В российско-американских отношениях наметилось нечто вроде потепления – по крайней мере, такие выводы можно сделать после звонка Джо Байдена Владимиру Путину. Американский президент предложил российскому коллеге встретиться на нейтральной территории и обсудить накопившиеся проблемы. О чем будут говорить лидеры двух стран и что попросит Байден у Путина?

«Владимир Путин спрашивает: «Эй, Джо, ты меня слушаешь?». Именно так озаглавлена статья в американском издании New Yorker. Наращивание российских войск на границе с Украиной, драма «Навальный страдает в тюрьме» и даже подписание закона о президентских сроках – все это, по мнению автора статьи, было сделано для того, чтобы обратить на себя внимание Джозефа Байдена. Якобы такими способами Россия пытается вернуться в фокус американской политики.

Именно в таком ракурсе большинство западных СМИ преподносили последние шаги Владимира Путина. И вот – Джо услышал, Джо позвонил, Джо согласился встретиться с российским президентом, чтобы поговорить о делах, представляющих взаимный интерес.

Джо не услышал, а почувствовал

На самом деле все было несколько иначе. Так, это российский президент услышал американского (а конкретно – байденовское «угу» на вопрос о том, считает ли он Путина убийцей), после чего, по всей видимости, стало очевидно, что Вашингтон больше не намерен соблюдать красные линии в двусторонних отношениях. Причем не только на уровне риторики, но и на уровне реальных дел – например, на Украине, где Соединенные Штаты провоцируют Киев разморозить конфликт в Донбассе.

И в России (в отличие от заигравшихся американцев) прекрасно понимают, что подобное пересечение красных линий может привести к очень серьезному конфликту, выходящему за пределы Украины. Москва его инициировать не собирается, никакой подобный конфликт ей не нужен. Именно поэтому российские чиновники пытаются отрезвить американских коллег напоминанием о красных линиях.

Например, жесткими заявлениями о последствиях украинского наступления. «Начало боевых действий – это начало конца Украины. Это самострел – выстрел себе не в ногу, а в висок», – пояснил замглавы администрации президента РФ Дмитрий Козак. А министр обороны Сергей Шойгу описал масштаб учений на приграничных с Украиной территориях России. «В течение трех недель две армии и три соединения ВДВ были успешно переброшены на западные рубежи Российской Федерации в районы выполнения учебно-боевых задач», – заявил он.

В итоге Джо не услышал, а почувствовал, что в воздухе отчетливо запахло зрадой – причем не только украинской, но и американской. Ведь США оказались в вилке из двух плохих решений.

Если Москва действительно накажет Киев за попытку устроить массовое убийство жителей Донбасса и США вмешаются, то это создаст риск прямого российско-американского военного столкновения, на что ни американские генералы, ни политики, ни сам Байден не пойдут. «Если уж Америка и должна выступить против России, то лишь по вопросу, имеющему экзистенциальную важность. Искушать судьбу по вопросу Украины – это крайне рискованное дело с ограниченной выгодой для США, и уж точно не несет для Америки экзистенциальную важность», – пишет National Interest.

Если же Соединенные Штаты пасанут, то из этого сделают невыгодные для Вашингтона выводы его союзники, а также враги. Первые разочаруются в ценности американских гарантий, а вторые воодушевятся американской слабостью. «Вопрос не только в Украине – на кону куда большие международные ставки. Очевидно, что Китай внимательно смотрит за тем, как Запад реагирует на дела в Восточной Европе – ведь американцы точно так же пытаются поддерживать независимость Тайваня», – говорит бывший командующий вооруженными силами НАТО в Европе Джеймс Ставридис.

Осознав всю пагубность этой вилки, американский президент решил, видимо, не допускать ее возникновения. Поэтому позвонил российскому коллеге и согласился на сделанное ранее Путиным предложение лично встретиться и поговорить, дабы между Россией и США возникли «стабильные и предсказуемые партнерские отношения».

Взгляд