«Денежки на пиво». Именно так в Африке неофициально называется система поборов за проезд, которые осуществляются военными и полувоенными группировками на самодельных блокпостах вдоль дорог. И проезжающие платят – вид голодного бойца в трениках и с калашниковым быстро отбивает желание говорить что-то о правах и законах.

Однако когда европейские «дикари» начинают требовать «денежки на пиво» у ядерной державы, это вызывает не страх, а смех. Ладно, к подобному выклянчиваю со стороны прибалтийских элит (выставляющих Москве миллиардные требования «компенсаций за период советской оккупации») мы давно привыкли. Нам их даже жалко – ведь этим несостоявшимся государствам нечем больше тешить свое самолюбие, а на русофобии еще как-то можно заработать. Привыкаем мы и к требованиям Украины компенсировать «период оккупации Крыма» – от поднимаемого Киевом информационного шума Крыму вреда нет, как и помех для проводимого Москвой международного процесса де-факто признания полуострова российским.

На днях же к списку вымогателей добавились братья-чехи. Боец дипломатического фронта (правда, без «калаша» и треников), замминистра иностранных дел этой страны Мартин Смолек, передал послу РФ в Праге Александру Змеевскому ноту, в которой Чехия требует от Москвы полностью компенсировать ущерб от взрывов складов во Врбетице в сумме примерно 25,5 млн евро и «незамедлительно начать переговоры по этому вопросу». Ну а вдобавок убрать Чехию из списка недружественных стран.

В России эти требования подняли на смех. Как можно требовать компенсацию за взрывы, причастность Москвы к которым не просто не доказана, но и даже официальное чешское расследование еще не проведено до конца? По принципу «вы пока выплатите деньги, а если ваша вина не будет доказана, мы вернем по предъявлении чека»? «Хочу напомнить. Обычно действующих подобным образом, без суда и следствия, с угрозами и оскорблениями требующих денег, называют вымогателями», – заявила представитель российского МИДа Мария Захарова. Правда, она не совсем права. Вымогатель – это все-таки тот, у кого есть средство для вымогательства. Ну, например, пистолет, который он приставляет к твоему виску, требуя немедленно расстаться с кошельком, или мощный компромат, публикация которого может создать проблемы.

У чехов ничего этого нет. Только большая обида. Дело в том, что чешские власти уже давно поняли, в какой луже оказались из-за всей этой фейковой истории. Они-то искренне думали на ней заработать очки в Европе, сыграть на волне русофобии, доказать свою лояльность Брюсселю и Вашингтону. А по факту ЕС Чехию ничем не поддержал, и американцы абсолютно не подумали об интересах Праги в тот момент, когда договаривались с Путиным в Женеве о прекращении эскалации. В итоге провокаторы остались один на один с разозленной Россией и не могли найти лучшего выхода из ситуации, чем через губу предложить ей нормализовать отношения. То есть не «извините, мы погорячились, давайте снова жить дружно», а «мы сейчас проведем переговоры и решим, как и на каких условиях будем готовы восстанавливать с вами диалог, а пока исключайте нас из списка недружественных стран, чтобы наши дипломаты сами полы не мыли». Естественно, с такой линией поведения чешские политики были посланы Москвой в дальнее пешее путешествие – и после этого не нашли ничего лучше, чем попытаться поднять ставки и потребовать у России денег.

Фото:  Vladimir Prycek/CTK/Global Look Press

В вольер или в тир?

Вопрос в том, как теперь Москве реагировать на все это. Понятно, что с чехами никто не будет даже начинать никаких переговоров о компенсации, ведь само их начало можно будет трактовать как признание Кремлем предмета для переговоров, то есть возможности своей вины во взрывах. Но что с чехами делать дальше?

Конечно, можно поместить их в вольер политических клоунов, где уже находятся Прибалтика и Украина, а затем периодически смотреть на ужимки чешских постояльцев для поднятия собственного настроения. То есть понять и простить.

Однако это было ошибкой. Дело в том, что в последнее время Москва прощает слишком многих и слишком за многое. За слова, за оскорбления, за враждебные действия. Всепрощение же в нашем мире порождает отнюдь не благодарность, а наглость, когда даже мелкие государства считают для себя приемлемым и безопасным нахамить России и потоптаться на ее репутации ради мелкого политического заработка. Именно поэтому Чехию и ее руководство сейчас надо ставить не в вольер к клоунам, а в тир на место мишени. После чего публично расстрелять – политически, экономически и юридически.

Во-первых, полностью разорвать все дипломатические отношения или как минимум свести их до минимума (чтобы было кому защищать права российских граждан в этой республике). Во-вторых, ввести против нее торгово-инвестиционное эмбарго. Никаких больше денежек за пиво и за другие товары. Затем (когда восстановят полеты) добавить к нему и туристическое – нечего российским туристам кормить чешских отельеров, а заодно и возбуждать у чехов различные подозрения. Напомним, что фраза «во взрывах складов виноваты русские, потому что их незадолго до этого видели рядом с будущим местом преступления» является главным аргументом обвинения.

Наконец, в-третьих – и это самое главное – нужно идти в суды, в том числе и европейские. Подавать иски против чешского премьера и представителей кабмина за клевету. За то, что они опорочили российских граждан и дипломатов, нанесли ущерб репутации государства. Тем более что чешские политики сами наговорили себе на приговор, когда заявили, что расследование взрывов не окончено, но виновной все равно является Российская Федерация. На суде им придется как-то объяснять это несоответствие, а заодно и предоставлять в открытом доступе доказательства «российской вины». Понятно, что ничего этого не будет сделано, после чего суд вынужден будет признать их заявления недостоверными или клеветническими.

И вот затем замглавы российского МИДа может вызвать к себе чешского посла (ну или какого-нибудь старшего дипломата, если посла таки выгонят) и вручить ему ноту. В которой будет указана сумма компенсации, которую мы требуем у Чехии за нанесенный нам репутационный ущерб, и призыв «незамедлительно начать переговоры по этому вопросу».

Взгляд