Борьба с конфликтом поколений и за овладение молодёжной повесткой на самом деле – чисто политически борьба ссорящихся кланов за влияние на линию АП накануне трансфера. Любая патриотическая повестка всегда милитаристская, ибо центрирована вокруг рефлекса «свой-чужой»

И если говорится, что милитаристская повестка уже не котируется, то это значит лишь то, что её в своё время загубили, а нести ответственность за это не хотят. Слишком увлеклись проповедью симфонии Европы от Лиссабона до Владивостока, а теперь вдруг выяснилось, что молодые не видят врагов там, где они, оказывается, есть и всегда были и будут.

Молодёжь остро реагирует на ложь, фальшь и разводки на святых чувствах. Это не милитаристская повестка устарела, а её проповедники. Не надо изобретать идеологию, она всегда одна и та же: любовь к родному пепелищу и любовь к отеческим гробам. И если не попадает в цель, то надо не идеологии новые сочинять, а идеологов менять.

На вопрос «есть ли чем гордиться» молодёжь затрудняется ответить по причине разрухи в головах, которую там заботливо сеяли мудрые управленцы с философией Горбачёва, Чубайса, Грефа и Фурсенко. Молодёжи важны способы социализации, но когда они видят вокруг удушение бизнеса и его уход тень, никаким рассказами о Курской битве их не воодушевишь. Нет перспективы, кроме насаждаемой оппозицией идеи эмиграции.

Пока в стране как в песне Высоцкого «все места блатные расхватали и пришипились, надеясь на авось», убедить молодых в поводах для гордости не получится. Они не видят себя в будущем той страны, в которой живут. У них так завысили ожидания, что нормальная судьба с постепенным наращиванием приобретений их не греет. Ведь трудовую этику всю жизнь замещали потребительством.

Что видят молодые на рынке труда? Что диплом о высшем образовании – пустая бумага. Убитое время и приз для родителей. Пять лет на взятки для педагогов, поборы для вуза, перекачку рефератов из интернета и полное равнодушие к их знаниям. Потом по блату найти работу, а карьеру делать по связям. Шансы есть лишь у некоторых айтишников, а в будущем и их заменят на искусственный интеллект.  

И тут вдруг нарисовались не сотрёшь такие ребята из «Наших», которые явно делают карьеру во власти и пилят бюджеты. И получают призы за молодёжную политику. Однажды облажавшись, мечтают вернуться и вновь влить вино в эти старые дырявые мехи.

Немудрено, что в этом климате реальными выразителями эмоций молодёжи будут всякие оппозиционеры. Потому что их кураторы видят реальную проблему и понимают, в какую точку надо бить. У молодых есть всего 10-15 лет, чтобы или встать на крыло и пойти в рост, или поставить крест на всех проектах и плыть по течению. В 25 они заканчивают вуз, а в 35 они уже на пороге невостребованности. В 40 они уже утильсырьё.

При этом они видят, что в шоколаде тупые и наглые дети начальства. Им не нужны дипломы, знания, компетенции. Молодым светят лишь места клерков и продавцов. Вы предлагаете им гордиться Курской битвой? Они вам ответят, что вы не понимаете их проблем и уйдут к Навальному. И если оппозицию подавить и развенчать, молодые испугаются и затаятся, но иначе думать не станут.

Если для элиты важно не действительно завоевать доверие молодых, а просто сбить волну протестов накануне очередных выборов, то достаточно ОМОНа. Однако это не молодёжная политика. Сытые функционеры с блудливыми мордами позднесоветских комсомольцев – тоже не выход. Молодые всегда сморят не в прошлое, а в будущее. И если у нас все достижения в прошлом, то да, разговора не получится.

Чтобы лечить болезнь, сначала надо признать диагноз. Если лукавить, то ничего не выйдет. С молодыми разговаривать нелегко. Особенно если их перед этим намеренно совращали, используя инстинкты.

Сначала надо добиться авторитета, а это возможно только предельной честностью. Если под молодёжной политикой понимать новую тактику манипулирования, то бумеранг вернётся. Всё зависит от того, кто и зачем идёт к молодёжи. Они это очень хорошо чувствуют.

Аврора