроде бы европейцы должны слушаться своих американских «хозяев», но здравый смысл подсказывает, что делается это не во благо Европы. Эта двойственная позиция постоянно проскальзывает в различных высказываниях государственных деятелей стран Евросоюза. Подобная ситуация наблюдается и в отношении «Турецкого потока», когда европейские государства сначала отказываются от его строительства, а потом вдруг заявляют, что очень хотят участвовать в проекте, как это было в случае с Болгарией. Но думаю, время все расставит на свои места.

Сегодня в СМИ