«Война» возвращается с фронта


Мемы — в мемориз!, 18.02.2018 16:43   –   pavel-shipilin.livejournal.com  


Акционистка, сооснователь арт-группы «Война» и мать троих детей Наталья Сокол по кличке Коза, беременная четвертым ребенком, обратилась к уполномоченному по правам ребенка РФ Анне Кузнецовой с просьбой о срочной эвакуации из Германии. Отец семейства арестован, где он, неизвестно. Наталья и дети живут в лодке и жутко мерзнут.

Анна Кузнецова обещала помочь.

Эта фотография из Фейсбука Натальи Сокол подписана лаконично, но выразительно: «Минус семь».

Всем все понятно: асоциальная публика не приживается ни в «мракобесной» России, ни в Европе, где все сплошь светлоликие эльфы. Кроме того, своим поклонникам и западным спонсорам все эти протестуты интересны до тех пор, пока они борются с путинским режимом. Но как только активисты пытаются расширить зону своей борьбы до европейских режимов, их сажают в тюрьму.

«Война» вышла из доверия у Запада и российского фан-клуба, когда вдруг похвалила Владимира Путина и одобрила возвращение Крыма на родину. Интерес к ним тут же пропал. А у нас его никогда и не было.

Подробности европейских злоключений Козы (Натальи) и Вора (Олега Воротникова) с тремя детьми, описаны в интервью с отцом семейства, опубликованном прошлым летом в газете «Завтра». Довольно любопытно. Хотя и субъективно, разумеется. Но чувствуется, что Вору не хватает российской свободы, за которую он неистово боролся на родине. Здесь не забалуешь.

27 января семью выселили из дворницкой, глава семейства оказал сопротивление и или арестован, или ушел, как написала Коза в Фейсбуке. Она с детьми поселилась на лодке, оставленной хозяевами на озере.

Запись от 2 февраля: «Завтра неделя как пропал Вор. Арестован он, жив или нет, у меня никаких сведений. Пробовала загнать дачку в тюрьму Моабит — не приняли: значит, его там нет? Обращалась к юристам — отказываются содействовать. А здешнюю прессу не пробить, это пропагандистский железобетон. Живу с тремя детьми на лодке с брезентовыми стенами, — чтобы не сидеть в пересыльной тюрьме, ожидая конвоя в швейцарский концлагерь, где людей держат по два года в кладовках под землей. Друзей или хоть каких-то вменяемых знакомых у меня в Берлине нет. За годы вокруг нас здесь намолена зона отчуждения».

Я понимаю и даже разделяю ваше отношение к Козе и Вору. Если бы они были вдвоем, то пусть бы и жили, как хотят — за что, как говорится, боролись, на то напоролись. Но дети — 8, 6 и два года, ситуацию, согласитесь, меняют.

Ридус спросил читателей об их отношении к идее эвакуации акционистов-скитальцев домой. И вот какие ответы получил.

Попробуем и мы.

View Poll: #2078449

Сегодня в СМИ