Ситуация внутри страны

«Что необходимо для реализации стратегии „сильный Иран“?» — задаётся вопросом государственное информагентство IRNA в публикации от 22 марта.

В беседе с корреспондентом IRNA эксперт по политическим вопросам Хусейн Шахпари поделился своим мнением касательно того, что необходимо для реализации стратегии усиления Исламской Республики. По его мнению, в первую очередь это успешное проведение июньских выборов и формирование «сильного правительства», о чём недавно в своём очередном обращении говорил верховный руководитель Ирана аятолла Сейид Али Хаменеи, который назвал каждые выборы президента ИРИ «модернизацией общественно-политического процесса».

Вместе с тем, отметил Шахпари, выборы важны и с точки зрения внешней политики Ирана, поскольку они демонстрируют противникам сплочённость населения и поддержку правительства. По его мнению, большое внимание должно уделяться эффективности и честности исполнительной власти, о чём упомянул духовный лидер ИРИ. Однако это возможно только в случае формирования репрезентативного нового правительства, а «отказ от участия в выборах означает обострение текущих проблем», заключает Шахпари.

Новостное агентство «Хабар Онлайн» размышляет над «Подноготной поддержки реформистами кандидатуры Зарифа на выборах-2021».

В публикации от 25 марта консервативное издание пишет, что нынешний министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф является основным кандидатом от реформистов на предстоящих выборах президента, поскольку «остальные кандидатуры, скорее всего, будут отклонены Советом стражей Конституции (также называется Наблюдательным советом — один из высших органов ИРИ, который в числе прочего одобряет кандидатуры на выборах национального и местного уровня в Иране, его члены традиционно придерживаются консервативных взглядов).

«Имя Зарифа в качестве потенциального участника президентской гонки стало упоминаться всё чаще. Помимо того, что его участие в выборах может быть одобрено Советом стражей Конституции, реформисты понимают и то, что люди устали от партийных и фракционных дрязг и потому мобилизовать электорат сможет только человек, за плечами у которого есть реальные достижения, есть харизма, коими, безусловно, обладает нынешний глава иранской дипломатии», — отмечает «Хабар Онлайн».

«Вражеские разведки стремятся подорвать июньские выборы-2021», — утверждает газета «Ресалят» в публикации от 21 марта.

Консервативное издание приводит слова аятоллы Хаменеи, который в своём первом публичном выступлении в новом году по иранскому календарю (начинается 21 марта) подчеркнул, что предстоящие президентские выборы будут мишенью для атак со стороны вражеских спецслужб, в первую очередь американского ЦРУ и израильского «Моссада».

Глава государства также обозначил основные направления политики Ирана в новом году — увеличение внутреннего производства и устранение препятствий для развития (борьба с санкциями, контрабандой, внутренними барьерами, коррупцией и в целом с глубокой рецессией, которая постигла экономику Ирана в 2019—2020 гг.).

Аятолла Хаменеи упомянул и необходимость достижения «автономности и самообеспечения» во всех ключевых областях промышленности и сельского хозяйства. Приоритетом для правительства страны он назвал улучшение социального положения и рост покупательной способности граждан. Санкции и экономическая блокада, введённые США против Ирана, как вновь указал духовный лидер ИРИ, являются одним из величайших преступлений, однако они также представляют возможность развивать собственное производство.

Россия

О «Царском вальсе в Леванте» пишет 20 марта газета «Шарг».

Реформистское издание приводит мнение Ахмада Вахшите, профессора Евразийского национального университета (Нур-Султан), который рассуждает о роли России на Ближнем Востоке на протяжении XX в. и в начале XXI в.

После падения династии Романовых Ближний Восток на некоторое время превратился во второстепенное направление внешней политики Советской России, однако уже к началу 1920-х гг. советское руководство стало активно оказывать поддержку национально-освободительным движениям в этом регионе, по крайне мере тем, которые имели социалистическую окраску. В годы Второй мировой войны и после неё Ближний Восток стал ареной схватки между СССР и США в борьбе за международное влияние и энергетические ресурсы. В последующие годы (1950−1970) советская политика в регионе была противоречивой: с одной стороны, Москва стремилась поддерживать антиамериканские и антиимпериалистические режимы, но с другой — извлекать выгоды из своего присутствия в регионе и стараться, по возможности, сотрудничать с другими государствами, например Ираном. После распада Советского Союза в 1991 г. российская ближневосточная политика впала в «десятилетнюю спячку», чтобы проснуться только с приходом к власти президента Владимира Путина. С 2004 года Москва начала активно восстанавливать свои связи с традиционными партнёрами: Ираком, Египтом, Алжиром и Ливией, а также расширять присутствие на Ближнем Востоке и играть роль посредника в арабо-израильском конфликте. Роль России в регионе резко повысилась после 2011 года и событий так называемой арабской весны, когда Москва начала военную операцию в Сирии, упрочив отношения с Ираном, отмечает Вахшите.

