Ещё не успела остыть клавиатура от предыдущего поста о ереси евразийства, как вновь приходится возвращаться к этой липкой теме. Всё потому, что вчера вышла очередная программа уважаемого Сергея Веселовского, в анонсе которой было упомянуто моё имя. Обещала дать комментарий по всему увиденному, выполняю

Начну издалека. Мой отец, недавно ушедший в мир иной, долгие годы считал своими любимыми авторами Льва Гумилёва и Валентина Пикуля. И их книги перечитывал, что называется, каруселью: дочитав одну, тут же брался за следующую. Часто ссылался на указанных авторов в разговорах и спорах, с удовольствием цитировал. Но, подобно тому, как ребёнок, взрослея, перестаёт читать сказки, понимая, что это, хоть и любимая и понятная, но всё же выдуманная история и в ней всё не по-настоящему, так и мой отец с годами пришёл к мысли, что пора взглянуть на эту литературу и публицистику критическим взглядом, принимая факты какими они были в действительности, а не изложены в завораживающей иллюзии.

Нет смысла пересказывать свой предыдущий пост, в комментариях к которому меня поддержал уважаемый историк Евгений Спицын. В том посте обозначены основные претензии к ложной и опасной в политическом использовании концепции евразийства, которую стараниями писателя Захара Прилепина пытаются привнести в идеологию объединенной партии «Справедливая Россия – Патриоты – За правду».

И, прежде чем приступить к разбору интервью нео-скифа Павла Зрифуллина, напомню Сергею Веселовскому и всем зрителям его канала, что год назад на Ньюс-Фронте была размещена моя статья, посвященная ложному учению евразийцев, под названием «Евразийство в белорусском изводе слеплено на основе антироссийской риторики».

Прочитайте. «В евразийстве при всех декларациях о «внепартийности», копится и возгревается дух человеконенавистнической нетерпимости, дух властолюбия и порабощения» — писал историк Георгий Флоровский, один из основателей движения евразийцев, впоследствии ставший его противником, признавший свои прежние убеждения «соблазнительной и лживой теорией».

«Да, скифы – мы! Да, азиаты – мы,
С раскосыми и жадными очами!»

И вот интервью «скифа» Зарифуллина, которое якобы должно многое «объяснить и доказать», но, по сути, подтвердило худшие опасения.

Ну, хочет интервьюируемый называть себя скифом – бога ради! Хоть хазаром, хоть печенегом.  Как говорится, каждый балдеет по-своему. Вон белорусские нацики себя то литвинами из ВКЛ именуют, то польской шляхтой. Южные соседи – древними украми. Тут всё зависит от классификации употребляемых веществ.

Однако с первых же предложений самоопределившийся скиф заявляет евразийскую «аксиому»: «Россия – ни Европа, ни Азия, а самостоятельная цивилизация».

Заметили? Самостоятельная, да. Только отрицательные частицы здесь неуместны. Потому как Россия – и (!) Европа, и (!) Азия.

Это показательный пример противопоставления евразийцами двух частей единого целого. Вот и Зарифуллин строит свою словесную конструкцию на отрицании и противопоставлении, когда нужно, напротив, говорить о вмещении понятий, о синтезе, о единстве.  

По сути раздёргивает Россию на «европейскость» и «азиатскость», пытаясь сыграть на противопоставлении, как якобы на равенстве и примиримости в некой абстрактной отдельности и обособленности.

При этом смысловое вычленение Европы не случайно. Ведь именно в европейской части континента проживает большинство славян.

Тут уместно упомянуть историка Андрея Фурсова, который указывает, что нельзя отдавать Западу нашу европейскость, нашу великую русскую культуру, оказавшую влияние на весь мир. Добавлю, что и популистам-евразийцам тоже не рекомендуется.

Дальше Зарифуллин, плетя кружева своего словоблудия, сообщает, что «Россия - то ли древо, то ли куст», то ли какая-то «другая субстанция». Так и сказал. Далее он сравнивает Европу с задницей, предрекая ей «чёрное» завоевание выходцами из Африки и скорую гибель, и предлагает на этом не зацикливаться.

Он упрекает, видимо, историческую науку, в ложной хронологии. Ибо, по его убеждению, России, а точнее «этому пространству – большому, политэтничному, самостоятельному, со своей философией, со своим мировоззрением – этому пространству – не тысяча лет, а несколько тысяч лет».

Парень непринуждённо жонглирует тысячелетиями… А, почему бы не несколько десятков тысяч, почему не миллион? Может, мамонты были носителями скифско-евразийской философии?

И вот он произносит главное: «За нами огромная школа евразийства, которой 100 лет!»

Тут он должен был встать и, подобно персонажу Джигарханяна из фильма о неуловимых мстителях, резко дернуть подбородком вверх и в сторону и упавшим голосом произнести: «Господа! Симбирск пал…». Таким образом новообращенный скиф признал, что идея евразийства – это чистое порождение белогвардейской эмиграции.

Это антибольшивистский проект, антикоммунистический. Один основоположник евразийства Пётр Савицкий десятилетие ждал, что власть большевиков вот-вот рухнет, другой сооснователь, Николай Трубецкой, был активным борцом с коммунистической идеологией. Интересно, зачем Прилепину-то мелькать в этом списке?

Зарифуллинский мир «с седых скифских времён» существует исключительно в парадигме древних кочевников-завоевателей, однако такое мировоззрение, по его словам, находит поддержку среди «продвинутых» деятелей-евразийцев. Далее следует перечисление стран, в которых проживают его единомышленники и сторонники. Это: Турция, Албания, где большинство населения мусульмане, страны северной Африки. Тут же почему-то отдельным пунктом идёт Чечня, оторванная от единого российского пространства, но способная помочь «умерить европейскую спесь»…

Всё это было бы смешно, если бы эта каша не тащилась в левое движение. Если бы тем самым не дискредитировалась коммунистическая идея. Если бы ложь ни была возведена в степень учения и не подменяла собой историческую науку и необходимость построения справедливого мира. Если бы она не подменяла собой Россию, которая нигде не заканчивается.

Историк Аполлон Кузьмин в своих научных работах разоблачал нео-евразийство, доказывая, что Гумилёв построил свою псевдоисторическую конструкцию на ложных фактах, неправильных выводах и на подлоге, подмене и попросту выдуманных событиях. Историк Герман Артамонов назвал евразийство «самой подлой формой русофобии». Историк Евгений Спицын утверждает, что «на лживых фактах построена лживая конструкция» евразийства, а теория Гумилёва «попахивает социал-дарвинизмом».

Аврора