Массовая эмиграция десятков тысяч врачей, тотальное недоверие к вакцинации и антирекорды по количеству случаев заражения и смерти – все это признаки коронавирусной катастрофы, которую прямо сейчас переживает Украина. А ведь у этой страны был реальный шанс на гораздо более мягкое прохождение эпидемии, в том числе с помощью России. Что же произошло?

На прошлой неделе Украина ушла уже на третий карантин/локдаун. Правда, он пока не общенациональный (в разных областях действуют разные ограничения, а кое-где их пока нет вовсе). Однако судя по последним новостям о динамике заражений, общенациональным карантин может стать уже в субботу.

Так, в пятницу министр здравоохранения страны Максим Степанов заявил, что карантинные ограничения на Украине будут действовать до конца 2021 года. По его словам, ситуация с коронавирусом на Украине будет ухудшаться. «Заражаются втрое больше людей, сокращается инкубационный период, очень много тяжелых больных», – приводит слова министра здравоохранения Украины ТАСС.

Новостями о COVID-19 за последний год уже никого не удивить. Но трагедия в том, что «накрывает» Украину именно теперь.

COVID-19 на Украине. Чем 2020 год отличается от 2021-го

Статистика Минздрава Украины неоднократно подвергалась критике за задержки с обновлением информации, неоперативностью тестирования и его слабым охватом. Однако даже с учетом всего этого по состоянию на 26 марта в стране было зафиксировано более 18 тыс. суточных случаев заражения COVID-19.

Пока это лишь на пару тысяч больше пика прошлой волны. Но дело в том, что пик этой волны ожидают только к середине апреля. А с нынешними темпами уже к началу апреля суточный прирост может достигать 25 тысяч в сутки – это совершенно реальный прогноз от НАН Украины. И это при том, что даже сейчас заболевших уже некуда класть. И это второе серьезное отличие. Осенью занятость ковидных коек в больницах Украины достигала 63% (при пороге в 65%, после которого может быть введен общенациональный карантин).

В середине марта решение об ужесточении карантинных мер на срок до 9 апреля принималось после выступления главы Минздрава Украины Максима Степанова, который сослался на высокие темпы роста количества заболевших и госпитализированных. На Украине ухудшение ситуации с COVID-19 отслеживают по шести критериям и их пороговым значениям. Но для перевода «зеленой» области в «желтую» («оранжевую» или «красную») достаточно превысить соответствующие пороговые значения только по двум критериям три дня подряд. А вот что рассказывали врачи скорой в Киеве уже через пару дней после выступления Степанова: «Вызовы поступают каждые 10 минут. Иногда по два одновременно, приходится выбирать, куда ехать в первую очередь. Если одновременно «детский» вызов и к пожилому человеку – выбираем ребенка».

По сути, это уже сортировка – кошмар и боль любого медика. Также медики говорят, что в определенном смысле она была и прежде: они забирали только тяжелых, остальных оставляли лечиться дома. Теперь же забирать приходится гораздо чаще – больше тяжелых случаев: «Больных много во всех реанимациях нашей больницы [Александровская больница Киева], во всех отделениях. И все тяжелые, требуют внимания. Если на прошлой неделе люди выписывались, а на их место тут же клали других, то теперь выписывают меньше, чем госпитализируют».

К слову, в эту больницу диспетчеры водителей скорой уже не направляют – она заполнена даже выше чем на 100%: больных кладут в коридорах, а заправляться кислородом приходится по два раза за смену.

Третье отличие уже не в рассказах, а в статистике. 1 декабря 2020 года Киев поставил абсолютный антирекорд за всё время эпидемии: 1799 заболевших и 31 умерший от COVID-19. 25 марта по Киеву заболевших всего 1164, зато умерших – уже 37. По всей Украине последний антирекорд смертности от COVID-19 фиксировался еще 10 декабря – 285 умерших. После этого впервые он был превышен 16 марта (289) – и с тех пор декабрьский порог преодолевается ежедневно. Последний максимум – 24 марта (362 умерших).

Всё это на фоне дефицита врачей (четвертое отличие). Согласно отчету Центра Разумкова, на 1 января 2021 года системе здравоохранения Украины не хватало более 33,7 тыс. врачей и более 35 тыс. специалистов среднего медперсонала. «Недавно мы в Одессе открыли ПЦР-лабораторию, обучили лаборантов. А сейчас два лаборанта уезжают в Польшу. После того, как научились работать. Медсестры, кого не держат здесь дети и семья, тоже уезжают. Там платят в два-три раза больше, другие условия», – жалуется мэр Одессы Геннадий Труханов.

По данным того же Центра, с начала 2020 года с Украины выехали более 66 тысяч (!) врачей и медработников.