В настоящее время можно констатировать, что Россия стала «важнейшей внерегиональной державой на Ближнем Востоке», констатирует иранский эксперт.

Ситуация на Ближнем Востоке

«К чему приведёт „политика раскола“ Байдена на Ближнем Востоке?» — задаётся 20 марта вопросом «Эттемад Онлайн».

Реформистское издание считает, что недавние визиты делегации ливанской «Хизбаллы» и главы МИД Израиля Габи Ашкенази в Москву показывают, что ситуация на Ближнем Востоке «стремительно меняется».

Барака ОбамыДжордж Буш младший

С приходом Байдена к власти количество проблем во внешней политике США не уменьшилось, а потому он вновь будет вынужден решать вопрос об американском присутствии на Ближнем Востоке. В условиях конфронтации с Россией и Китаем, а также внутренних кризисов для Вашингтона будет крайне нежелательно участие в очередном вооружённом конфликте в регионе, а потому Байден, скорее всего, вернётся к политике Обамы в годы его второго срока в Белом доме — уменьшение военного присутствия на пространстве Большого Ближнего Востока, заключает «Эттемад Онлайн».

«Как премьер-министр Израиля собирается предотвратить возвращение США в СВПД?» — ставит 21 марта вопрос «Эттемад Онлайн».

Реформистское издание напоминает, что с момента прихода Джо Байдена в Белый дом израильский премьер-министр Биньямин Нетаньяху делал всё возможное, чтобы мобилизовать еврейское лобби в Конгрессе США и американских СМИ и оказать максимальное давление на нового президента с целью заставить его изменить свой подход к Ирану и продолжить политику Дональда Трампа.

Ред

Этим, как считает «Эттемад Онлайн», израильские официальные лица обосновывают то, что многосторонняя ядерная сделка с Ираном — это лишь отсрочка создания им атомной бомбы. А потому на Иран надо продолжать давить, если необходимо, используя для этого и военные средства.

«Единственный расклад, при котором Израиль может согласиться на возвращение США в ядерную сделку, это если его и арабские монархии Персидского залива также включат в соглашение, которое само будет расширено и охватит все стороны деятельности Ирана в регионе. Однако рейтинги поддержки Байдена евреями в США говорят о том, что шансы Нетаньяху на успех не очень велики, и, возможно, премьеру Израиля придётся действовать на свой страх и риск», — заключает издание.

«Долларовый кризис в Турции: политика или экономика?» — размышляет 22 марта новостное агентство «Тасним».

Консервативное издание ссылается на мнение экспертов о том, что резкое падение турецкой лиры по отношению к американскому доллару имеет мало общего с экономикой и связано с политическими решениями президента Реджепа Тайипа Эрдогана.

Наджи Агбала

Ситуация в Закавказье

«Визит заместителя министра иностранных дел в Армению: подтверждение вывода террористических групп из региона», — выносит в заголовок публикации от 20 марта новостное агентство «Фарс».

Консервативное издание сообщает, что в последний день уходящего 1399 года (по иранскому календарю) заместитель министра иностранных дел ИРИ Мохсен Бахарванд совершил визит в Армению. В ходе встреч в Ереване он указал на неприемлемость присутствия террористических группировок в регионе Южного Кавказа и подтвердил решимость Ирана бороться за их вывод (речь идёт о сирийских боевиках-наёмниках, использованных Азербайджаном в ходе войны в Карабахе осенью 2020 г.).

Мохсен Бахарванд и заместитель министра иностранных дел Армении Армен Гевондян обсудили укрепление отношений между двумя странами и ряд других вопросов, в том числе статус пограничной реки Аракс, сотрудничество в рамках проекта международного транспортного коридора Север — Юг, реализацию совместных проектов в области транспорта и инфраструктуры.

Подготовил Филипп Голубев

EADaily