Что такое Советский Союз? В нашем сознании это в первую очередь одна из двух сверхдержав, которая успела победить в самой масштабной в истории человечества войне, построила океанский флот и была способна уничтожить все живое на планете несколько десятков раз. На фоне этого могущества мы часто и не подозреваем, насколько бедной страной был СССР на заре своего существования.

В 20-е годы страна кое-как пыталась оправиться от последствий двух разрушительных для нее войн – Первой мировой и Гражданской. До этого момента Россия была сильной европейской державой, но похвастаться уверенным промышленным лидерством все-таки не могла. А тут еще и масштабное разорение.

Во время Русской смуты на страну с разных сторон набросились интервенты. Но тогда от них удалось избавиться сравнительно легко – в первую очередь, потому что великие державы сами устали от большой войны, и политическая обстановка внутри не позволяла прислать большие контингенты. А что бы случилось, если бы обстановка изменилась?

Победившие большевики имели в своих руках РККА – мотивированную армию с реальным боевым опытом. Но материально-техническое оснащение, сильнейшее во время Гражданской войны, оставляло желать лучшего в серьезной войне против сильного внешнего врага. После Гражданской серьезными проблемами было обеспечить всех младших командиров часами (сверять время для одновременных атак с разных направлений) и выбить хотя бы пригоршню лишних патронов для огневой подготовки на человека. В 20-е годы серьезнейшими потенциальными противниками считались Польша и Финляндия. Если молодой СССР хотел выжить, эту ситуацию надо было менять. А сделать это можно было, только радикально повысив промышленный уровень страны.

Помощь откуда не ждали

Большевиков много кто много в чем упрекал, но никто и никогда – в отсутствии решительности. Осознав возможные перспективы и дав стране немного успокоиться недолгим периодом НЭПа, они принялись решать индустриальный вопрос. Но получалось далеко не всё – пытались строить и Магнитогорский комбинат, и некоторые ГЭС, и тракторные заводы. Почти всё не давало результата.

Причиной, разумеется, был не «социализм» и не «врожденная криворукость большевиков» – позже, поднабравшись опыта и подготовив специалистов, они тянули и не такие проекты. Хотя, конечно, коммунистическая идеология делала свое дело, пугая уезжавшие из страны квалифицированные кадры. Хотя много кто покинул Россию и в попытках найти лучшую участь просто из-за обнищания страны на фоне двух разрушительных войн. Результат был один – на воплощение могучих планов просто не хватало людей.

Фото: РИА Новости

Москве отчаянно, как воздух, требовались технические компетенции, которые позволили бы построить заводы и обучить производственников – того, что оставалось в стране от Царской России, не хватало. Да даже если бы остались все – замах был слишком большой, а отведенного как проектировщиками, так и самой жизнью времени было очень мало.

Помощь пришла, откуда не ждали – из капиталистической, «дикой» на социальные гарантии, Америки – полной, казалось бы, противоположности строящегося социалистического государства. Американцы проектировали целые заводы-гиганты, поставляли для них все оборудование и сами руководили его монтажом и пуском производства. Они не только продавали патенты и лицензии на изготовление своих грузовиков, тракторов и даже танковых шасси, но и обучали у себя советских рабочих – таким образом, формировался костяк, передающий знания остальным. Тот же ГАЗ – чисто американское детище, а ведь этот автогигант – лишь один из десятков и сотен больших проектов.

Взять, к примеру, новые тракторные заводы вроде Сталинградского – позже на них будут делать танки. Но в 20-е годы, при попытках наладить массовое производство тракторов своими силами, на существующих заводах получалось изготавливать сотни машин в год. А хотелось как минимум десятки тысяч. Можно было, конечно, пытаться «вырастить» мощные заводы самим, но это заняло бы время, десятки как минимум лет. А при покупке заводов-гигантов «под ключ» экономился этот драгоценный, в условиях межвоенного периода, ресурс. Американское участие фактически определило облик и конструкцию таких грандиозных строек индустриализации, как Днепрогэс, грандиозный Магнитогорский металлургический комбинат, АЗЛК (позже он будет выпускать «Москвичи», но начинал с лицензионных «Фордов»), Харьковский тракторный завод, выпускавший танки до войны и частично эвакуированный в начале ВОВ. Этот список при желании можно продолжать очень долго.