Если на Украине, где (хоть и в усеченном виде) продолжают «реформу Супрун», то в соседней Польше украинских врачей и медсестер отрывают с руками: закрывают глаза на слабое знание языка и открывают рабочую визу за пару дней. Удержать специалистов на Украине не помогают даже «ковидные» доплаты. В Польше они тоже есть и украинская медсестра заработает там за месяц 1200-1300 долларов – совершенно космические для Украины деньги. Врач, в зависимости от специальности, может умножать эту сумму в 2,5-4 раза.

Из Львовской области до Польши рукой подать. Неудивительно, что там дефицит чувствуют одними из первых. Мэр Львова зовет на работу всех, у кого есть медицинский диплом: врачей из других регионов, врачей, ушедших на пенсию. Но и в Харькове ситуация мало чем отличается: там заявили, что готовы включать в состав «ковидных» бригад даже студентов медицинских вузов.

Подводя итог: в сравнении с прошлым годом растет доля тяжелых больных с COVID-19 и осложнениями на его фоне, из-за чего резко выросла заполняемость коек. Растет смертность, диспетчерам уже приходится сортировать вызовы и формировать очередь. При этом бригад не хватает: лучшие кадры уезжают на заработки, работать вместо них идут старики и недоучившаяся молодежь.

Упущенный шанс

При этом невероятные приключения украинцев и вакцин продолжаются. 25 марта глава Минздрава Украины признал, что Индия приостановила поставку Украине вакцины Covishield (вакцина от компании AstraZeneca, которая выпускается на мощностях индийского Serum Institute). Очевидно, это решение было вызвано выявленными массовыми случаями побочных реакций на препарат в Европе. В тот же день до Украины наконец доехала китайская CoronaVac. Однако вместо заявленных 1,9 млн доз доехало только 215 тысяч.

«За несвоевременные поставки эта компания платит штрафные санкции», - угрожает главный санврач Украины Виктор Ляшко. Но дело ведь не в санкциях, а в том, что кампания массовой вакцинации, которая и без того стартовала с большой задержкой только в конце февраля, безнадежно сорвана.

Задержки, отсрочки, сомнительные контракты – всё это привело к тому, что население массово отказывается вакцинироваться даже тем, что с горем пополам до Украины довезли. За месяц успели привить менее 200 тыс. человек, и даже 18 тыс. вакцинаций в сутки (показатель конца марта) – это более чем впятеро ниже минимально достаточного для Украины порога.

Согласно результатам исследования Украинского института будущего, индийской вакцине доверяет лишь около 3% украинцев. «Высокий» уровень доверия (17% и 11% соответственно) – у Pfizer и Moderna, массовых партий которых на Украине в ближайшие полтора-два года не появится. У «Спутник V» – 9% доверия, хотя авторы упоминают, что показатель сильно меняется от региона к региону и в восточных областях может достигать и 20%.

Но главное зло уже случилось: украинцы откровенно боятся вакцинации и саботируют ее. Даже врачи ушли в глухой отказ, из-за чего власти даже пробовали забросить угрозу увольнений и штрафов за отказ прививаться. Но быстро от этой идеи отказались.

Между тем у Украины были все шансы избежать и волны этих пещерных страхов, и волны смертей от очередного витка эпидемии. Рискнем предположить, что Украина могла бы освоить производство вакцины «Спутник V» даже раньше, чем Белоруссия. В свое время русская эпидемиология зарождалась вокруг Пастеровской станции в Одессе, открывшейся за месяц до аналогичной в Москве. Уже после Великой Отечественной войны в Киеве был основан Институт инфекционных болезней АМН СССР (сегодня – Институт эпидемиологии и инфекционных болезней имени Льва Громашевского), а харьковское предприятие «Биолек» производило вакцины еще с советских времен и даже в период независимости. И вряд ли повторение технологии производства вакцины «Спутник V» стало бы для них непосильной задачей.

Как мы знаем, этот проект пытались запустить дважды, но сегодня он окончательно закрыт. Тогда как в Белоруссии завершили вакцинацию врачей, прививают учителей и соцработников, а с апреля готовятся приступить к массовой вакцинации. И даже китайскую вакцину (а она в Белоруссии тоже есть) там получили не только раньше, чем на Украине, но и в полном объеме.

Да, Украина – не Белоруссия. И даже с российской вакциной там не успели бы избежать сегодняшней волны заболеваний. Но эта волна могла быть гораздо меньше. Диспетчерам не приходилось бы заниматься сортировкой, врачам – падать с ног в поисках кислорода, а пациентам ковидных больниц – умирать со скоростью 300-350 человек в сутки.

Вина за всё это целиком и полностью лежит на высшем руководстве Украины. В прошлом году они выбрали неверную стратегию обеспечения Украины вакцинами. Сегодня – камуфлируют этот провал еженедельными санкциями против всех и вся, отказываясь признавать лишь свою очевидную некомпетентность.

Взгляд