За всю эту радость нужно было, конечно, платить чудовищную цену – чтобы получать валюту в нужных объемах, Советский Союз был вынужден продавать за границу зерно в разгар бушующего в собственной стране голода и вывозить за рубеж бесценные произведения искусства. Но чем бы при этом ни руководствовалась такая политика, в итоге сам расчет оказался верен.

На Европу неотвратимо надвигалась пора суровых испытаний, и когда в 40-е грянула масштабная война, СССР оказался готовым к ней, насколько в принципе можно было быть готовым, имея такое время и такие стартовые условия, как в начале 20-х годов. Страна перенесла суровейшие испытания, но при этом имела достаточную индустриальную базу, чтобы выстоять и в принципе отстоять свое существование. Не выживи Советский Союз в 1941 году – сегодня не было бы никакой России. Так что, при всех проблемах, при всех страданиях, ужасных голодных смертях и океанах пролитого пота, американское участие – даже сполна оплаченное деньгами – принесло стране реальную пользу, выиграло для нее бесценное время. Вопрос только в том, как же удалось этого участия добиться.

С чего такая щедрость

Звон золота и шелест валюты всегда был для американцев важнейшим мотиватором и двигателем прогресса. Но одно дело – наживаться на продаже готовой продукции, и совсем другое – возводить кому-то тяжелую промышленность практически с нуля, своими же руками порождать нового конкурента. К счастью для Советского Союза, Америке в начале 30-х выбирать особо не приходилось. Осенью 1929-го грянула Великая депрессия, смешавшая все карты. Множество фирм и заводов было поставлено на грань выживания, и они были готовы браться за любую работу. А русские платили золотом и долларами – вот капиталисты и бросались «продавать коммунистам веревку», на которой те не так давно грозились их же повесить.

К тому же потенциальную паранойю насчет коммунизма отчасти гасили два фактора. Во-первых, сама социальная обстановка Великой депрессии, в которой множество американцев или уже потеряли работу, или страшно боялись ее потерять. Возможность в любую секунду оказаться выброшенным на улицу здорово меняла мировосприятие и повышала симпатии в обществе к левым идеям. А найти в то время более убедительный источник левых идей, чем Советский Союз, было невозможно. Во-вторых, немалую лепту в улучшение собственного позиционирования вносил и сам СССР. Он не только платил готовым переехать американским рабочим щедрую зарплату в долларах, но и умело пропагандировал свой образ строителя социализма. Причем не бездарной, носящей обратный эффект долбежкой мозга, как это делалось в брежневские времена, а ловко и с энергией.

Чего только стоили регулярные авиаперелеты. Например, бомбардировщик ТБ-1, носивший имя «Страна Советов», в 1929 году пролетел через большую часть СССР, Тихий океан и всю Америку, в итоге завершив свой тур в Нью-Йорке. Везде по пути самолет собирал огромные толпы – в то время летчики были не обычными «работниками неба», а настоящими рок-звездами, собиравшими стадионы и легионы газетчиков. А сказать русским пилотам было что, и каждый такой перелет всегда вносил увесистый вклад в копилку советской soft power.

Именно сочетание этого умелого пиара, понимания, чего страна в принципе должна достичь и железной последовательности, даже когда она стоила боли и страданий, а также везения в виде той же Великой депрессии, и позволило индустриализовать СССР. Именно поэтому появилась база для победы в ВОВ и в итоге всего хорошего, что принес нам Советский Союз – от полета в космос до строительства массового жилья и грандиозной инфраструктуры. А это значит, что игра стоила свеч.

Взгляд